ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полигон. Санитары Лимба
Ночь драконов
Хоумтерапия для отчаявшихся хозяек. Практика осознанного домоводства
Осторожно, в доме няня!
World Of Warcraft: Военные преступления
Дыхательная гимнастика китайских долгожителей
Женщины Лазаря
Владычица озера
Чему я могу научиться у Опры Уинфри

Коллекционер.

Автор: Муффта/ Myffta

рассказ

Слоган: Ты станешь жемчужиной моей коллекции…или умрешь.

Итак, давайте продолжим, - я одернула жакет и выпрямила спину, стараясь придать себе как можно более невозмутимый вид. Вот уже битый час торчу в загородном доме новомодного московского художника, но получаю одинаковые, будто под копирку ответы, слово в слово повторяющие все его предыдущие интервью. Я начала всерьез волноваться: мой редактор не погладит меня по головке, когда увидит материал, словно переписанный из других источников.

Раньше у меня никогда не возникало подобных проблем - творческие люди охотно рассказывали о себе, мне же оставалось лишь включить диктофон и делать пометки в блокноте. Но сегодня все было иначе.

На каждый вопрос слышу, будто заученный текст: родился в Москве, занимался живописью, но не проявлял особых талантов. После путешествия на Гаити «открыл себя заново», как утверждает сам художник. Начал писать картины, которые продаются на закрытых аукционах за баснословные деньги. В интернете нет изображения ни одного его полотна, коллекционеры не желают выставлять напоказ приобретенные холсты, и это еще больше подогревает интерес общественности к Даниле Покровскому.

Когда самого художника спрашивают, о чем его работы, он отвечает загадочно: «о жизни», - и пресекает любые дальнейшие расспросы.

Но от меня не так-то просто отделаться - я уже достаточно долго работаю журналистом и обладаю неплохой хваткой.

Так, мне нужно срочно что-то придумать, задать ему вопрос, кардинально отличающийся от тех, что задавала раньше. Необходимо вытащить его на эмоции, зацепить, тогда дело пойдет легче.

Я поправила свои длинные светлые волосы, которые как всегда были стянуты в аккуратный пучок на затылке и, прокашлявшись, произнесла:

Данила, вы - талантливый художник, который совсем недавно вернулся в Россию и приобрел бешенную популярность. Вас называют по-разному: «гений нашего времени», «темная лошадка», «загадочный творец, работы которого покрыто мраком». А как бы вы сами охарактеризовали себя? – Я вопросительно взглянула на высокого худощавого мужчину, который сидел напротив. Он, казалось, и не думал мне отвечать, а, вальяжно раскинувшись в кресле, перебирал свои длинные, рыжие волосы, окидывая меня оценивающим взглядом. Я внутренне напряглась, и тут же насмешливая улыбка заиграла на порочных губах художника.

Хотя почему я выбрала именно слово. Хм… «порочные»?

Нет.

Губы как губы, я бы даже не назвала их обладателя красивым, а значит, и о губах упоминать не стоит. Данила вообще не подходил под определение «мачо», но, несмотря на это, мой взгляд помимо воли, раз за разом возвращался к его худощавому аристократическому лицу. Я не могу не отметить, что сидевший передо мной мужчина был весьма экстравагантен: начиная от длинных, ниже плеч, огненно-рыжих волос, и заканчивая одеждой мрачно-черного цвета. Экстравагантен, притягателен и не более того!

Коллекционер.

Простите?

Вы спросили: как бы я охарактеризовал себя. Так вот - это мой ответ, - улыбнулся Данила, окидывая дерзким взглядом мою фигуру. «Зря сегодня надела платье», - пронеслось у меня в голове. Хотя, может, если я ему приглянусь, он разоткровенничается и расскажет хоть что-то интересное?

Хм, довольно странно для художника, чьи картины продаются по всему миру, или я чего-то не знаю?

Вы чего-то не знаете…

Та-ак, хорошо, хоть какие-то сдвиги в интервью.

Хочешь, чтобы я выспрашивала, милый? Без проблем, это - моя работа, и для этого я здесь.

Как я понимаю, у вас есть некая коллекция?

Вы правы.

Так расскажите же мне о ней! – готовясь к интервью и собирая материалы, касающиеся художника, я нигде не встречала упоминаний о его коллекции. Так, а дело принимает интересный оборот. Вместо нудной статьи о таинственном мужчине, где не будет ни одного нового факта, я могу заполучить сенсационный материал. Ха, да мой редактор будет плясать от радости!

Это нужно показывать, словами объяснить очень тяжело, - усмехнулся мужчина и откинулся в кресле, скучающим взглядом рассматривая цилиндр и трость, что лежали на журнальном столике неподалеку. Да, что ни говори, а «кадр» действительно экстравагантный, одна черная одежда и атрибутика чего стоят. Хотя, может он просто пытается выглядеть неординарным, чтобы привлечь к себе как можно больше внимания? Лучше бы продолжал рассматривать меня, а не эти бесполезные предметы, которые больше подойдут наезднику на скачках.

Хорошо, тогда покажите.

Ника, вы действительно хотите этого?

Да…

Насколько сильно?

Что?

Насколько сильно вы хотите увидеть мою коллекцию?

Эм…Достаточно сильно, чтобы вы мне ее показали, - одарила я Данилу своей самой очаровательной улыбкой. Мужчина неспешно встал и, сократив расстояние между нами, уселся на подлокотник моего кресла, нарушая все нормы приличия и бесцеремонно вторгаясь в мое личное пространство.

Мне пришлось задрать голову, чтобы увидеть лицо собеседника. Рыжие пряди упали на лоб, он улыбался, пристально глядя на меня и будто прожигая своими серыми холодными глазами.

Хм, а он не лишен очарования, пронеслось у меня в голове. Вот тебе и ответ на вопрос, который мучил меня все интервью: как этот мужчина, с внешностью весьма далекой от стандартного понимая «красавчик», имеет столь бесчисленное количество любовниц. Деньги, конечно, многое решают, но тут явно было что-то еще.

А вы очень забавная, когда пытаетесь флиртовать, - несмотря на весьма обычную фразу, тон, которым Данила произнес ее, заставил мои нервы напрячься.

Я… я не флиртовала.

Да? Как вам будет угодно, - ленивая улыбка коснулась его губ. У меня пересохло в горле, буквально кожей я ощущала исходившую от этого мужчины угрозу. Нужно срочно менять тему разговора, пока дело не приняло серьезный оборот.

Цилиндр и трость. Не слишком ли старомодно? – я кивнула в сторону журнального столика, уж лучше вновь вернуть разговор в привычное русло интервью. - Любите эффектные появления?

Скорее, я – человек привычки.

Откуда у двадцатишестилетнего мужчины привычка носить цилиндр?

Это долгая история. Не думаю, что хотел бы вам ее рассказать… сейчас…

Почему нет?

Потому что вы хотите увидеть мою коллекцию.

Да, верно.

У меня одно условие. Выполните его, и я покажу вам картины.

О, картины, так все-таки он коллекционирует живопись. Очень интересно.

Что за условие?

Выпейте со мной.

Выпить?

«Что ж это за коллекция, на которую нельзя смотреть в трезвом виде?» - Я с трудом подавила нервный смешок.

Данила тем временем легко поднялся на ноги и, подойдя к огромному стеклянному шкафу, достал бутылку янтарной жидкости и два бокала. Через минуту он уже разливал напиток, а я гадала, что же это: виски, коньяк? Приняв бокал, вопросительно приподняла бровь.

У меня довольно специфические пристрастия, но, надеюсь, вам понравится.

Эх, ладно, чтобы получить хороший материал для статьи, я готова выпить что угодно.

Пригубив напиток, тут же закашлялась, чувствуя горечь на языке. Огненная жидкость обожгла нёбо, лишив на мгновение способности дышать. Ром, причем не самого лучшего качества. И это предпочитает пить человек, который может себе позволить самый дорогой алкоголь на свете? Откашлявшись, я отставила бокал и, стараясь придать своему лицу как можно более невозмутимый вид, проговорила:

Ну вот, теперь мы можем посмотреть коллекцию.

Оставлять ром недопитым – плохая примета. Мы выпьем все до дна, и я покажу вам картины.

Вы решили напоить меня?

Данила прищурился и рассмеялся, вновь присаживаясь на подлокотник моего кресла.

Давайте сыграем в игру: я задаю вам вопрос, если не желаете отвечать, делаете глоток, отвечаете - я отпиваю из вашего бокала.

Хорошо, но после каждого вашего вопроса, я задаю свой.

Ника, а вы умеете торговаться. Договорились. Итак… Вы девственница?

1
{"b":"579091","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неизвестная война. Записки военного разведчика
Мама и сын. Как вырастить из мальчика мужчину
На волю, в пампасы!
Друзья. Больше, чем просто сериал. История создания самого популярного ситкома в истории
Откровения мужчины. О том, что может не понравиться женщинам
Формы и содержание. О любви, о времени, о творческих людях. Проза, эссе, афоризмы
Должница
Сталинский сокол. Комбриг
Целебная сила эфирных масел для красоты и здоровья