ЛитМир - Электронная Библиотека

Айя дождалась, пока Керро с Алисой выйдут, и повернулась к мечущемуся главкролику:

– Я еду с вами, – сказала она.

– Угу, сдалась ты нам, – ответил Роджер. – Не. Тут сиди жди.

– Еду. С вами, – упрямо повторила Айя.

Кролик развеселился, перестал то и дело ощупывать карманы и выпрямился, насмешливо глядя на собеседницу.

– Чтобы ехать с нами, – сказал он, – надо быть одной из нас.

Девушка усмехнулась и ткнула пальцем в свою юбку-пачку:

– Это видишь? Так что я – одна из вас.

– Не-а, – покачал он головой. – Только по прикиду.

– Так я ведь не в команду прошусь, а в машину, – сказала Айя и, прищурившись, уточнила: – Или трахнуть тебя, чтоб стал сговорчивей?

Роджер заржал и дёрнул бабочку:

– В кузове поедешь. С дровосеком. За длинный язык.

Девушка пожала плечами. В главном он прав: едет она исключительно за длинный язык. Так не всё ли равно, где и с кем? К тому же Дровосек – не самый худший вариант. Спокойный и молчаливый. Главное, чтобы Роджер, пока ездит, забыл про её смелое предложение и не стал потом докапываться.

– Пэн, Покахонтас, – окликнул тем временем главкролик своих друзей. – Че сидим-то? Валим, валим, Тереза там уже, поди, задолбался ждать и на акселератор давить.

Индианка, облаченная в плотные штаны и куртку с бахромой, фыркнула, подхватила свою снайперку и направилась к двери, Пэн – в штанах-стрейч защитного цвета и темно-зеленой парке – молча нацепил камуфляжный рюкзак и подхватил две спортивные сумки.

– Ну, чего замерла? Пошли, – подтолкнул Айку Дровосек. Он, к слову, одежду не сменил, как был в штурмовой броне, так и остался.

На улице было холодно и ясно – ни тучки на небе. Луна светила ярко, и тени от разрушенных домов стали темнее и резче. Воздух пах сырым бетоном, ржавым железом, мокрой землей и выхлопами. Пикап с ярко горящими фарами урчал, периодически взрыкивая, в трех шагах от подъезда.

Дровосек смерил попутчицу взглядом, полным сомнений, и сказал:

– Я тебе березентуху дам.

С этими словами он откинул бортик пикапа.

Девушка забралась в кузов, где устроилась в углу: для тепла набросила на плечи брезент, которым обычно закрывали пулемёт, и вцепилась в борт.

Остальные кролики разместились в кабине. Последним на переднее сиденье плюхнулся Роджер. Сразу после этого Мать Тереза проорал: «Ну, с божьей помощью!» – и так вжарил с места, словно боялся опоздать к раздаче вечной жизни.

Пикап рванул вперед, пару раз подпрыгнул на камнях, но потом выровнялся и понесся, лавируя среди мусора. Водитель Тереза был что надо, но стартовал жёстко.

Машина мчалась сквозь ночь, а Айя думала – жалко, что она не видела, как уехали Алиса с Керро. Наверное, Алиса на байке – это красиво.

* * *

– На выходе возникнут проблемы, – спокойно сообщила Су Мин, глядя куда-то за спину Винсу.

– Быстро… – удивился рейдер.

– Бивень не рефлексирует. Особенно, когда обижается, – девушка отпила коктейля. – Просто приготовься.

– К чему? – хмыкнул Винс. – К пятку автоматчиков? Тогда я напарников поищу.

– Не-е-ет, – протянула собеседница и тихо рассмеялась: – Ты ж не с Патлатым поссорился. Думаю, схема будет стандартная: против тебя выставят какого-нибудь быка под стимуляторами и пару лбов с пистолетами – ему в прикрытие.

– Как-то не слишком умно... – рейдер поставил на стол кружку, но не успел продолжить мысль – узкая ладонь Су Мин легла рядом с его рукой, и теплые пальцы мягко коснулись широкого запястья.

– Бивень не из интеллектуалов, – сказала вполголоса девушка, не разрывая прикосновения. – Вот с Ушлым никогда не ссорься. Его, если что, просто убивай первым. Иначе посадит «хвост», и как только выдастся удобный момент – пристрелят. А ты их до того даже не увидишь.

– Ваши при таком раскладе, как я понял, ночью придут? – уточнил Винсент.

– Да… – ее пальцы продолжали слегка поглаживать тыльную сторону его ладони. – С нами тоже не ссорься.

– Не буду, – пообещал рейдер, после чего мягко высвободился и поднялся из-за стола.

Собеседница проводила его заинтересованным, но лишенным всякого беспокойства взглядом.

– Арматурина или бита есть? – спросил Винс у бармена.

– Само собой, – отозвался тот, не вынимая, впрочем, руки из-под стойки.

– Одолжишь?

– Да без проблем, – мужчина вытащил почти метровый стальной прут.

– Ого, – присвистнул рейдер. – Не длинноват?

– Мне ж не утихомиривать. Так, к стойке не подпустить.

– Понятно, – Винсент взял железку и сказал: – Если против меня ставил, еще есть время переиграть.

Бармен в ответ на это только усмехнулся.

– Пойдем, красивая, – повернулся Винс к своей спутнице. – Неприятности заждались.

Улица перед входом в «Две хризантемы» содержалась в чистоте, порядке и даже была освещена. Здесь регулярно подметали, выравнивали покрытие, подсыпая щебня и дробленого кирпича, трамбовали. В общем, культурно.

Когда Винс и Су Мин вышли, на входе в заведение сразу нарисовались уже знакомые им вышибалы, следящие, чтобы покинувшие бар посетители не влетали обратно вперед башкой и не мешали другим отдыхать.

Надо сказать, появление рейдера и его спутницы оказалось довольно-таки эффектным. Парочку ждали. Освещенный пятачок перед входом был уже взят в кольцо толпой зевак, которые предвкушали зрелище внезапных разборок чужака с местными. Ну, разумеется. Чужак ведь по определению виноват. Хотя бы потому, что никто не знает, достоин ли он уважения. Если достоин – вопросов нет, но тогда он уже и не совсем чужак. Уже как бы знакомый.

Винсент пока был чужаком. Правда, на лоха он не походил, и именно потому собравшимся было весьма интересно, кто же сегодня огребет.

Рейдер спокойно оглядел толпу. Чуть впереди, выдаваясь из общей массы зевак, замерли трое крепких чернокожих ребят. Самый здоровый, стоящий в середине, был довольно колоритен – с гладко выбритым черепом и мощными покатыми плечищами. В отличие от напарников, у лысого была длинная борода, схваченная в клин резинками. Вот такой красавец. Боец, мля.

До стычки оставалось шагов десять. Су Мин вскользь коснулась плеча своего спутника и с невинным видом отошла в сторону.

Сразу после этого бородач рванул вперед, будто его спустили с поводка – рожа свирепая, глаза выпученные. А и верно – под препаратами. Такого бить бесполезно, все равно боли не почувствует. Тут только сразу наглухо вырубать.

Ну, наглухо, так наглухо.

Винс перехватил прут и приглашающе улыбнулся.

Теперь главное – момент поймать... Есть! И рейдер ушел вниз, а арматурина с широченным замахом пошла по ногам противника. Тот ловко перепрыгнул.

Молодец! Мужик! Все как надо.

Левой рукой Винсент подхватил прут за противоположный конец, резко распрямился и правой вбил торец в солнечное сплетение противнику. Почти «прикладом бей». Ухо вскользь задел кулак. «Маши, маши, – подумал Винс. – Без опоры много не намашешь».

Теперь арматурину нафиг. Больше не нужна.

Схватив мужика за грудки и не давая ему согнуться после удара в живот, Винсент закончил драку резким ударом лба в переносицу.

Готов.

Однако рейдер не дал обмякшему телу завалиться на бок – прикрылся вялой тушей от двух других противников и вытащил пистолет.

Су Мин возникла, словно из ниоткуда. Узкая ладонь мягко легла на руку с пистолетом. Теплые пальцы скользнули по запястью, как совсем недавно в баре.

– Этот человек – наш гость, – мягкий голос нарушил напряженную тишину.

В подтверждение сказанному в толпе вдруг вспыхнули три ЛЦУ. Красные точки застыли на куртках Бивневых быков, вынуждая их опустить оружие.

– Все действия против него будут расцениваться, как против любого из нас, – сообщила собравшимся Су Мин. – А сейчас мы уходим.

Винсент оттолкнул противника, и тот осел на землю.

– Подожди минутку, – сказал рейдер девушке.

Он подобрал валявшийся в стороне прут и направился обратно в бар. Охрана уважительно расступилась.

53
{"b":"579111","o":1}