ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вы полагаете, что Бойко уже разыскал?

- Да.

- Что ж, пожалуй, я поеду сам…

17 .

Воронов так и не дождался Бойко, хотя и пробыл у него на квартире допоздна. Не появился он и на следующий день.

Каримов встревожился. Позвонил Долгову, спросил, где Бойко. Долгов ответил, что Бойко выполняет важное задание и вернется в город, очевидно, недели через две.

- Почему же вы не поставили нас в известность? - спросил Каримов.

- Простите, Азиз Мурадович, не успел, - ответил Долгов с иронией.

- Тогда, товарищ полковник, разрешите приехать к вам?

- Сейчас?

- Да.

- К сожалению, Азиз Мурадович, я не могу принять вас: уезжаю в министерство.

- Мне очень нужно. -

- Что-нибудь случилось?

- Я должен поговорить с вами о деле «таксистов».

- Появились интересные данные? - В голосе Долгова прозвучало беспокойство.

- Мы напали на след грабителей.

- Конкретнее!

- Это не телефонный разговор.

Долгов задумался. Так решил Каримов, потому что трубка молчала, лишь слышались слабые шорохи и чье-то далекое покашливание. Видно, Долгов был не один в кабинете.

Воронов шепотом спросил Каримова:

- Ну, что он?

Каримов прикрыл ладонью микрофон.

- Молчит.

- Может быть, сказать ему, куда ведет след?

- Не нужно. Наше предположение, возможно, построено на песке.

- Ладно.

Долгов наконец откликнулся:

- Приезжайте через час.

В трубке раздались гудки отбоя.

Воронов вопросительно посмотрел на Каримова.

- Согласился?

- Встретимся через час.

- В управлении?

- Да.

- Значит?..

- Не знаю, Алексей Дмитриевич, голова идет кругом… Понимаешь, Бойко в городе нет. Будет недели через две. - Каримов встал из-за стола, быстро прошелся по кабинету.- Скажи мне, пожалуйста, кто в этом отделе начальник: я или Долгов? Почему он без моего согласия так поступил? Почему?

- Этот вопрос задайте ему, Азиз Мурадович,- сказал Воронов. - Думаю, что он ответит вам.

- Ну, а если не ответит?

- Ответим сами.

В кабинет заглянул Тимохин. Увидев Каримова и Воронова, он вытянулся у порога, щелкнул каблуками сапог.

- Товарищ подполковник, вас просит к телефону секретарь заместителя начальника управления милиции.

- Какого заместителя?

- Первого.

- Каримов недоуменно посмотрел на дежурного.

- У меня оба телефона свободны. Почему он позвонил вам? Может, вы сами к нему обратились? Вы ведь друзья.

- В некотором смысле. Только я не звонил, товарищ подполковник.

- Ладно.

Каримов вышел и минуты через три вернулся назад. Лицо его было мрачным.

- Встреча отменяется? - спросил Воронов.

- Отменяется.

- По неизвестным причинам?

- Да.- Каримов прошел к столу, нервно побарабанил пальцами по стеклу.- Узнай всеми правдами и неправдами, где Бойко. Нужно обязательно с ним связаться. Думаю, что ты сумеешь найти с ним общий язык. Он не карьерист, не подхалим… Что-то столкнуло его с пути. Узнаешь? Я надеюсь на твой опыт и такт. Звони ко мне в любое время суток.

- Хорошо, Азиз Мурадович.

- Еще одно: подумай об очередном партийном собрании. Я считаю, что мы в самое ближайшее время должны поговорить о чести и долге работника милиции. Я могу подготовить доклад. Не возражаешь?

- Не возражаю.

- Благодарю. - Каримов слабо улыбнулся, подошел к креслу, однако не сел, снова взглянул на Воронова. - Ты не забыл о встречах сотрудников с коллективами предприятий района?

- Я составил список, учел ваши замечания и предложения. Кандидатуры необходимо обсудить.

- Согласен… Засучивай рукава.

- Есть.

18.

Механосборочный цех, в котором работал Борис Цыбин, встретил Сорокина размеренным рабочим гулом. Сорокин постоял некоторое время у дверей, обдумывая, как быть дальше, потом направился вдоль станков. На него никто не обращал внимания. Очевидно, здесь привыкли к незнакомым людям. Правда, когда он залюбовался готовой сеялкой в конце конвейера, к нему подошел пожилой рабочий в замасленной спецовке.

- Нравится?

- Нравится.

- Нам тоже нравится, - сказал рабочий. - Сеялка что надо. Вот только жаль, что тяжелы мы на подъем. Могли бы выпускать больше таких вот красавиц, если бы по-настоящему захотели… Вы, случаем, не из газеты?

- Из газеты,- кивнул Сорокин. «Зачем знать рабочим, что в цехе сотрудник уголовного розыска. Цыбин может оказаться хорошим человеком, совсем не тем, за кого я принимаю его сейчас. Потом попробуй восстанови авторитет парня».- Из газеты,- повторил Сорокин.

- Очень приятно. Кондрат Тихонович Грабля, - представился рабочий. - Я сразу понял, что вы из газеты. Больно уж дотошный ваш брат. Все ему надо, все увидеть, все потрогать руками… Это, конечно, не плохо. Как же иначе? Если хочешь рассказать людям правду, то сперва сам докопайся до нее… Я и говорю, что при этой же производственной мощности и с этими же людьми можно выпустить больше сеялок… Больше!

- Каким образом? - спросил Сорокин.

Грабля оживился:

- Посмотрите сюда, пожалуйста.

В нескольких метрах от Сорокина чернел металлический барабан. Два парня бросали в него тяжелые чугунные болванки.

- Поняли?

- Не совсем.

- Ручной труд в век автоматики! Эти ребята могли бы с успехом выполнять более сложную работу, скажем, обрабатывать те же болванки. Резерв? Резерв! Дальше. Мы не всегда разумно используем материалы. У нас не хватает для этого времени. Мы постоянно куда-то спешим. Что-то запарываем. В чем-то ошибаемся.

- Значит, вы сами виноваты в том, что не полностью используете возможности?

- С виду, конечно, так, - невесело улыбнулся Грабля.- Люди у нас, вообще-то, хорошие. С ними можно горьы свернуть. Беда -«сам» немножко хромает. Не в ту сторону целится. Вы своим пером проберите его хорошенько. Нас тоже не жалейте - заслуживаем. Можете фельетончик написать. Только не медлите. В данном случае медлительность совсем ни к чему. Впрочем, вы это сами прекрасно понимаете. Не мне вам говорить.

- Понимаю, - согласился Сорокин. - Вот вы сейчас сказали, что у вас хорошие люди. Не можете ли назвать самых лучших?

- Почему не могу? Могу.

Фамилию Бориса Цыбина Грабля не назвал.

- Ну, а лодыри у вас водятся?

- Водятся, - вздохнул Грабля. - Правда, мало…

- Может быть, назовете?

Среди лодырей Бориса Цыбина тоже не оказалось. «Значит, он ходит в середняках», - подумал Сорокин.

- Спасибо, Кондрат Тихонович, за информацию.

- Ты поговори с другими рабочими,- посоветовал Грабля.- Узнаешь, какие тут порядки. Сначала, конечно, побывай у «самого», не то обидится.

«Сам» сидел в небольшом полукруглом помещении, заваленном деталями и заготовками. Он вопросительно взглянул на Сорокина поверх очков, зачем-то переставил с места на место чернильницу, нетерпеливо постучал по столу пальцами.

- Добрый день, - сказал Сорокин.

- Добрый день.

- Як вам по делу.

- Без дела ко мне не ходят. Что надо?

- У рас работает Борис Цыбин?..

- Борис Цыбин? Работает. В какой мере он интересует вас? Как человек? Как производственник? Собственно, кто вы такой?

- Я из милиции.

- Из милиции? - начальник цеха снял очки, положил на чертежи, откинул назад волосы, прикрывавшие лоб.

- Я из милиции,- повторил Сорокин.- Нас интересует рабочий Борис Цыбин.

- Надеюсь, он ничего страшного не совершил?

- Мы не всегда интересуемся теми, кто совершил что-то страшное.

- Зачем же он нужен вам?

- Думаем привлечь его в дружину.

- В дружину? Это хорошо,- оживился начальник цеха.- В дружине нужны смелые парни. Цыбин подходит. Он не даст спуску хулиганам. В общем, одобряю!

- Вы давно его знаете?

- Года полтора. Деловой парень, - все больше оживлялся начальник цеха.- Если бы все были такие, как он, за полмесяца план можно выполнить. К сожалению, некоторые работают больше языком, чем руками. Вы тут с одним говоруном уже беседовали.

16
{"b":"578854","o":1}