ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но… как же мы теперь отыщем твое старое тело, мой князь? – осторожно поинтересовался отрок.

– А нам и не нужно его искать, Велимор, – глухо засмеялся друид. – Надо лишь произнести заклятие над Камнем… И обагрить его человеческой кровью.

– Ночью убьем этого? – понимающе кивнул молодой волхв.

– Нет. – Друид мотнул головой, и розовые, мелко завитые волосы его смешно затряслись. – Он может пригодиться.

– Тогда возьми мою! – поднял глаза Велимор. – Всю, до последней капли.

Друид потянулся к лежащему на столе ножу:

– По-видимому, так и придется сделать. Не бойся, я не возьму всю…

Содрогнувшись, волхв Велимор закатал рукав, обнажая вены. Видно было, как задрожали от страха его губы.

Полыхнув глазами, друид резко полоснул лезвием прямо по локтевому сгибу. Волхв дернулся, и на стол брызнула темная кровь.

– О великий Кром Кройх! – возопил друид. – О Морриган, о Дагд, о богиня Дану, испейте же ваш любимый напиток, насладитесь же и помогите…

Он упал на пол, покатился, забившись в судорогах, и в уголках накрашенных ярко-красной помадой губ выступила пена…

– О Кром!

Марина Левкина, русская медсестра из частной клиники доктора Норденшельда, звонила в дверь уже довольно долго. На собрании членов благотворительной организации было решено оказывать трагически лишившемуся обоих родителей мальчику – Хансу Йохансену – всемерно возможную помощь. Вот и сейчас, по дороге на работу, Марина завезла Хансу продукты, из которых на выходных намеревалась сварить суп. Интересно, сколько еще бедному ребенку жить одному? Хотя это, наверное, уж куда лучше, чем в приюте. Все-таки родной дом, хоть и опустевший, но все же…

Однако же что ж он не открывает? Ведь договаривались… Левкина достала мобильник… Никакого ответа! То есть гудки-то шли, и длинные, только вот трубку никто не брал. И главное, музыки в доме слышно не было… Может, Ханс ушел куда-нибудь? Придется заехать в следующий раз или попросить Марту, жену таксиста Акселя… Кстати, вот Акселю-то и удобней всех будет завезти, все равно каждый день мотается в Снольди-Хольм и обратно. Марина пошла обратно к машине – не новому, но вполне еще боеспособному «форду-сиесте» – обернулась в воротах… В нижнем окне, где столовая, дернулась штора.

Проснулся, наверное!

Марина вновь поднялась на крыльцо, позвонила…

Дверь открыла улыбчивая старушка с ярко-розовыми кудрявыми волосами.

– Я Анна-Ханса Херредаг, – не переставая улыбаться, представилась она, держа за спиною руки. – Гражданка Канады.

– А, так вы бабушка Ханса! – с облегчением воскликнула Левкина. – А мы уж так вас ждали. Возьмите продукты, – она поставил на порог тяжелую сумку, – это от благотворительной организации, я там в волонтерах. А где же Ханс, небось, спит еще?

– Ушел, – улыбнулась бабуся. – Придет вечером. Из-за его спины выглянул бледный темноволосый подросток с испуганным лицом дебила.

– Гу даг! – поздоровалась с ним Марина. Не ответив, парень тут же убежал внутрь коридора. Правая рука его, в локте, была замотана окровавленной тряпкой.

Мой воспитанник, Вэлмор, – кратко пояснила бабуля. – Рада была вас видеть. Со стуком захлопнулась дверь.

– Я тоже. – Пожав плечами, Марина пошла к машине, почти физически ощущая две пары глаз, устремленных ей в спину.

– Странные какие-то родственники у Ханса, – покачала она головой, отъезжая. – Ну, все равно не чужие. Теперь-то уж точно не заберут парня в приют. – Она улыбнулась: завтра, да, да, уже завтра, из Петербурга прилетает мать с маленьким сыном-первоклассником, которого Марина не видела аж с лета. Уже были куплены подарки, аккуратно сложены в спальне: матери – теплая пуховая куртка, а сыну – кроссовки и игрушечная железная дорога, очень даже не дешевая, между прочим.

– Кто это был, повелитель? – боязливо озираясь, поинтересовался волхв Велимор.

Друид отмахнулся:

– Не знаю. Какая-то женщина.

Форгайл Коэл думал. Зря, ох зря, взял он с собой этого трусоватого парня. Обуза! Самая настоящая обуза. Сам-то друид мог пользоваться знаниями того, чье тело и мозг захватил черным заклятием, а вот что касалось молодого киевского волхва. Может, его убить? Нет, слишком поздно. Значит, нужно как-то использовать, чтоб зря хлеб не ел… Тем более что ему теперь и хлеб-то не нужен, только кровь, живая кровь, ведь Велимор – оборотень, а это может и пригодиться. Пока, правда, неизвестно зачем и как, но кто знает? Эх, был бы жив Варг! Он-то местный, уж с его-то помощью враз отыскали бы и отступницу Магн… и Того, кто составлял вторую часть Хельги-ярла! Того, кто может… Страшно подумать – что именно может.

Друид скосил глаза на Велимора. Тот притулился в углу дивана и медленно потягивал чай из большой красной чашки, сработанной из неизвестного легкого материала… из «пластмассы» – подсказывало чужое знание. Встав, Форгайл подошел к окну, внимательно осматривая округу, чувствуя, как волхв следит за ним затравленным взглядом. С нехорошей усмешкой друид повернулся к незнакомому серебристому предмету, похожему… да вообще ни на что не похожему! Сундук какой-то. В мозгу всплыло название – телевизор – и какая-то «Санта-Барбара». А вот если нажать на эту штучку…

Друид так и сделал.

– …приветствует вас, уважаемые господа телезрители!

Появился в «сундуке» какой-то лохматый мужик в голубой одежде, завидев которого Велимор с воем убежал в спальню.

– Мы, Ральф Гриль и оператор Ларе Кенстади, желаем вам приятного вечера. К криминальным новостям. Инспектор Ньерд Плеске любезно согласился ответить на некоторые наши вопросы. Добрый вечер, инспектор.

– Здравствуйте…

Друид приглушил звук и поднялся в спальню, где буквально за шиворот вытащил из-под кровати волхва.

– Сядь и смотри, – жестко приказал он. – Если не хочешь, чтобы я превратил тебя в камень.

Дрожа всем телом, Велимор спустился по лестнице.

– Это всего лишь картинки, – кивнул на работающий телевизор Форгайл. – Они не могут напасть на тебя и причинить вред. Как и ты не можешь с ними ничего сделать, ну разве что выключить. Но от этого они не перестанут существовать. – Друид выключил телевизор и снова включил. – Чувствую, где-то здесь рядом должна быть еще одна управляющая штука – пульт. Ага, вот, кажется, она… Ну-ка, подай-ка, Велимор. Да не бойся, это же не змея, не укусит! Вот…

На экране вновь возник лохматый мужик и рядом с ним – другой, молоденький и белобрысый. Время от времени их лица сменялись движущимися картинками.

– О! – Узнав автобусную остановку, Велимор показал пальцем на экран.

– Вижу, – сухо кивнул друид и прибавил звук. Что-то не понравилось ему такое внимание к месту их появления.

– …случайно оказавшимися здесь девушками. Пострадавший, чье имя сейчас устанавливается, вовсе не стал жертвой преступников, а, скорее всего, потерял сознание от причин, так сказать, внутреннего характера, которые сейчас устанавливают медики…

На экране вдруг появилось огромное фото Дирмуда. Велимор отшатнулся:

– Так это же…

– Да, это я. Вернее, князь Дирмунд. И что с того?

Экран крупно наехал на белобрысого:

– И последний, можно сказать, провокационный вопрос. Правда ли, говорят, что незнакомец тайно исчез из городской больницы?

– Без комментариев.

– Наше колдовство подействовало, Велимор, – выключив телевизор, облегченно улыбнулся Форгайл.

– Об этом тебе сказал этот сундук?

– А ты не так уж и глуп, волхв. Тебе следует побыстрее привыкнуть к тому, что тебя окружает, иначе ты будешь мне не помощником, а обузой. Сможешь?

– Прикажи, и я попробую, мой господин.

– Завтра же попрошу Ханса показать тебе город.

– Ханс – это наш парень?

– Ну да. Какой-то мой внук или правнук, точно не разберу.

– Твой внук?!

– Ну, внук этой женщины, в теле которой я нахожусь. Боги помогли нам – теперь не нужно скрываться и вызывать ненужные подозрения у местных жителей. Можно приступить к главному – к поиску. Жаль, тебе не осилить язык… Впрочем, для начала перестань смотреть на все так, словно тебя стукнули дубиной по голове. В здешних поселениях имеются самодвижущиеся повозки, они называются… – друид прикрыл глаза, – автомобиль, трамвай, автобус. В доме тоже много чего есть, чему не следует удивляться. Пойдем, я покажу… А заодно посмотрю и сам.

43
{"b":"579","o":1}