A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
71

– Еще б не слыхал, и про мерян, и про князя их, Миронега.

– Про Миронега?! – Ксанфий пристально посмотрел на Дивьяна. – И ты можешь что-то рассказать мне о Миронеге?

– Пожалуй, нет, – Дивьян пожал плечами. – Вот мой князь, он может.

– Князь?

– Ну да… Послушай-ка, этот твой напарник хотел тебя прирезать там, у пруда… Не хватай меч, если убьешь меня – никогда не узнаешь про Миронега.

Со стороны пруда вдруг послышался шум. Новые знакомцы переглянулись и, не сговариваясь, со всех ног понеслись туда.

Фриддлейв, с пеной у рта, катался по земле в жутких судорогах, глаза его выкатились из глазниц, белки пожелтели. Наконец, еще раз изогнувшись, он безжизненно вытянулся на траве.

– Кажется, он порезался собственным кинжалом, – с удивлением осматривая клинок, пожал плечами ярл.

– Вот, приятель, что было бы и с тобой! – обернувшись к Ксанфию, назидательно произнес Дивьян. – Княже, этот парень когда-то знал Миронега, мерянского князя.

– Что?!

– Значит, Вельвед жив… – выслушав краткий рассказ ярла, тихо протянул Ксанфий. – Тем лучше – есть кому отомстить. Он убил моего отца Миронега, меня продал в рабство… А что наш народ?

– Плохо вашему народу, – не стал скрывать Хельги. – Постоянные свары, стычки, междоусобицы… Наследника-то нет!

– Нет… Значит, нет… Нет, значит… Вот что, князь! Я иду с вами!

Ярл улыбнулся… и вдруг солнце в глазах сделалось черным, а в голове вновь повеял знакомый холод. Хельги снова почувствовал зов, далекий и вместе с тем близкий. Тот, кто помогал ему, тот, кто жил с ним и в нем все это время, – он теперь сам остро нуждался в помощи – Хельги ясно чувствовал это. И знал – уже знал, услыхав голос Магн, – другое… Друид, Черный друид Форгайл Коэл, покинув тело Дирмунда, оказался там, в далеком-далеком будущем, которое для ярла почему-то не казалось таким уж далеким.

– Приди! – звал голос Магн, девушки-друида. – Приди, Хельги-ярл… Ибо только ты – Тот, кто может…

– Я знаю, – опускаясь на траву рядом с трупом Красавчика, прошептал ярл. – Я остановлю друида… Я сам… Я иду!!!

Солнце словно померкло на миг, а когда вновь засияло – синие, широко раскрытые глаза князя недвижно смотрели в небо.

– Что это? – в ужасе закричал Дивьян и, с помощью Ксанфия стащив с ярла кольчугу, приложил ухо к груди.

– Ну, как сердце? – поинтересовался мерянин.

– Бьется, – Дивьян улыбнулся. – Только… очень редко.

Глава 14

ОХОТА НА ОХОТНИКОВ

Наши дни. Северная Норвегия

Криминальный роман обладает двумя преимуществами перед так называемой высокой литературой. Он всегда находил путь к массовому читателю и никогда серьезно не обсуждался в официальной критической печати.

Хяртан Флегстад. Диалектический детектив

– Новые хиппи? А кто это? – Оторвавшись от осмотра трупа, комиссар исподлобья посмотрел на Ньерда.

– Да так, – пожал плечами инспектор. – Есть тут такие, живут недалеко, в горах за Черным лесом. Коммуна у них там.

– Надеюсь, не Парижская, – пошутил комиссар. Ссутулившийся, заросший, он в этот момент более чем всегда напоминал старого сенбернара.

Погода стояла мерзкая – ветер бросал в лица полицейских пригоршни липкого мокрого снега, впрочем, здесь, в неглубоком распадке, поросшем сосною и елью, было еще относительно спокойно, а вот если подняться чуть выше… Ньерд так и сделал – не потому, что не доверял патрульным, просто привык все делать как следует, ежели, конечно, представлялась такая возможность. Сейчас вот – не представлялась. Следы, если они и были, давно замело снегом, хотя какие здесь могли быть следы, кроме звериных? Уж больно пустынное место, кому сюда и ходить, тем более в такое время? Интересно, за каким чертом принесло сюда эту молодую девчушку, лежащую теперь с перегрызенным горлом. Еще по приезде, только взглянув на истерзанный труп, комиссар сразу же предположил: это волки. Которых, правда, давненько тут не было, но вот, видимо, появились. Однако волки, прежде чем загрызть свою жертву, не раздевают ее и не связывают ей руки за спиной крепкой алюминиевой проволокой. Нет у волков проволоки, да и одежда им ни к чему… Но горло-то у несчастной разорвано! Кровищи кругом хватает, вернее – хватало, сейчас почти все уже было засыпано снегом. Значит, ее сначала сюда привели, связали, раздели, возможно – изнасиловали, а уж потом оставили на растерзание волкам. Или – сначала убили, а уж потом бросили? Впрочем, что без толку фантазировать? Следует дождаться результатов медэкспертизы.

Уже смеркалось, и полицейские зажгли фонари. В последний раз блеснули фотовспышки, осмотр заканчивали – и так почти с самого утра этим занимались. Сначала допросили ребят, студентов, выбравшихся покататься на лыжах; они и обнаружили труп, потом полдня возились на месте происшествия – без особо успеха, потому как снег.

– Эти студенты… – рассуждал вслух по дороге к машине комиссар. – Может, это они ее?

– Не очень-то она похожа на лыжницу, – усмехнулся Ньерд. – Конечно, если судить по одежде. Хотя, наверное, тоже студентка – рядом с одеждой валялась в снегу небольшая книжица Сартра. А вот сумочки с документами или там помадой нигде не было. Видно, преступники унесли с собой, либо спрятали так, что не найдешь. Нет, скорее всего, унесли.

Одежда несчастной была разбросана тут же – шерстяная юбка, красивая, черная с серебристыми блестками, нарядная праздничная блузка, ярко-желтая, с красными и голубыми цветочками, веселенькая такая, видно, погибшая девушка шла к кому-то в гости… или, скорее, возвращалась из гостей, с какой-нибудь вечеринки. Значит, надо установить – где, у кого и когда было что-либо подобное. Поспрошать молодежь. Тут, кстати, и клуб неформальной музыки неподалеку, может, там что было? Хотя нет, туда эдак не одеваются. Джинсы, заклепки, куртки, майка с какой-нибудь жуткой харей – вот стиль завсегдатаев рок-концертов. Нет, скорее всего, не там нужно искать… Впрочем, кто сейчас знает где? А может, вчера тоже был концерт? Пожалуй, стоит проверить.

Выбравшись на дорогу, комиссар распределил обязанности. Послав двух младших инспекторов в Снольди-Хольм – ближайший населенный пункт по дороге, – он повернулся к Ньерду:

– Вот что, парень, лети-ка ты к этим хиппи. Хоть и непохожа девчонка на них – да кто ее знает?

– В Черном лесу клуб есть, – кивнул инспектор. – Туда б тоже заглянуть неплохо.

– Вот-вот, загляни. Докладывай немедля.

Отряхнув шляпу от снега, комиссар, кряхтя, забрался в просторное нутро старого «ровера», а Ньерд сел за руль своего «вольво». Захлопнув дверцу, осторожно развернулся и, включив дальний свет, направился к горной дороге, именно там размещался старый заброшенный хутор, недавно отреставрированный молодежью.

Вряд ли это хиппи… Они ж вовсе не агрессивные, наоборот – ходят, всем улыбаются, правда, под шумок приторговывают легкими наркотиками, но кто ж совсем без греха?

Рассуждая, инспектор едва не прозевал поворот и, затормозив, почувствовал, как машину бросило в сторону, занесло. Ньерд еле успел выкрутить руль, остановившись прямо поперек узкой дороги. Автомобиль ткнулся передним бампером в глубокий сугроб, инспектор попробовал выбраться задним ходом – бесполезно, такое впечатление, что под колесами был отшлифованный лед, как на каком-нибудь катке. Да и особо газовать было опасно – край дороги позади обрывался в пропасть. Не такую уж и глубокую, правда, но вполне достаточную, чтобы разбиться, как уже было здесь со многими. Последний случай, кстати, произошел совсем недавно, осенью, когда в пропасть упал микроавтобус с тремя музыкантами. Да, торопиться положительно не надо. Подложить, что ли, под колеса еловых веток?

Прихватив нож и фонарь, Ньерд вышел из машины и вдруг замер, услышав чье-то далекое пение. Показалось? Нет, явно кто-то поет. Протяжный женский голос, местами переходящий в хрип и рыдания. И где-то совсем рядом! Кажется, вон за тем поворотом. И кому нужно там петь песни, тем более ночью? Впрочем, еще ведь не ночь, вечер, часов семь, вряд ли позднее… Ну да – шесть сорок семь. Просто темно вокруг – тучи. Правда, снег вроде унялся и уже не валил хлопьями, и с обрывающегося в пропасть края дороги были видны не такие уж и далекие огни Гронма. Убрав нож в карман, инспектор решительно направился к повороту.

51
{"b":"579","o":1}