ЛитМир - Электронная Библиотека

– Комп на раз, и чтоб с него гарантированно не смогли снять инфу после использования. Чёрный одноразовый адрес. Выход в общую сеть, минуя связистов, без возможности перехвата.

– Цены знаешь? – поинтересовался парень.

– Не знаю и знать не хочу, – рейдер вытянул из кармана куртки банковскую упаковку сотенных. – Проверяй.

– Найду фальшивки, спрошу с твоей подруги, делов-то, – пожал плечами хакер, даже не притрагиваясь к деньгам. – Компы там, – он кивнул на три коробки, стоящие у стены, – выбирай любой. Коммуникационных модулей нет ни в одном. Гарантия такая устроит? – он вытащил из ящика облезлого стола увесистый молоток и термитную шашку. – Только жги на улице.

– Сервис на все сто, – похвалил Винсент.

– Ненавязчивый, ага, – кивнул парень. – Когда нужен адрес и выход?

– Сегодня вечером.

Не говоря ни слова, Цифрыч включил планшет, немного повозился и повернул экран к гостю.

– Щелкай. Одноразовый коммуникатор для прямой отправки на спутник дам снаружи, здесь не держу. Отойдешь на километр, никто не поймает. Разве что беспилотник строго сверху пролетать будет. Но это уже не в моей компетенции.

– Сервис на все сто, – повторил Винсент, сохраняя на очки время прохода спутника и адрес, – добавь к счету час аренды этой комнаты.

– В выданное укладываешься. Ударно потрудиться.

Только после этого хакер сгреб со стола пачку и вышел, оставляя гостя наедине с его делами.

* * *

Айка валялась на животе, упершись локтями в диван, читала книжку и болтала ногами. Сама того не ожидая, она по-настоящему увлеклась. Это было такое счастье – просто почитать лежа, в одиночестве. Не за ученическим столом и не на стуле, как в интернате, а безмятежно кувыркаясь туда-сюда по дивану, то забиваясь в угол, то вытягиваясь во весь рост, закидывая ноги на подлокотник или спинку.

Книжка, которая была на середине открыта у Керро в читалке, оказалась забавной. «Хроники диверсионного подразделения» – про подготовку взвода корпоративных рейдеров-ниндзя. (Кстати, тем, кто любит посмеяться, книга Вадима Артамонова «Хроники диверсионного подразделения», которую читала Айя, тоже понравится). Айя хихикала, иногда смеялась. Ей было хорошо. Просто хорошо. Она почти дочитала, когда в замке прошелестел пластиковый ключ-карта.

Капец. А она лежит. До отбоя!

Рефлексы, вбитые интернатской дисциплиной, сработали мгновенно: книжка отправилась за диванную подушку, девушка вскочила. Однако увидела стоящего в дверях Керро и сказала, запоздало проникаясь обстановкой:

– Блин. Чё ж я так туплю-то…

Мужчина в ответ только чуть зевнул и скинул куртку:

– Чему б толковому вас так в интернате учили.

Айка достала из-за подушки читалку:

– Ага. Как ты сходил? Лучше, чем утром?

– Намного, – ответил рейдер и пояснил: – За наш план нам же ещё и платят. Сверх основной суммы.

– Расскажешь? – спросила девушка, садясь обратно на диван. И сразу перебила сама себя: – Есть будешь?

Керро посмотрел на неё, словно с секундным сомнением.

– Нам... мне платят за обстрел машины, – он усмехнулся, – платят за то, что я собирался делать сам и на свои.

Собеседница удивилась:

– С чего вдруг такая щедрость? И зачем им обстреливать самих себя?

Она даже не заметила, что представители корпоративного сектора стали для нее «ими». Чужаками.

Тем временем Керро снял оружие и завозился с липучками бронежилета.

– Не хочешь услышать ложь, не задавай вопросов, – он скинул броник и плюхнулся в кресло. – Какие-то внутренние интриги. Дело обычное. Обстрел хотят всерьёз. Гарантии, чтоб ничего «такого» не вышло, полчаса обсуждали.

Девушка пожала плечами:

– Ну, раз всерьез… Так ты есть будешь?

Керро зевнул, уже не скрываясь, и с легкой иронией спросил:

– Откуда такая забота?

– Ты устал, весь день где-то ходил. Возможно, голодный, – ответила она, потом замешкалась на мгновенье и поинтересовалась осторожно: – Раздражает?

– Непривычно, – пояснил собеседник.

Айя ответила как-то очень задумчиво:

– Согласна… – и так же задумчиво, глубоко уйдя в какие-то свои мысли, добавила: – Иди в душ. Я пока со здешними запасами разберусь.

На долю секунды повисла тишина. Слишком внезапная и плотная. Керро, снимавший ботинки, отчего-то вдруг застыл, впрочем, мгновенно отвис и продолжил дёргать шнурки.

– Да уж, давно пора, – сказал он. – Дни суетливые вышли.

Затем, словно чуть неуверенно, стянул толстовку, расстегнул ремень, стащил штаны и ушёл в ванную. Пистолеты-пулеметы так и остались висеть на спинке кресла, а куртка с дерринджерами – на крючке.

Будь Айя чуть более сообразительной или чуть менее сосредоточенной на своих мыслях, а может быть, живи она в черном секторе хоть на пару дней дольше, она бы поняла, что сейчас произошло. Керро оставил свое оружие в комнате. Всё оружие.

Но в действительности девушку поразило другое. Она размышляла над тем, как человек, которому чужая забота подозрительна и непривычна, может совершать добро бескорыстно, без всякой причины? Насторожился, когда ему всего лишь предложили поесть, а сам, не моргнув глазом, оставил две тысячи кредов посторонней дурёхе.

Айя размышляла над этим, когда лезла в кладовку, где хранились запасы еды (которая, как вода, электричество, тепло и другие блага, была вписана в общую стоимость номера); размышляла, когда накрывала на стол и раскладывала разогретую еду по тарелкам; размышляла, когда выбрасывала опустевшие консервные банки в мусорное ведро… А потом она, наконец, обратила внимание на оставленное Керро оружие, медленно опустилась на краешек кресла и уставилась на компактную кобуру игольника.

Керро в полотенце вышел из ванной почти через полчаса, и первым делом окинул номер быстрым взглядом, оценивая обстановку и отыскивая глазами Айку. Та сидела возле накрытого стола, по-прежнему очень задумчивая. Рейдер брезгливо сбросил с кресла грязную одежду и сел:

– Звиняй. Не так часто удается помыться.

Девушка подвинула к нему тарелку.

– Ешь.

Она медленно жевала, не чувствуя вкуса еды, и думала – сказать или нет, что прочитала письмо, поинтересоваться или нет, почему он его написал? Вроде бы ответ очевиден – ему не всё равно. Непонятно другое – почему ему не всё равно? В мире, где всем на всё плевать. Почему? Она ж его явно подбешивает. Так почему же, чёрт?!

Нет, не будет она ничего спрашивать. Во всяком случае, не сегодня.

К сожалению, Айя не могла придумать темы для разговора. А Керро, вполне очевидно, не собирался болтать. Поэтому в комнате висела тишина.

В молчании поужинали. Девушка убрала со стола посуду, вымыла её в ванной, а когда вернулась, Керро уже лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку.

Айя выключила свет и зашуршала одеждой. Что же тревожно-то так? И внутри всё мелко-мелко дрожит. Видимо, бремя доверия тяжелее бремени безразличия.

Стало вдруг одиноко и страшно.

Она села, прислушиваясь к темноте. Спит Керро или нет? Дышит вроде ровно. Девушка отбросила одеяло, поднялась, медленно приблизилась к его кровати и замерла, переминаясь с ноги на ногу. Если он дрыхнет, то, пожалуй, спросонья может, не разобравшись, влепить. А рука у него тяжёлая…

С другой стороны, спать он должен чутко. Привычка же и всё такое. Айя осторожно присела на край кровати.

– Керро, – тихо позвала девушка. – Ты ведь не спишь. Чего тогда затаился?

– Спугнуть боюсь, – рейдер повернулся и притянул её к себе. – Разных видел, но таких зашуганных – никогда.

* * *

В реальной жизни всё не так, как в кино. Вроде бы каждый это знает. Тут нет дублеров, нет возможности сделать монтаж, переснять, выбрать иной ракурс. И пусть Айе хотелось быть по-кинематографичному соблазнительной, она понимала, что на деле окажется неловкой и стеснительной. Да еще эти патлы рыжие, ссадины по телу, синяк на лице…

104
{"b":"579111","o":1}