ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мила молчала. Все тело ее вздрагивало от какого-то нервного озноба. Губы были белыми. Лицо казалось неживым. Тимур наклонился к ней.

- Мила!..

- Оставь меня!

Тимур поднялся, сделал шаг к двери.

Мила ожила. Вскочила с дивана, бросилась к Тимуру.,

- Прости, Тимурчик, прости! Я не думала обидеть тебя, не думала. Хотела помочь Женьке. Жаль его… Он же мой брат… Прости! Прости! Я люблю тебя, Тимурчик! Очень люблю! Я сама не знаю, как могла придумать такое!..

Тимур взял ее руки и стал горячо целовать ладошки.

Он простил все.

17.

Они решили пройтись по городу. Был тихий мартовский вечер. Уличные фонари, окруженные легким голубоватым сиянием, тускло освещали улицу, заполненную прохожими.

- Хорошо, правда?

- Хорошо, Мила!

Они свернули на небольшую площадь, окруженную вековыми чинарами, постояли немного, любуясь небом, потом пошли к скверу.

- Зайдем?- кивнул Тимур в сторону «пятака».

Мила в знак согласия склонила голову.

В углу оказался свободный столик. Тимур заказал бутылку сухого вина, плитку шоколада и мороженое.

- Надо закрепить мир,- ответил он на молчаливый вопрос Милы.

Она слабо улыбнулась.

- Надо.

Сидевший за соседним столиком высокий брюнет бросил Тимуру с издевкой:

- Что же ты даму угощаешь тухлой водичкой? Денег на шампанское нет? Работать нужно!

- Не обращай на него внимания,- шепнула Мила.- Видишь, он еле дышит.

- Вижу,- зло проговорил Тимур. В других обстоятельствах он не спустил бы насмешки, заставил бы брюнета просить прощение.

- Ешь, мороженое растает… Стоит ли расстраиваться из-за пустяков. Умей сохранять выдержку - это необходимо в твоем деле.

- Попытаюсь.

- Вот и молодец.

Мила взяла ложечку и начала задумчиво мешать мороженое.

Минуты через полторы к Тимуру подошла официантка и шепнула:

- Мне нужно поговорить с вами. Пройдите незаметно в судомойку.

Тимур кивнул, сказал Миле:

- Есть фруктовое мороженое, может быть, закажем?

Мила улыбнулась.

- Нет, я не люблю фруктовое.

Официантка удалилась. Тимур неторопливо доел свою порцию, отпил из фужера вина, снова предложил Миле:

- Давай все-таки закажем фруктового.

- Как хочешь.

Тимур поднялся и заспешил к буфету.

Официантка взволнованно спросила, как только Тимур оказался у стойки:

- Вы работаете с Николаем Аркадьевичем?

- Да.

- Здесь он…

- Николай Аркадьевич?

- Да нет,- махнула рукой официантка,- тот человек, которого вы ищете. Он сидит рядом с вашим столиком. Черный такой. В светлом костюме.

Тимур почувствовал, как у него начали холодеть кончики пальцев.

- Вы не ошиблись?

- Что вы, молодой человек… Он сегодня второй раз здесь,- сообщила официантка.- Я звонила Николаю Аркадьевичу, да никто трубку не берет… Вы его сейчас арестуете? Только, пожалуйста, не стреляйте,- испуганно посмотрела она на Тимура, который в это время перебирал в кармане ключи.- Я ужасно трушу, когда слышу выстрелы. Это такой кошмар! Вы меня слышите?

- Да-да!

- Может быть, вам помочь? У меня сидит тут один знакомый, я шепну ему, если надо. Он боксер… Только, пожалуйста, не стреляйте! Хорошо?

- Обойдусь без выстрелов,- как можно солиднее произнес Тимур.- Знакомому ничего не говорите.

- Ага.

Выстрелы не потребовались. Вообще ничего не потребовалось. Когда Тимур снова появился в зале, столик, за которым сидел брюнет, был пуст. Тимур выскочил на улицу, уверенный в том, что незнакомец находится где-нибудь рядом, однако ни у кафе, ни на аллеях сквера брюнета не оказалось.

- Где ты пропадал?- удивленно спросила Мила, когда Тимур вернулся из поисков.

- Прости, пожалуйста,- буркнул Тимур.- Мороженое виновато.

- Так где же оно?

- Сейчас принесут.

- В мороженом ли дело?-строго посмотрела на Тимура Мила.- На тебе лица нет. Что-то стряслось?

- Ничего… Так. Пустяки…

- Я смотрю, пустяки дорого тебе обходятся. Глупость, брошенная брюнетом, вывела стража порядка из равновесия, отсутствие мороженого заставило побледнеть.

- Кстати, ты не заметила, куда он делся?

- Кто?

- Да этот брюнет.

- Не заметила. Я просто не интересовалась этим пьяным дураком.

- Понимаю… Случайно все-таки могла увидеть, в какую сторону он пошел.

- Говорю тебе, что не смотрела на него.

- Жаль.

- Странно. Ты заставляешь меня интересоваться другими мужчинами. Вот не ожидала…

- Ты не так поняла меня, Мила.

- Не так? Как же надо понимать тебя?

- Обычно…

- На обычное это не похоже.- Мила тронула руку Тимура.- Что случилось? Объясни же!

Тимур подумал и решил, что теперь, когда они с Милой сошлись так близко, он может кое-что ей доверить. Ей нужно, пожалуй, сказать. В другой раз, при такой же ситуации, Мила поведет себя иначе…

- В общем, этот тип - один из грабителей,- выдохнул Тимур.- Его надо было задержать. Что я теперь скажу Николаю Аркадьевичу?

- Скажи, что не успел.

- Прозевал, значит. Какой же я после этого оперативник?

- Ошибки у каждого могут быть.

- У каждого, только не у работника уголовного розыска.

- Вы что - святые?

- Не святые. Все же нам никак нельзя ошибаться.

- Так ты не ошибся? С чего решил, что пьяный брюнет - преступник?

- Учуял!

- Я серьезно спрашиваю!

- Чудачка ты, ей богу. Ну, зачем тебе это знать? Говорю, преступник, значит преступник. В общем, строгий выговор заработал. Весело же я начинаю свою биографию оперативника. Упустил такого гуся!

- Не беспокойся, ты его еще встретишь,- подбодрила Мила.

- Встречу! Никуда он от меня не денется.

- Никуда,- подтвердила Мила.

Тимур внимательно посмотрел на нее.

- Почему ты уверена, что я его встречу?

Она задорно улыбнулась.

- Вы же оперативники, не ошибаетесь!

Повесть четвертая

КРУТЫЕ СТУПЕНИ

1.

Каримов вошел в кабинет Долгова, приложил руку к козырьку фуражки, доложил:

- Начальник центрального районного отдела милиции подполковник Каримов прибыл по вашему приказанию!

Долгов оторвался от бумаг, жестом указал на кресло, стоявшее у длинного приставного стола.

- Пожалуйста, садитесь.

- Благодарю.

Каримов прошел вперед.

В кабинете хозяйничали солнечные лучи. Они нежились на зеркальной поверхности книжного шкафа, занимавшего почти всю стену у двери, широкими полосами лежали на зеленом сукне, покрывавшем приставной стол.

- Я вас слушаю, товарищ полковник.

- Вы закончили дело о «таксистах»?

- Почти,- сказал Каримов.

- Что значит «почти»?

- Это значит, что еще не все преступники установлены,

- Та-а-ак… Скажите, пожалуйста, почему это дело поручено человеку, слабо представляющему себе, что такое наша служба?

- «Таксистами» занимается один из лучших оперативников отдела,- ответил Каримов.- Это вам должно быть хорошо известно. Вы неоднократно бывали на наших оперативных совещаниях.

- Если все работники вашего отдела такие, как Сорокин, то нам с вами совершенно нечего делать в милиции. Нас просто-напросто надо гнать отсюда! Вы знаете, что он натворил?

- Натворил?-насторожился Каримов.- Думаю… нет, уверен: Сорокин не способен совершить плохой поступок.

- В этом вся ваша беда, Каримов. Вы слишком доверяете людям. Даже тогда, когда они этого не заслуживают. Неужели вы не помните: доверяя - проверяй!

- Что все-таки… натворил Сорокин?

- Оскорбил Боброва. Это - во-первых. Во-вторых, поднял руку на его жену.

Каримов встал, посмотрел удивленно на Долгова, потом рассмеялся.

- Простите, товарищ полковник. Однако вы действительно меня развеселили. Кто вам сказал, что Сорокин поднял руку на жену Боброва?

- По-моему, это не имеет значения. Важны сами факты! Вот, пожалуйста, полюбуйтесь!- Долгов извлек из стола лист бумаги, протянул Каримову.

47
{"b":"578854","o":1}