ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем временем на улице в сгустившихся сумерках Керро скользнул под защиту близстоящего дома и быстро оглядывал окрестности через очки. Что он там видит в жидком лунном свете? И видит ли? Однако пистолеты-пулеметы в обеих руках неотступно следовали за взглядом. Хм… значит прибор ночного видения в очках.

Наблюдатель дернул плечом. Видимо это означало, что опасности нет.

– С поста чисто, – подтвердил Роджер от окна.

Теперь Керро всматривался в небо.

– Вертушка, – не оглядываясь, сообщил он. – Легкая.

Айя с удивлением отметила про себя, что с Роджера слетела вся суетливость. Он застыл, одной рукой сжимая переговорник, а другой – прислоненный к подоконнику автомат.

– Точно не боевая?

– Точно, – ответил Керро. – Звук совсем не тот.

– Тогда не лезь, – вздохнул Роджер. – Сами разберемся.

Тем временем Алиса, словно в полусне, вышла на середину улицы, на миг замерла, прислушиваясь, а потом плавно повернулась и направила автомат в небо.

– Иди же сюда! – проворковала девушка.

Сразу после этих слов тишину и полумрак городских руин разорвал оглушительный треск и ослепительные вспышки короткой автоматной очереди. Пули ушли в черное небо, трассера прочертили ярко-красные линии.

– Вижу их, наконец. Забирают выше и идут в обход, – сказал Керро, повернувшийся на звук вертолета вместе с Алисой.

– Как обычно, – вздохнул Роджер.

Айя оглянулась и увидела, как доктор Куин, отломив головку тонкой ампулы, начинает неторопливо набирать в шприц какой-то препарат. Тонкая струйка лекарства брызнула фонтанчиком из иглы в потолок.

– Ничего страшного, – сказала леди Микаэла. – С кем не бывает.

– Угу, – буркнула Эсмеральда, туша ботинком окурок, и добавила с тоской: – А так сидели хорошо.

Ее слова потонули в грохоте новых выстрелов. Айя вздрогнула и вжалась в стену. Алиса двумя длинными очередями выпустила в небо весь магазин, перещелкнула автомат на второй и упала на колено, провожая невидимую вертушку стволом.

Еще очередь. И вдогон другая – длиннее предыдущей – на весь остаток магазина. А потом во внезапной звенящей тишине раздался хриплый, полный отчаяния крик:

– Почему?! Почему вы не принимаете вызов?!

Алиса орала, сжимая бесполезный теперь автомат, и била свободной рукой в грязь.

– ПОЧЕМУ?! – тут она содрогнулась, вцепилась пальцами в волосы, сминая и пачкая синюю ленту, а потом начала заваливаться на бок.

Айя смотрела на происходящее с ужасом, тогда как Алисины друзья вдруг оживились и, словно по команде, вышли из режима настороженного ожидания.

Первым на улицу выскочил Роджер, за ним Мать Тереза и мужик со шрамом, следом за ними, придерживая рукой шляпку, выбежала доктор Куин. Впрочем, леди Микаэла осталась у входа в подъезд дожидаться, пока мужчины подготовят пациентку.

Роджер осторожно, почти нежно, забрал из сведенной Алисиной руки оружие, после чего мужик со шрамом подхватил грязную девушку с земли и зашагал обратно в дом. Роджер шел следом. Замыкал шествие Мать Тереза, благочестиво перекрестившийся в небо.

Неподвижную, равнодушную ко всему Алису уложили на лавку. Доктор Куин мазнула по руке девушки спиртовой салфеткой, профессионально ввела иглу, сделала инъекцию и кивнула:

– Несите.

Бугай снова поднял безвольную ношу и отправился с ней в дальнюю комнату, Эсмеральда заторопилась следом со словами:

– Тарзан, на спальник не опускай, как прошлый раз. Сейчас подержишь, я раздену, от грязи протру, и уложим, пусть спит.

Однако когда Тарзан проходил мимо, Айя видела, что Алиса не спит. Глазищи у нее были бессмысленные, широко распахнутые, и медленные слезы текли из них по грязным щекам.

– Чш-ш-ш… – донесся мягкий голос Микаэлы. – Не плачь, моя девочка, не плачь. Они просто боятся.

Айя вздрогнула. Рядом каким-то образом оказался Керро. Он вернулся последним и подошел неслышно. Выглядел же при этом до крайности спокойным, словно ничего необычного не произошло.

– Не плачь, – продолжала тем временем уговаривать Алису доктор Куин. – Они обязательно вернутся, примут бой, и твоя мечта сбудется.

Керро, наблюдавший за происходящим, мысленно продолжил: «И тогда ты умрешь, потому что глупо выходить с автоматом против боевого вертолета, а от ПЗРК ты отказываешься. Что ж… по крайней мере, погибнешь счастливой».

После этого рейдер повернулся к Айе. Лицо у нее было… словами не передать – бледное, вытянувшееся. А в глазах непонимание, ужас, растерянность.

– Закончилась лафа, – сообщил мужчина, словно было мало произведенного раньше эффекта. – Гостям лучше сваливать, теперь ребят на негатив сорвет. Со мной пойдешь или останешься? Если останешься, не гарантирую, что до утра доживешь.

– А если ты останешься? – спросила Айя.

– Я-то доживу. Но друзей убивать неохота, – ответил Керро с прежним бесящим спокойствием.

Его собеседница на пару секунд задумалась. Припомнила рассказ Терезы про дубинку, затем то, как Эсмеральда рассекла картой кусок мяса, после этого подумала о Щелкунчике, ненавидящем крыс, и об аристократическом спокойствии доктора Куин…

– Я… лучше с тобой, – пробормотала Айя и сама себе удивилась: кто бы сказал утром, что так все сложится – в лицо бы рассмеялась.

Керро тем временем кивнул проходящему мимо Роджеру:

– Слышь, я на лежку. Гостью вашу забираю. Маякни Дровосеку.

Роджер, не останавливаясь, кивнул и на ходу достал рацию.

…На улице уже повисла глухая ночь. Айя приготовилась идти далеко и долго, но в этот миг под ноги Керро упал камешек, и мужчина свернул в соседний подъезд.

Там за обвалившейся стеной, откуда открывался отличный обзор улицы, стоял видавший виды пикап с наброшенной на него масксетью. В слабом свете луны Айя разглядела установленный в кузове здоровенный пулемет, за которым сидел крепкого вида мужик в полной штурмовой броне, окрашенной почему-то в цвет стали.

Девушка замерла, разглядывая в полумраке незнакомца, а тот, дружелюбно махнув Керро, спросил с удивлением:

– Ты чего так рванул? Знал же, что я на стрёме.

Тот в ответ хмыкнул:

– А может, тебя, Дровосек, уже враги прирезали? Или ты отвлекся.

– Угу. Еще скажи – забухал, – проворчал часовой и добавил: – Никому-то ты не веришь…

Девушка так и не поняла, чего больше было в голосе Дровосека – осуждения или одобрения.

– Верить можно только себе, – сказал Керро и после короткой паузы добавил: – Да и то не всегда.

– Вали уже, – миролюбиво напутствовал его собеседник. – Ровной дороги вам.

– Ну и все ваши чтоб утром вернулись, – ответил Керро.

– Куда им деваться-то, – хмыкнул Дровосек.

* * *

Луна, как назло, спряталась, и теперь густые сумерки налились чернотой, такой непроглядной и плотной, что, казалось, она должна глушить звуки, как толстое одеяло. Впрочем, откуда тут взяться звукам?

Айя брела, то и дело спотыкаясь. Носков на ней теперь была всего одна пара, и ботинки Доковой жертвы уже спустя квартал стерли ноги до мяса. Да еще Керро! Он, вроде, не торопился, но все равно шел достаточно быстро, а дорога была совсем дрянная – сплошные ямины и камни. Когда девушка в очередной раз чуть не упала, ее спутник, видимо, понял, что таким манером идти придётся долго.

– Руку дай, – сказал он.

– Зачем? – тут же насторожилась девчонка.

– Дай сюда! – он перехватил ее запястье и положил себе на пояс. – Держись.

Идти, конечно, стало проще. Но Айе было очень неуютно. Однако деваться некуда. Держалась и шла. Хоть не упала. Но пару раз все-таки споткнулась и устояла только потому, что вовремя была ухвачена за шкирку.

В темноте все было одинаково. Одинаково не видно. И ни огонька. Нигде. Даже ладонь собственную не разглядеть. Но Керро в очках шел и не оступался. Айя плелась рядом.

Хоть бы луна выглянула!

Казалось, их путь продолжается уже несколько часов. Наверное, рассвет скоро. Бок дергало, стертые ноги жгло огнем. Ботинки стали совершенно неподъемными. Да когда же это закончится?

21
{"b":"579111","o":1}