ЛитМир - Электронная Библиотека

– Спасибо, – арматура легла на стойку.

– Обращайся, – бармен довольно улыбнулся и поставил перед Винсентом полную стопку. – За счет заведения. Кстати, я со ставкой не ошибся.

Стрёмно было пить, не проверяя... с другой стороны, не рискнут же здесь травить гостя «связистов»? Рейдер опрокинул рюмку. Прокатилась, как по маслу.

...Уже отойдя от бара, Винс таки спросил Су Мин:

– Почему ты сразу не вмешалась?

Девушка белозубо улыбнулась:

– У меня слабость только к умным и резким. С головой ты дружишь, но остальное проверить не мешало.

Винсент рассмеялся.

– Женщины…

– Что? – удивилась спутница. – Вдруг бы ты прямо на выходе посыпался?

– А бывали случаи? – спросил он.

– Конечно, – развела руками Су Мин. – Выпендрёжников полно. А чуть ковырнешь… сплошное разочарование. Но ты был весьма хорош.

Теплые пальцы снова мягко скользнули по тыльной стороне его ладони к запястью. Легкое прикосновение, от которого по коже побежали мурашки.

– Хорош, значит? – уточнил Винс, думая про себя, что женская стервозность – величина неизменная в любое время и в любом секторе, не важно, – черном, белом или в чистой зоне.

– Ну да, – девушка остановилась и повернулась к собеседнику: – Поэтому сейчас мы идем в места… более располагающие к близкому знакомству.

В темноте узкой подворотни светлая блузка в распахнутом вороте ее пальто выделялась ослепительным пятном.

– Зачем куда-то идти? – удивился рейдер. – У хорошего мужика всё, что надо, всегда с собой.

Су Мин открыла было рот, чтобы что-то ответить, но Винсент уже дернул ее на себя, подхватил под бедра и резко развернул, впечатывая в кирпичную стену заброшенного дома.

– Я предпочитаю под спиной более комфортные поверхности, – сообщила спутница.

– Обещаю, – сказал Винс, свободной рукой расстегивая пуговицы на её блузке, – более комфортные поверхности сегодня тоже будут. И не только под спиной.

Он очень жалел, что правая рука у него несвободна – оружие в таком районе и тем более в такой – хм – ситуации убирать не следовало. Поэтому кулаком, с зажатым в нем пистолетом, рейдер упирался в кирпичную кладку над головой девушки.

Впрочем, Су Мин, похоже, вообще не тревожилась о безопасности. Она закрыла глаза, откинулась затылком к неровной стене, рвано вздохнула, и тонкие пальцы впились мужчине в плечи.

– Чш-ш-ш… – сказал он с усмешкой. – Вдруг люди мимо пойдут?

Горячая рука тем временем скользнула по стройному бедру, сдвигая подол и без того короткой юбки.

– А то… люди… не трахаются… – выдохнула девушка, подавшись вперед.

– Зачем нам завистники? – шепнул рейдер.

В отличие от него, у нее обе руки были свободны, и Су Мин запустила их Винсенту в волосы. Ногти тут же вонзились в затылок. Острые, заразы! Кореянка прерывисто и жадно дышала, оплетя Винса ногами и уткнувшись лбом ему в плечо.

Да, все-таки жизнь в черных секторах имеет ряд несомненных преимуществ.

* * *

Дом… Здесь было хорошо, безопасно, привычно и уютно. Автоуборщики трудились – ни пыли, ни грязи. Конечно, апартаменты пахнут, как нежилые – чистотой и отсутствием человека, зато каждая вещь на своем месте. Достаточно щелкнуть пальцами, и заиграет приятная музыка, в ванну наберется вода, в камине загорится огонь, огромное панорамное окно втянет жалюзи, открывая прекрасный вид на спящий мегаплекс: огни, рекламные билборды и небоскребы… Красота!

Батч, как положено, вошел первым. Квартира была огромной, телохранитель осмотрел все комнаты, пока его подопечная стояла у входа и равнодушно ждала.

– Всё чисто. – Возвестил мистер Фэйн.

Ну еще бы…

Эледа с облегчением сняла надоевшую обувь. Как хорошо без этих шпилек! Повесила пальто в шкаф, потянулась. Командировки, конечно, полезны для карьеры, но дома все-таки лучше.

Телохранитель уже намылился идти вон, однако девушка его удержала.

– А ну стоять, образина ты бесстыжая, – сказал она, ткнув пальцем в грудь охраннику. – Объясни-ка мне, что это был за структурированный бред?

Батч сделал невинное лицо выпускницы театрального колледжа.

– Когда именно?

Мисс Ховерс уже нажала кнопку глушилки и хищно улыбнулась:

– Что ты там втулял Ленгли по поводу отбора биоматериала?

Телохранитель скроил постную мину.

– О чем вы?

У Эледы кончилось терпение. Внезапно. Она слишком долго носила в себе гнев и теперь дала ему выплеснуться, благо Батч по наивности думал, что его подопечная ничего не поняла.

– Итак. Или ты прекращаешь валять дурака, или отправляешься туда же, куда и Винс – в глубокую задницу мира. Что за бред по поводу того, будто твоему коллеге прострелили какую-то хрень, позволяющую сделать первичный анализ? Не держи меня за дуру. Я, может, и выгляжу наивной, но далеко не идиотка и тем более не слабоумная. Быстро. Правду. Что там за тема у вас была с биоматериалом? Ну? Анализатор у них сломался! Левак, небось, толкали? Говори!

Эледа наступала на подчиненного.

Батч в очередное раз изобразил на лице уязвленную добродетель.

– Ты мне тут харю не корчь, – прошипела девушка. – Говори, как случилось, что биоматериал остался неисследованным и попал в руки медперсонала!

Телохранитель отвел глаза.

– Говори! – девушка сгребла лацканы пиджака. – Говори, скотина, иначе здесь же глотку перегрызу, если снова будешь меня за тупую блондинку держать!

Каратель рассмеялся.

Вот что с ним делать? Воспринимает ее пушистой болонкой с бантиком на шее.

– Скажу, скажу, – высвободился Батч. – Просто раньше за подопытных нас поощряли. Ну, если человек здоровый, молодой...

– И?..

– Как обычно. Хватали всех, кто не успевал вырваться, в обход процедуры тащили медикам, те, в свою очередь, подделывали документы. И всем было хорошо. Нам – премии, им – биоматериал и экономия, а как следствие – тоже премии. Но потом про это прознали наверху, и лавочку тихо прикрыли…

Эледа потерла лоб.

– Погоди. А в чем профит? Я что-то не улавливаю…

Телохранитель покачал головой:

– Ну, все же просто. Мы не делаем первичное обследование, которое отнимает много времени. Медики получают подопытную крыску быстрее, чем если проводить биоматериал по всему регламенту. Быстрее и чаще. Нам – премия за доставку, им – премия за опыты и экономию реактивов. Всем хорошо.

Его собеседница окончательно вышла из себя:

– Твою мать! Вот я всегда подозревала, что вы там все до единого идиоты! Но чтоб до такой степени!!! Ты хоть представляешь, как вы могли нагадить корпорации этой своей коммерцией? Предприниматели хреновы! Уйди. Уйди отсюда, пока не прибила... Дурак на дураке сидит и дураком погоняет – вот что такое этот ваш корпус карателей!!!

Мужчина пробубнил:

– Ну, все ж нормально было. Чего такого-то?

Девушка зашипела:

– Батч, ты хоть понимаешь своим маленьким мозгом, что между тобой и трибуналом стою только я? Только. Я. Если я завтра сообщу куда надо, чем вы занимались, и как Айя Геллан попала в интернат номер сорок семь, минуя первичные исследования, ты сам станешь лабораторной крысой.

Телохранитель поменялся в лице и включил заднюю передачу:

– Э, нет. Не я же ее ловил…

– Не ты, – Эледа усмехнулась. – Но сколько таких, как она? В том числе пойманных тобой? А?

Батч побледнел. Девушка закатила глаза:

– Радуйся, что ты не Винс. Вот просто радуйся сейчас. Активно. Пшёл вон.

Каратель испарился, едва успели отзвучать слова, а мисс Ховерс улыбнулась и направилась в ванну. Боже, какое это наслаждение – полежать в теплой воде, подумать о грядущем… Даже можно вспомнить о Винсенте Хейли, который бродит по черному сектору в попытке найти то, неизвестно что. Может, и найдет. Это будет кстати.

День четвертый

День четвертый

Здесь больше воздуха нет! Если можешь – живи…

54
{"b":"579111","o":1}