ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну да, – подхватила дочь, – и сейчас бы твой сын покупал кому-то десерт за четыре тысячи кредов.

Мать затушила сигарету и сказала:

– Ну и вертихвостка же ты. У Джеда, видимо, далеко идущие планы. Не верю, чтобы мужик ради одной лишь постели так прогибался и позволял вить из себя веревки. Не переусердствуй с дрессировкой. Сдается, мы с отцом слишком тебя избаловали…

– Это всё потому, что я у вас единственная, – пожала плечами Эледа. – Кстати, почему? Один ребенок – это серьёзный риск.

Миссис Ховерс прикурила очередную сигарету и ответила:

– Видишь ли, Леда, в семье крайне важно исключить всякую возможность предательства. Большая семья – большие проблемы. Нельзя всех держать под контролем. Лучше вложиться в одного, но быть в нём уверенным, чем распылиться на двоих-троих и потом гадать, кто из них подставит тебя первым из-за непомерных амбиций или надуманной, а то и навязанной, обиды. Опять же, один наследник – это отсутствие свар при разделе имущества. Конечно, риск потери одного ребенка немал, но он куда ниже риска внутрисемейной междоусобицы.

Девушка хмыкнула:

– Вполне логичный прагматизм. Как думаешь, что мне надеть?

– Шубу из шиншиллы. На голое тело. Жаль всё-таки, что твой отец не позволил отправить Гектора. Там в приданом есть бесподобная меховая жилетка, я её подобрала как раз к этой твоей шубке! Чудо какая прелесть и с кармашком на пуговичке. В третьем пакете лежит. Совершенно изумительная вещица. Впрочем, ты такая черствая и неблагодарная дочь, что наверняка не оценишь.

– Мама, – Эледа улыбнулась. – Ну, зачем ты так?

– Ой, всё! У меня нет времени выслушивать претензии. Опять ты меня расстроила! – с этими словами Мелинда оборвала связь.

Её собеседница лишь покачала головой. Миссис Ховерс всё же великолепная актриса. Куда там Софи.

Хм… шубу из шиншиллы… на голое тело…

* * *

Крис задумчиво прошелся вдоль алтаря – текстолитовой плиты, положенной на кирпичные опоры. Выглядело достаточно монументально и величественно. На алтаре и в нишах над ним стояли коптилки с чадящими фитильками.

Неровный танцующий свет делал скульптуру Костяного Дави'Ро довольно-таки жутковатой. Белое божество стояло на небольшом возвышении, покрытом красным синтетическим шёлком, и простирало в стороны руки – три слева, три справа. В двух верхних Дави'Ро держал косы, в двух средних – автоматы, в нижних – удавку. Сама скульптура была невысокой – сантиметров тридцать-сорок – и до крайности топорной, из-за чего казалась еще отвратительнее.

– Почему его называют Костяным? – спросил Крис стоящую чуть в стороне девку с пропитым одутловатым лицом.

Девку звали Ликкой – она родилась и выросла в Вонючей Дыре, но по юности вырвалась оттуда и несколько лет успешно занималась проституцией, пока однажды её не поймали товарки и не изуродовали за то, что взялась сбивать цены. Убивать не стали – отрезали кончик носа, исполосовали лицо и сиськи – типа, живи и мучайся. С той поры Ликка перебивалась случайными заработками: то подворовывала, то нанималась под пресс, то давала за выпивку или еду кому-нибудь из совсем опустившихся бродяг, которым плевать было, как она выглядит. Жизнь – не порадуешься, но бывает и хуже.

Сейчас девка держалась поодаль от алтаря, и по всему было видно – подходить близко не хотела.

– Почему Костяным? – переспросила она сиплым скрипучим голосом и усмехнулась: – А думаешь, из чего он сделан? Из пластика, что ли?

Крис, который как раз тянул к Дави'Ро руку, отшатнулся.

– Ну, может, потому что он скелет, – с сомнением сказал Крис, глядя на скалящуюся черепушку.

– Ага, – сказала Ликка. – Скелет из скелета, – и нервно усмехнулась: – Дави'Ро режут из человеческих костей.

Крис в тусклом свете коптилок поглядел на фотографии людей, висящие по обе стороны от Костяного. На снимках был здешний секторской народ: Батый, Керро, ещё какие-то бандитские рожи и, как ни странно, Су Мин, которая несколько неуместно смотрелась среди мужиков.

– А эти зачем здесь? – кивнул Крис на снимки.

– Да я хер знаю, – пожала плечами Ликка. – Они ж все людей пачками валят, наверное, угодны Дави'Ро. А, может, их мечтают схватить и приволочь на мессу, типа, достойная жертва. Ну и потом новую скульптурку сделать, краше прежней.

– Охренеть, – от души признал собеседник и плюнул на труп лежащего у его ног крепкого мужика в длинном кожаном плаще. – Чё-то мне уже расхотелось в их подвале шариться. И плащик брать стремновато.

– Плащик точно человеческой кожи, – отозвалась женщина. – На улице за такой с самого, не думая, сдерут. А в подвал точняк не стоит лезть.

– Ну, Ликка, ты и нашла, – Криса передернуло.

– Я их давно нашла, – ответила женщина и злобно оскалилась: – Еще когда на улице работала, они у меня напарницу утащили. Тогда не рискнула сунуться.

Да уж. И сейчас-то не по себе, хотя стволы уже есть и эти, мля, служители смерти к своему божеству отправились. Крис посмотрел на трупы пятерых не то жрецов, не то маньяков-садистов. Надо же, какое только говно не таится в глубинах сектора. Даже вот такое.

И ведь бабы у них есть. Меркиндок покосился на закуток, задернутый пластиковой занавеской. Там мелькали тени и слышались пьяные мужские возгласы. Это тринадцать ушлепков из бригады Криса пользовали местных ничего не соображающих обдолбанных девок.

– Повезло, что они под наркотой все были, – прогудел из-за спины вожака здоровяк, которого все звали Тягач. Тягач потирал оцарапанное пулей плечо и мрачно глядел на мертвых служителей Дави'Ро.

– Наоборот, – Крис вздохнул, – у нас восемь стволов и два с лишним десятка людей.

Повод для вздоха был более чем весомый: если б часть прибившихся к банде ебанько завалили в схватке, вожак бы не сожалел. Этот сброд оказался на редкость малоуправляемым.

– Крисси, – Ликка подмигнула, – как ни странно, но людей у нас как раз восемь. А те, которые сейчас девок жарят, обычные твари, дорвавшиеся до дури и баб. Ты же их пытался остановить. Они не послушались…

Она кивнула на полусорванную занавеску, за которой их недавние товарищи по налету шумно веселились с сектантками. Впрочем, девкам из наркотической нирваны было глубоко плевать, что с ними творят.

Крис на секунду прикрыл глаза, потом перевел взгляд на оружие, составленное в углу.

– Лупа!

Лупоглазый мужик среднего роста посмотрел на вожака. Криса он знал уже несколько месяцев, случалось вместе попивать и подворовывать.

– Держи. Ты стреляешь вроде неплохо, – револьверное ружье с оптикой и патронташ отправились к новому владельцу. – Ликка, твое, – укороченная штурмовая винтовка повисла на плече женщины. Точно такое оружие уже висело за спиной самого Криса.

– Тягач, стрелок из тебя, как из меня мордобоец, но с этим управишься только ты, – чудовищная четырехствольная конструкция отправилась к силачу, – не огорчайся, первый автоматический дробовик – тебе.

Остальные стволы тоже быстро нашли новых владельцев.

Крис напоследок огляделся ещё раз и уточнил:

– Жратву и полезное всякое собрали?

– Ага, – отозвался Муха – мелкий и шустрый парнишка, прибившийся час назад, – кучеряво жили. Сублимат всего на полгода просрочен.

– Сублимат срока годности не имеет, – хмыкнул вожак старую шутку. – Просто от старого люди быстрее портятся. Тогда, Тягач, подвинь-ка эту хрень.

Здоровяк кивнул, шагнул к металлической махине ржавого рефрижератора, чуть напрягся и передвинул тяжеленный шкаф, перекрывая проём, который вёл в закуток. Крис с Лупой и ещё двумя мужиками свернули с алтаря плиту-столешницу. Упал и разлетелся на куски Дави'Ро, загрохотали, рассыпаясь, кирпичи опор, но обдолбанные ёбари, веселящиеся в комнате, не обратили внимания на шум. Не заметили они и того, что их недавние товарищи подперли шкаф.

– Мы в другом месте погреемся, – сказал Крис своим и криво усмехнулся: – Однако бывших корешей в холоде оставлять не дело.

121
{"b":"579111","o":1}