ЛитМир - Электронная Библиотека

И Эледа Ховерс сделала неуверенный шаг вперед – в свою детскую мечту.

* * *

На Пандоре стояло раннее утро. И впереди, раскинув могучие ветви на фоне розовеющего неба, возвышалось Дерево Дома. Мисс Ховерс шла через просыпающиеся джунгли, боясь нарушить очарование иллюзии.

Маленькая Эледа впервые посмотрела «Аватар» (тогда еще третий сиквел) лет в восемь, да и то по совершеннейшей случайности. Сама уже не помнила, как наткнулась на него в Сети. Потом нашла древний оригинал. А затем долго плакала, от горечи, что фильм – выдумка, что ни таких растений, ни таких гор, ни, тем более, анобтаниума, в реальной жизни не существует. Ее не смутила жестокость ленты, потому что она понимала, чем эта жестокость обусловлена. Анобтаниум стоил жертв. Хотя Пандора была прекрасна…

После просмотра юная мисс Ховерс изложила за ужином подробный бизнес-план по правильной добыче анобтаниума, максимально щадящей экосистему планеты. По словам отца, проект вышел поумнее режиссёрского.

А всё потому, что ей хотелось не только добывать, но и изучать. «Наверняка, кроме этого минерала, там была еще уйма всего полезного. И это даже без учета экотуризма», – рассуждала девочка. И родители серьезно кивали. Восемь лет спустя она изложила тот же план, только доработанный и расширенный, в выпускной бизнес-работе и получила высшую оценку.

Но, несмотря на прагматичный подход к фантастической идее, Эледе по-прежнему больше всего на свете хотелось попасть на планету, где неистовое буйство красок компенсировало отсутствие удобств цивилизации, где природный хаос соседствовал с гармонией… Огромный мир, неизведанный и прекрасный.

Что-то заставляло её мучительно тосковать. А что именно, она не могла объяснить. То ли мечта полетать на икране, то ли сожаление, что ей, несмотря на все родительские деньги, никогда не побывать в месте, подобном созданному режиссерской фантазией.

Но вот она – Пандора. Вокруг.

Глянцевые листья реликтовых папоротников, косматые бороды мха, свисающие с переплетённых лиан, заросли неведомых растений… И невесомые, торжественно парящие в воздухе семена священного дерева.

Эледа всё-таки не удержалась – протянула руку, понимая, что пальцы просто пройдут сквозь пустоту. Однако невесомое семечко ускользнуло, не позволив случиться разочарованию. Девушка рассмеялась и побежала вперед. Джунгли расступались. Мелькали высокие травы, огромные листья кустарников и могучие стволы гигантских деревьев, по широким веткам которых скользили гибкие синие тени.

Плевать, что это лишь иллюзия, создаваемая под чужую блажь, плевать, что где-то за множеством мониторов сейчас сидят операторы, тщательно следящие за развертыванием голограммы, за нюансами демонстрации и за тем, чтобы человек, окруженный проекциями, не влетел со всего разбегу в стену. Эледа бежала.

Мелькали тенистые заросли, тянулись из земли мощные корни, издалека доносился шум водопада, чаща кричала, шептала, рычала, отзывалась множеством звуков…

А вот и полянка с удивительными растениями, закрученными в светящиеся воронки. В фильме Джек Салли коснулся одного такого, и… Эледа потянулась к сияющему лепестку, уже зная, что произойдет. Широкий завиток с громким шелестом свернулся, прячась в заросли мха. Один, потом ещё один, и ещё, друг за другом.

– Батч, сейчас будет танатор! – закричала девушка в восторге.

* * *

Винс как раз вышел к зданию с изображением Трёх, когда увидел возле колоннады Су Мин.

– Как прошла встреча? Моя помощь ещё нужна? – спросила кореянка. Тройка её прикрытия рассредоточилась неподалёку – спрятаться от тепловизора на пустой улице они даже не пытались. – Кстати, два из четырех устройств сегодня пришли. Можно сказать, авансом.

– Почему же авансом? – Винсент приобнял девушку и поцеловал в висок. – Главной цели я ещё не достиг, но ваша помощь была более чем ощутимой. Так что просто промежуточная оплата. Пойдём потихоньку?

– Да, – Су Мин развернулась и, увлекая за собой мужчину, направилась вверх по улице. – Так ещё помощь нужна?

– Коды, – одними губами сказал рейдер и тут же почувствовал, как в руку, за которую его держала спутница, скользнула тонкая пластинка миниатюрного чипа.

– Я вот о чём думаю, – как ни в чем не бывало продолжил говорить Винсент, – Керро же с кем-нибудь из местных цифровиков работает? И, наверное, не самым худшим?

Он сделал вид, что повыше застегивает молнию на куртке, и одним неуловимым движением спрятал полученный чип во внутренний карман.

– Конечно, – кореянка усмехнулась. – Совсем не с худшим. Он Цифрыча подвязывает.

– Чем этот Цифрыч занимается? Ну, так, в общих чертах.

– В общих чертах? Если по мелочи, то аренда радионепрозрачной комнаты, проверка на жучки всякой аппаратуры, продажа разных приблуд и девайсов. А если по-крупному, то про такое не распространяются. Но что занимается и серьезными делами, точно знаю.

– Надо бы с ним пообщаться, – сказал задумчиво рейдер. – Организуешь?

– Легко. Вызовем куда или к нему?

– Лучше к нему. Посмотрю, чем дышит человек. А там, может, чего полезного расскажет.

– Посмотришь? Тогда идем, – Су Мин неизвестно чему развеселилась. – Но Керровы лежки он вряд ли знает. И выследить не поможет.

– Всё равно пока делать нечего, остается ждать. Так что пообщаемся. Вдруг на руку окажется.

* * *

Ситуация бесила Батча с самого начала. Будь дело только в сентиментально-романтических порывах Ленгли, положить на них болт и добиться отмены этого паскудного «аттракциона» не составило бы труда, но… Но отец Эледы одобрил подготовленное для дочери развлечение, а против нанимателя идти было нереально. Ну, то есть реально, конечно, но только если собираешься искать новую работу.

Хорошо хоть дали достаточно времени на подготовку, да и спецов своих мистер Ховерс подключил оперативно – со всем необходимым помогли быстро, сработали чётко. В течение часа подготовили пакет программ, общую сводку по возможным опасностям голограмм, а также инфопакет с описанием полигона и ключевыми контактами его руководства.

Но, тем не менее, и врагу не пожелаешь работы в таких условиях. Батч, когда увидел, даже выругаться не смог – слова в горле застряли. Только подумал: «Жо-о-опа…» И всё.

Реальные объекты от проекций можно было отличить исключительно в тепловизор. Активное сканирование показывало что угодно, кроме реальности… А главное, любой мудак под изотермической накидкой ярко-зелёного цвета становился в этих условиях невидимым и мог без труда подобраться почти вплотную. Тогда как Батч заметил бы его только после первого выстрела.

Одна радость – счастливая Эледа носилась по ангару абсолютно хаотично, а искажатель ИК силуэта Батч на свою подопечную успел нацепить до того, как она рванула покорять инопланетные джунгли. То есть, если где-то здесь затаился убийца, то в его тепловизоре и цель, и телохранитель выглядят одинаково. Так что придется или смотреть сквозь голограммы, или стрелять наудачу.

Как же не хватало Винса! Работай они сейчас вдвоем, шанс, что первый выстрел попадет в Эледу, был бы один из трёх, а не один из двух. Да и в целом, на пару проще.

– Батч, сейчас будет танатор! – закричала рядом Эледа в восторге.

Телохранитель про себя подумал: «Ёп». И приготовился к худшему. Как оказалось – не зря.

В очках вдруг замерцало ярко-красным сообщение программы-сканера: «Обнаружен эффект Дерека!» И тут же запустился обратный отсчёт времени. Десять минут нахождения в зараженных мозговым червём полях – минимальная опасность. Пятнадцать – средний риск. Двадцать – гарантированная кома.

В этот момент Эледа круто развернулась и рванула в противоположную сторону, Батч понёсся следом, на бегу стремительно нажимая на очках комбинацию кнопок «Покушение». Сигнал тревоги отправился отцу Эледы и старшему его безопасности, а вся информация с камер и микрофонов – по выделенному каналу на сервера сто одиннадцатого сектора. После этого Батч переключил комплекс в режим коммуникатора.

102
{"b":"579111","o":1}