ЛитМир - Электронная Библиотека

В ее голосе звучали искренняя тоска и отчаяние.

– Вернет утром. Обещаю, – постарался утешить ее Керро и, подсев чуть ближе, спросил: – Сходишь завтра с Терезиной находкой к старьевщику? Нормально приодеть, обуть и все такое?..

– И как она? – безо всякого интереса спросила Алиса, после чего оставила оружие и равнодушно повернулась к собеседнику. – Лучше меня?

– Если вдруг проверю, – успокоил ее Керро, – обязательно скажу. Так поможешь?

– Свожу, делов-то, – девушка вновь вернулась к чистке, но из движений ушла прежняя злая резкость. – Там неплохой райончик... интересный.

Керро чуть поколебался, но сел рядом и легонько приобнял собеседницу за плечи.

– Не сейчас, – она не отстранилась, лишь немного напряглась. – Завтра... или послезавтра. Когда время в голове перестанет путаться.

– Я понял, – рейдер легонько поцеловал Алису в щеку и отпустил. – Завтра – значит, завтра.

С этими словами он встал и ушел обратно в общий зал.

Там ничего не изменилось. Роджер сидел на прежнем месте, тупо глядя на полупустую бутылку, а стакан, стоящий напротив него, был пуст.

– Вечером верни ей магазины, уже можно будет, – Керро сел напротив главкролика и, не спрашивая разрешения, налил себе.

– Да хоть сейчас отдам, – Роджер хотел было сплюнуть, но сдержался. – Так все достали. Все и всё. Выйти бы, мля, на улицу и идти, пока патроны не кончатся... или не пристрелят, один хер. Мечта, мля, домик, ёп. Надо было тогда там остаться...

Керро всмотрелся в застывшее бледное лицо и мягко сказал:

– Сам же знаешь, часа через три отпустит, а к темноте и вовсе в норме будешь.

– Шёл бы ты! – рявкнул Роджер, а потом тихо согласился: – Ну, знаю... – он плеснул себе в стакан новую порцию пойла, вгляделся в коричневатую жидкость, словно надеялся там что-то увидеть, и глухо закончил: – А то от этого легче.

– Соберись. – Рейдер не повысил голоса, но короткое, сухо и тускло оброненное слово, будто вздернуло собеседника. – Так-то лучше. Мне ваш подарок надо будет по улицам выгуливать, а меня многие знают, то есть, сразу засекут. Разрешишь ее под твоих приодеть?

Роджер только зубами со злостью скрипнул:

– Подобрал, мля, тон и кодовое слово...

– Не раскисал бы, не услышал. Смотреть, блин, тошно, – жёсткий голос Керро словно разгонял туман в голове. – Так чего?

– Да без проблем, – главкролик дернулся, поправил на голой шее бабочку, чем на секунду вернул образ вчерашнего суетливого весельчака. – Только нашей охраны ей не видать, так и знай.

– Заметано, – рейдер поднялся. – Вечером магазины Алисе верни. Уже можно будет. Отвечаю. И это… Куин где?

Собеседник кивнул вправо:

– Там. Склянки свои перебирает.

Керро кивнул и вышел.

Док стояла у окна маленькой комнатушки. Шляпки на Микаэле сегодня не было, и длинные волосы она не убрала, по обыкновению, в элегантную причёску, а всего лишь стянула ремешком. На подоконнике перед женщиной лежала медукладка, содержимое которой доктор Майк сосредоточенно перебирала, словно пытаясь найти что-то важное. Однако было понятно – ревизия эта нужна только для того, чтобы хоть чем-то заняться.

– Много за вечер ушло? – спросил Керро и сразу сочувственно добавил: – Кто ж мог знать, что эта хрень мимо полетит. Три С. Случай, Судьба, Совпадение.

Микаэла покачала головой.

– Не случай, не судьба, не совпадение. Закономерность. И ты сам это прекрасно знаешь, – она, наконец, повернулась. – У каждого свои демоны. Иногда они вырываются на свободу. Чего пришел-то?

– Так не только сами вырываются, еще и чужих выпускают, – Керро достал из внутреннего кармана куртки чип. – Здесь какая-то мединфа. Можешь сказать, что в ней стоит сто штук?

Доктор Куин взяла чип, и, хотя особого любопытства на ее лице не читалось, было видно, что она рада заняться хоть чем-то осмысленным.

– Сто штук? Хм...

Она достала из лежащего чуть поодаль рюкзака голограммер, включила его и вставила модуль памяти в разъем.

Голограммер послушно спроецировал папки и документы, которые Микаэла стала неспешно просматривать.

– Да, и заканчивая разговор о демонах, – сказала женщина через плечо. – Тем они и опасны.

Она сперва безо всякого интереса пролистывала столбцы цифр и латинских слов, но в какой-то момент выпала из медитативного равнодушия и подалась вперед:

– А вот это уже любопытно...

Доктор Майк, внезапно повеселев, повернулась к собеседнику:

– Итак, что могу сказать. На этом носителе – результаты лабораторного анализа крови. Не особенно углубленные, но довольно-таки интересные. Даже более чем, – женщина щелкнула пальцами, подзывая собеседника. – Смотри.

Она указала на непонятные рейдеру цифры и латинские буквы:

– Ты понимаешь, что это такое? Или надо объяснить?

– Надо.

Микаэла широко улыбнулась:

– Если эта информация имеет прямое отношение к девушке, которую притащил Тереза, то тебе, Керро, на месте лучше не засиживаться. Это вкратце. А подробнее… – Куин всмотрелась в цифры. – Она стоит куда больше ста тысяч.

* * *

Автономный медицинский модуль стоял во дворе интерната – контрастно белый на фоне ноябрьской серости, низкого сизого неба, черной земли, дрожащих под ветром голых деревьев деревьев и мокрой брусчатки.

Дверь со скругленными углами открылась легко, и агент Ленгли оказался в небольшой кабинке. Здесь за компактным откидным столом сидел мужчина в белом комбинезоне и заполнял в планшете какие-то документы, видимо, отчеты, командировочные и прочую бюрократическую такую нужную, но такую утомительную ерунду.

За спиной мужчины виднелись пневматическая дверь и экран видеопереговорника на стене.

– Агент, – сотрудник лаборатории привстал и представился: – Младший лаборант медицинского института при СБ корпорации Стивен Нэш.

– Вы говорили, что готовы результаты анализов, – кивнул ему Ленгли.

– Да, сэр, – Стивен повернулся к висящему на стене пластиковому коробу с одноразовыми медкомлектами, извлек один, протянул посетителю и, словно оправдываясь, сказал: – Регламент.

Ленгли кивнул, разорвал пакет, достал оттуда нетканый безразмерный комбинезон белого цвета, голубые латексные перчатки и медицинскую маску. Пока пришедший облачался, становясь похожим на зефирного человечка, боящегося подхватить вирус, лаборант прошел к переговорнику и нажал кнопку вызова.

– Доктор Милтон, к вам агент Джед Ленгли, – сообщил он отобразившемуся на экране невысокому плотному мужчине с седой головой и седыми же усами.

– Пусть активирует пропуск и заходит, – ответил доктор и отключился.

К тому времени Джед уже надел и комбинезон, и перчатки, и маску, поэтому сразу же чиркнул пластиковым пропуском СБ по разъему переговорника, после чего пневматическая дверь, на которой все это время горела красная надпись «Герметично», коротко зашипела, открываясь.

За дверью оказалась крохотная комнатушка и новая дверь. Пневматическая створка встала на место, и замок защелкнулся. Агент Ленгли подставил руки под висящий на стене дезинфектор, протер затянутые в латекс ладони, распределяя обеззараживающий раствор, и, наконец, толкнув очередную дверь, оказался в лаборатории.

Здесь все было белое, выжигающее глаза: стены, пол, потолок, столы, стулья. Из ослепительной гаммы выбивались только голубые контейнеры с различными реактивами.

Жужжали центрифуги, попискивали сканеры, гудели автоматические анализаторы, ярко сияли с потолка лампы дневного света и сидели за узкими столами четверо сотрудников, поглощенных работой. Крутили в руках какие-то колбы, добавляли по капле реактивы, сверялись с записями, заносили данные в голограммеры, на которых кружились витые спирали ДНК и маячили латинские названия.

– А, агент Ленгли! – обрадовался доктор Милтон, отвлекаясь от изучения электронного рентгеновского снимка. – Давненько не виделись.

– Добрый день, доктор. Вы, как всегда, осторожны до крайности, – кивнул Джед.

30
{"b":"579111","o":1}