A
A
1
2
3
...
57
58
59
...
71

– Да теперь уж не успею. А и впрямь надо было… Ну, что сидишь? Плесни-ка и мне…

– Вот это по-нашему!

На крыльце послышались шаги.

– Наши! – Обрадованно воскликнув, Линда бросилась к двери, распахнула, счастливо смеясь…

– Добрый вечер, – учтиво кивнул инспектор Ньерд Плеске. – Надеюсь, не помешали?

Завидев за ним Фриду, бородач Джон усмехнулся:

– Да входите, чего уж.

– Нам бы еще разок переговорить с Магн.

– А вот тут вы опоздали, нет Магн, на концерт подалась.

– Жаль. – Инспектор уселся за стол. Бородач уступил кресло Фриде.

– Спасибо, – поблагодарила та. – Боже, это с Вудстока фотография? – Она кивнула на большое фото Джо Кокера, молодого и тощего, снятого на фоне деревьев, холмов и толпы народа.

– Да, с Вудстока, – улыбнулся Джон. – Выпьете с нами?

– С удовольствием, – не дожидаясь ответа Ньерда, согласно кивнула Фрида.

Бородач взялся за бутылку, наполнил принесенные Линдой бокалы.

– За удачу, – прищурился Джон. Ньерд, чуть не поперхнувшись, выпил вместе со всеми – хоть и не терпел крепких напитков, но вовсе не хотел выглядеть белой вороной, тем более в глазах Фриды.

– А что она за человек, эта Магн? – Закусив предложенным лимоном, инспектор скривился.

– Замечательный человек! – тут же откликнулась Линда. – Добрая и отзывчивая к чужому горю девушка, правда, несчастная.

– В чем же причина ее несчастья?

– Она не скажет. – Линда пожала плечами. – Скромная. Да и живет с нами не так и давно, недели две, может, чуть больше.

– Говорят, она состоит на учете у психиатра, – осторожно заметил Ньерд.

– Говорят, – потеребив бороду, согласился Джон. – Но мы ничего такого не замечали. А то, что она ходит по снегу босиком, – так сейчас так многие закаляются. Йога.

– Да, йога, – протянул инспектор, пытаясь сообразить, что же сейчас делать. Продолжать расспрашивать о Магн либо подъехать к закрытой сцене в Черном лесу и попытаться поговорить с девушкой там. Правда – дадут ли? Уж больно странная собирается там публика… Вот! Опять это слово – «странная».

– Вы бы все ж таки съездили на концерт, – наморщив лоб, посоветовала Линда. – Магн, бывает, и дня два после выступления отсутствует.

– Вот, вот, – кивнул Джон и лукаво взглянул на девчонку. – И ты б с ними прокатилась, а? А после концерта я б тебя встретил.

– Не знаю даже. – Линда пожала плечами. – Может, все же лучше дождаться наших… А вот, кажется, и они…

Кто-то изо всех сил забарабанил в дверь.

– Нет, наши бы не стали стучать… Да, войдите! Да входите же.

Дверь отворилась, и на пороге показался высокий молодой человек, одетый в длинный дорогой плащ, светло-серый, с красными вставками, и в тапочках на босу ногу. Ни штанов, ни рубахи под плащом не было.

– Привет всем! – весело подмигнул он. – Поведайте-ка, добрые люди, не проживает ли здесь одна девица по имени Магн дуль Бресал?

– О, – хохотнул Джон. – Еще один сыщик. Выпьете виски?

– Конечно, выпью. А то что-то замерз.

– Ну, еще бы, – усмехнулась Фрида. – В тапочках по снегу.

– Ах, это, – незнакомец засмеялся. – Врачи, черти, не выпускали из клиники. Пришлось их обмануть, очень уж хочется увидеться с Магн.

– Вы ее родственник? – уточнил инспектор.

– Почти! Ну и сыро, однако, на улице. Ой, пойду отпущу такси…

– Не спешите, может, еще пригодится.

– Ничего, ничего, – встрепенулся Ньерд. – В нашей машине всем места хватит, так что отпускайте. Как, кстати, ваше имя?

– Хе… Игорь. Игорь Акимцев. Из славного города Санкт-Петербурга. Вообще-то я музыкант.

– Ах, музыкант! – хором воскликнули Ньерд с Фридой. – Не вы ли по осени упали в водопад?

– Я, – скромно признался Акимцев. – Кто же еще-то? Только не сам по себе упал, а сражаясь с волком.

– Боже, и тут волк, – обхватила лицо руками Линда.

Музыкант насторожился:

– Я не ослышался, вы только что упомянули волка?

– Да, – кивнул Ньерд. – Вы, кажется, собирались отпускать таксиста?

– Ах, да, да… Но, говорят, за Магн надо еще куда-то ехать?

– Я вас подвезу.

– Уж не сочтите за труд, право! – Акимцев вышел.

– Он случайно не из одной клиники с Магн? – нагнувшись, шепнул инспектор Фриде. – Уж больно вид у него…

– Ньерд, он же сказал, кто он. Русский музыкант… то-то я и смотрю, акцент у него какой-то странный. И слова большей частью старинные. Где он учил норвежский?

Джон пожал плечами:

– Наверное, у себя в Петербурге.

– А вот и я! – быстро вернулся Акимцев. – Ну, расскажите мне про того волка. Ну, смелее, смелее, вы же собирались что-то сказать.

– Это не тема для шуток, молодой человек!

– А я и не думал шутить, – заявил гость и строго взглянул почему-то на Ньерда. – Выкладывайте!

Инспектор переглянулся с хозяевами. Линда, закусив губу, вышла, и Джон последовал за ней, еле заметно кивнув.

– Что ж, буду краток, – пожал плечами Ньерд…

– Страшная история, – выслушав, покачал головой гость. – Это не простой волк, это оборотень.

– Послушайте, вы, в конце-то концов…

– Помолчите, – Хельги-Акимцев резко перебил инспектора. – Никогда не говорите о том, о чем не имеете представления.

– Надо же!

– Я думаю, он будет убивать и еще… пока мы его не остановим. Надо прочесать лес… Нет, сначала переговорить с Магн. Она может помочь.

– И я в этом почему-то уверен, – грустно кивнул Ньерд. – Только вот захочет ли она разговаривать с нами.

– Захочет, – серьезно кивнул музыкант. – Именно для этого я и должен найти ее.

Вошел Джон, ведя под руку заплаканную Линду. Услыхав про оборотней, посоветовал захватить с собой развешанный по стенам чеснок.

– Хорошее дело, – одобрительно отозвался Игорь. – Только ведь к чесноку хорошо бы еще и знать отгоняющие волкодлаков висы. Вы такие знаете?

– К сожалению, нет, – ехидно усмехнулся инспектор. – Может, вы нас просветите, уважаемый господин Акимцев?

– Конечно, – с улыбкой кивнул тот. – Самую простую вису сможет выучить и ребенок. Слушайте и запоминайте! – Он поднялся, торжественно посмотрев куда-то сквозь стены, и заунывным голосом прочел:

Прочь уходи,
Порождение мрака,
Здесь не изведать
Брани росы,
Пали все нидинги,
Жестокосердный,
Падешь и ты!

– Какие красивые стихи, – восхитилась Фрида. – Какая образность! Язык! «Брани росы!»

Инспектор лишь презрительно скривился:

– Ну, так мы едем за Магн?

Линда так и не поехала с ними, осталась дожидаться своих. К слову – они уже подходили, веселые, довольные и гордые – все ж таки удалось подстрелить зайца. Инспектор с Фридой и примкнувший к ним Хельги-Акимцев уселись в служебный «вольво».

– Никогда не ездил в полицейской машине, – кивнув на рацию и валявшуюся на торпеде мигалку, усмехнулся Акимцев.

– Ах, да, забыл представиться, – заводя двигатель, обернулся к нему Ньерд. – Инспектор Плеске.

– Ну, надо же!

– Показать удостоверение?

– Да ладно.

– И все же, и все же… – Инспектор сунул руку в карман, что-то вытащил и в недоумении поднес к глазам. – Черт побери! Откуда здесь взялся чеснок?

– Я положила, – фыркнула Фрида. – Так, на всякий случай.

Ньерд улыбнулся:

– Ну, будем надеяться, что поможет.

– Только не забудьте вису, – со всей серьезностью предупредил музыкант.

Быстро миновав широкий участок шоссе, они свернули на лесную дорогу. Акимцев мечтательно улыбался – все-таки неплохо, что доброхот Джон снабдил его старыми джинсами и рубахой. Правда, кеды немилосердно жали, ну, тут уж ничего не попишешь. Все лучше, чем тапочки. Глядя на обступившие дорогу черные деревья, Игорь думал о том, как ему повезло. Как вовремя он выбрался из клиники, как отыскал именно того самого таксиста, что знал, где живет Магн, как на хуторе наткнулся на хороших отзывчивых людей… Повезло. Повезло? Хельги-ярл усмехнулся. Ага, как же! Есть хорошая русская пословица, про то, что везет только утопленникам. В данном же случае он знал, чья рука водила его действиями и поступками других – рука старого учителя, кузнеца и колдуна Велунда. Именно этим – и ничем другим – объяснялось везение. Пусть боги будут благословенны к старому, давно умершему кузнецу. Акимцев посмотрел на Ньерда. Это въедливый парень чем-то напомнил ему Найдена. Такой же упертый, собранный, деятельный. И должность вполне подходящая – полицейский инспектор, ничуть не хуже тиуна.

58
{"b":"579","o":1}