ЛитМир - Электронная Библиотека

Обоих мисс Ховерс знала, как облупленных, и обоими научилась ловко манипулировать. Она вообще считала манипуляции самым удобным и безопасным методом взаимодействия с окружающими. Из жалости, стыда, тщеславия, жадности люди сделают все, что угодно, нужно лишь знать, как их незаметно к этому принудить.

– Ирена, отлично выглядишь! – восхитилась с порога Эледа. – Постриглась?

Мисс Клодли, надо сказать, сегодня выглядела так же, как вчера, и позавчера, и месяц назад, и, наверное, тридцать восемь лет назад. Эледе казалось, что она и родилась такой – сухой, надменной, с поджатыми губами, тяжелым взглядом и старомодной стрижкой «паж».

– Я тебе подарок небольшой привезла, – мисс Ховерс поставила на стол небольшую статуэтку в стиле хай-тек. Батч раздобыл где-то по ее указанию. Эледа подозревала, что на свалке восемнадцатого интерната, но уточнять поленилась.

Ирена зашлась в восторге. Она коллекционировала это дерьмо.

– О-о-о… – протянула мисс Клодли, любуясь херней из хрома, напоминающей замерзший плевок. – Это же техно-реплика с фрагмента картины Дали!

– Да? – искренне удивилась Эледа и добавила: – Вот я её увидела, вспомнила, как ты любишь подобные вещицы, и не смогла удержаться.

Подарок не стоил ей вообще ничего, был уродским и ни к чему не обязывал – просто знак внимания. А из Ирены теперь можно вить верёвки.

– Спасибо… – сказала мисс Клодли, любуясь уродливым дрянцом. – Но не стоило.

– Брось, – отмахнулась собеседница. – Пусть она тебя радует.

– Мисс Ховерс, как вы съездили? – вторгся в диалог мистер Пэйси, которого раздражали женские разговоры. – Удачно?

– Да, вполне, – призналась Эледа. – Но могло быть и лучше, конечно.

Ретт сокрушенно поохал и, исполненный внутреннего злорадства, тут же вернулся к своему планшету. В этот самый миг раздался противный писк селектора.

– Мисс Ховерс, – прозвучал хорошо поставленный женский голос, – вас вызывают на пятидесятый этаж, в офис тридцать семь.

Глаза Ретта и Ирены округлились.

– Выхожу, – ответила Эледа и поспешно повесила пальто в шкаф.

– Пятидесятый этаж… – с затаенным трепетом произнес мистер Пэйси. – Пятидесятый?

Больше он ничего не спросил и ничем не поинтересовался. Всё, что касалось пятидесятого этажа, не обсуждалось – слишком высокая зона ответственности, слишком большая секретность, слишком серьёзное руководство.

Эледа про себя ехидно ухмыльнулась. На пятидесятый этаж не вызывали абы кого, а если и вызывали, этот абы кто становился уже не абы кем.

– Я скоро буду, – мягко сказала Эледа своим «сокамерникам», хотя они отлично поняли, что «скоро будет» она за своими вещами, но никак не для того, чтобы дальше сидеть с двумя неудачниками в одном кабинете.

Когда мисс Ховерс вышла, Ирена Клодли тоскливо вздохнула, думая о том, что ей самой даже с двадцатого этажа не позвонят ни завтра, ни послезавтра, ни через сто лет.

Чужая зависть – лучший стимул к личностному росту. Об этом Эледа размышляла, когда поднималась в просторном лифте на десятки этажей. Об этом и ещё о том, что правильно сделала, одевшись сегодня максимально официально, в соответствии со строжайшим дресс-кодом служащих среднего звена: в форменный серый пиджак, белую блузку, серую юбку до колен и туфли-лодочки на низком каблуке. Волосы она затянула в тугой скучный узел. Увидь такое мама, сразу сказала бы, что дочь похожа на старую деву, всю жизнь проработавшую в библиотеке. И была бы права. Мисс Ховерс и макияж сделала максимально неброский, чтобы казаться вовсе незаметной. Зачем будить чужие фантазии? На пятидесятом этаже её знает только один человек. А он, кстати, видел её вовсе без одежды. Всем же остальным демонстрировать себя ещё рано.

Эледа не ошиблась, в огромной приемной на неё не обратили внимания – ну зашла какая-то вышколенная мышь из низших, села в уголке.

– Мистер Ленгли, мисс Ховерс здесь, – услышала Эледа голос секретарши, а уже через мгновение девушка с приятной улыбкой поднялась из-за стола и сказала: – Мисс Ховерс, входите.

Эледа поднялась и, наконец-то, почувствовала на себе заинтересованные взгляды других сотрудников, толпившихся в приёмной.

Первая дверь. Короткий тамбур. Вторая дверь. И перед посетительницей предстал кабинет, показавшийся после тесноты её собственного просто огромным.

Когда Эледа вошла, агент Ленгли сидел полубоком на краю длинного стола и разговаривал по коммуникатору. Увидев посетительницу, Джед зажал микрофон ладонью и доверительно сообщил:

– Мисс Ховерс, вы ужасны.

После чего гостеприимно кивнул на стоящее рядом кожаное кресло и сказал своему собеседнику:

– Договорились… – Ленгли посмотрел на часы. – К семи вечера будет? Ок, сочтёмся.

Когда Джед положил трубку, Эледа посмотрела на него вопросительно:

– Чем обязана?

– Я пробил твою версию, – сказал он. – И должен признать, что к ней отнеслись со всем возможным вниманием. К тому же Винсент обещал при благоприятном стечении обстоятельств отыскать эту Геллан уже к вечеру…

– Знаю, – ответила Эледа. – Я ему звонила.

– Знаю, – в тон ей произнес Ленгли. – Все разговоры с рейдерами прослушиваются. И хочу напомнить, что просто так, ради удовлетворения любопытства сотрудникам, находящимся на задании, звонить не следует. Кстати, что там было про снарягу и модель «Гектор»? Я что-то не понял.

Вопрос был задан вскользь, но взгляд собеседника вдруг стал странно равнодушным. Так вот зачем он её вызвал... Заподозрил в тайном шифре и передаче засекреченной информации.

Мисс Ховерс вздохнула с укоризной:

– Агент Ленгли. Гектор – это собачонка породы чихуахуа, которую мне купили родители, чтобы я перестала быть эгоисткой и научилась хоть о ком-то заботиться. Мне эта собачонка не нужна, я терпеть не могу животных. Поэтому собачонку будет носить Винс, когда вернётся. Чем ему ещё заниматься после того, как вы коварно его обманете? И, между прочим, в ближайшие дни родители ждут меня на семейный ужин для торжественного вручения этого самого Гектора.

Джед сокрушенно покачал головой:

– Подозрительность – часть профессиональной деформации. Не обижайся, – он подошел, положил горячие ладони на плечи собеседнице и спросил нарочито негромко: – Вы уверены, мисс Ховерс, что не выдумали эту собачонку?

Эледа выругалась про себя самыми грязными словами, но вслух спокойно ответила:

– Да, я её выдумала. На самом деле Гектор – это убойная пушка с глушителем, из которой Винс тебя завалит, когда вернется из рейда. Но сейчас мои родители спешно ищут трясущуюся чихуахуа, чтоб тебя коварно обмануть.

– М-м-м… какая сложная интрига, – довольно протянул Джед. – И всё ради меня. Это лестно. Ладно, довольно пустой болтовни. Считай, я тебе поверил. Кроме того, у меня нет цели тебя отстранять. Даже больше скажу…

Он кивнул девушке на стоящий возле огромного окна диван. Эледа переместилась в зону отдыха и вопросительно улыбнулась.

– Даже больше скажу, мисс Ховерс, – продолжил мужчина. – У меня для вас крайне приятные новости, – агент Ленгли взял планшет и передал его собеседнице: – Читайте.

Девушка пробежала глазами по строчкам приказов:

«В связи с информацией, переданной директором по исследованиям и разработкам Ишидо Римицу, приказываю:

1. Присвоить фигуранту расследования N1b895-96 Айе Геллан кодовое название «Объект Фиалка».

Первый заместитель директора Службы Безопасности Аарон Уолш».

«Приказываю:

создать рабочую группу «Ключ» по исследованию и возврату объекта Фиалка;

назначить старшим группы «Ключ» специального представителя СБ при совете директоров Джеда Ленгли.

Первый заместитель директора Службы Безопасности Аарон Уолш».

– И что?

– Я ведь говорил, что пробил твою версию. Дальше читай, – сказал Ленгли.

«…Откомандировать младшего агента-аналитика Эледу Ховерс в рабочую группу «Ключ» до последующих указаний.

Заместитель руководителя контрразведки секторального объединения… »

66
{"b":"579111","o":1}