ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но если бы выпала двойка, всё равно бы убил? Даже несмотря на то, что не собирался?

– Я его за язык не тянул, – повторил Керро.

- А чего он вообще так испугался? Ты ведь даже не пошевелился.

- У него к планшету беспроводной сканер мозга был подключен. Самопал, конечно, по долям не следит – так, общую интенсивность мышления ловит. Вообще на тебя был установлен, но и меня тоже краем ловил. Вот и поймал.

- А на меня-то зачем? – такого рода откровение Айку изрядно напрягло.

- Чтоб, если чего узнаешь, но не осознаешь, был шанс это заметить, – Керро пожал плечами. – Расслабься, это не детектор лжи. На тебе детектор использовать вообще глупо. Ты ведь даже не знаешь, что врать.

Некоторое время шли молча.

– У Цифрыча, значит, кубик… – осторожно заговорила девушка. – А если тебе самому нужно испытать удачу, что ты делаешь?..

Рейдер усмехнулся:

– Я не верю в удачу. Сегодня утром, например, нас вывела не удача, а план. Заранее продуманный.

Он свернул в узкий – не больше шага в ширину – проход между двумя старыми одноэтажными постройками. Подождал свою спутницу, пропустил ее вперед и чуть повозился, ставя на землю небольшую коробочку, которую присыпал мелкими камнями и мусором. Двинулись дальше – вглубь частично обрушенного здания, где свернули в неброский закуток под опасно накренившейся лестницей. Там Керро отрыл в груде мусора пластиковый контейнер, откуда вытащил спальный мешок и пенополиэтиленовый коврик.

– Мы не на твою лежку? – удивилась девушка.

– Нет. Слишком долго там зависали, кто-нибудь мог и засечь уже.

Он помолчал, потом продолжил:

– Слушай, день был непростой и я вымотался. Ты наверняка тоже. И тебе завтра с утра отвечать, что ты решила. Больше времени на раздумья дать не могу.

– Я понимаю, – сказала девушка и добавила: – Завтра я всё скажу.

* * *

Комната, где они уединились, была небольшая, располагающая к интиму – приглушенный свет, широкая кровать, бежевые обои, откровенные фотографии в разномастных рамках, тёмные тяжелые портьеры, драпирующие углубление в стене, где обнажалась красная кирпичная кладка... Томно, чувственно, но при том без явной похабщины.

Су Мин обладала редким качеством – будучи полностью раскрепощенной и доступной в постели, она умудрялась избегать пошлости. Уникальная черта для женщины подобного рода. Даже сегодня вечером, утянув спутника в комнату привата, она ухитрилась обставить всё элегантно и естественно. Они вошли в пустующий кабинет, кореянка повернулась к рейдеру и прямо спросила:

– Устал?

Он не счёл нужным отпираться. Напряжение прошедших суток давало о себе знать.

– Ложись, – улыбнулась девушка. – У тебя второй сеанс релакса.

И помогла ему стянуть футболку.

Винс растянулся на постели, Су Мин уселась на него верхом. Тёплые мягкие ладони заскользили по спине…

На этот раз массаж сперва расслабил, а потом вдруг резко взбодрил – сонливость ушла, в голове прояснилось, организм снова вошёл в тонус, чем кореянка не преминула воспользоваться. Впрочем, ее «пациент» был совсем не против…

– Уютный кабинетик… – Винс лениво поглаживал девушку, устроившуюся у него на плече.

– Мэрилин для меня его обставила, – Су Мин довольно улыбнулась, – и если кого-то сюда пускает, то после обязательно проводят генеральную уборку.

Рейдер хмыкнул.

– Винс, а чем всё-таки закончилась та история у вас с Карой? – осторожно спросила девушка.

– Я же не спрашиваю, как ты выбилась в младшие бонзы, – сказал он вместо ответа.

– Мог бы и спросить, это не секрет, – пожала она плечами. – Я была при прошлом младшем бонзе, ещё там – в старом секторе. Но потом, когда выходили из-под зачистки, с ним несчастный случай произошел… Ну, я бразды правления и перехватила, благо, не только развлекала его. А потом уже здесь пару сложных дел провернула. После этого Старший дал мне дорогу наверх. Банальная история.

– Моя тоже. Кара с тамошним бонзой сошлась, а мне предложили его убрать... в итоге денег хватило и раненого вылечить, и даже машину купить, а не угнать. Ничего интересного.

Собеседница вздохнула и прикрыла веки, будто собираясь с духом. Потом перевернулась и посмотрела мужчине в глаза.

– Скажи, мы ведь были полезны в твоем деле? – серьезно спросила она.

– Даже больше, чем ожидал, – честно ответил Винсент.

– Винс, я знаю, такие вопросы решаешь не ты, но ты даёшь информацию тем, кто решает. Убеди их, что наша группировка может быть очень полезной. Очень. Мы на многое способны. И если тебя переведут к нам, то я буду с тобой. А я тоже способна очень на многое.

Собеседница сверлила его взглядом, словно хотела по лицу угадать, каким станет ответ. И видно было: ради того, чтобы ответ оказался положительным, она уже готова «очень на многое».

– Раз так, – спокойно произнес Винсент, – рискнешь принять участие в моей личной игре? Если победим, то я стану резидентом в вашем секторе.

Она ответила, едва он успел договорить:

– Да. Что нужно сделать?

Рейдер улыбнулся и убрал с лица девушки прядь волос.

– Для начала необходимо, чтобы Керро со мной связался не позднее завтрашнего утра. Передай: я хочу услышать его цену, а что именно он добыл – уже знаю.

– Он получит эту информацию. По моему личному каналу. Дальше, – Су Мин была сосредоточена и говорила отрывисто.

– Дальше... я знаю, что вы не трогали уничтоженный разведцентр активными методами. Но ведь наверняка следили?

– Разумеется. И даже раскололи три шифра.

– Отлично. Добудь их и передай мне. Но так, чтобы никто не узнал и не заподозрил. Даже ваши. Даже самые твои доверенные.

– Сделаю, – кивнула кореянка. – Но ты обещай, что мы станем вашими руками в секторе. Обещай.

Она смотрела одновременно требовательно и с надеждой.

– Обещаю сделать всё, чтобы именно так вышло. И обещаю вытащить тебя, если что-то пойдет наперекосяк, – сказал Винс.

Собеседница довольно улыбнулась, и в узких глазах на секунду промелькнула хищная искра.

– Такую сделку надо скрепить, – сказала девушка, садясь на него верхом. – И скрепить достойно.

У Су Мин слова не расходились с делом – более достойно Винсент не скреплял еще ни одну из сделок.

День пятый

День пятый

Ничего не говори, не подходи на выстрел …

Группа «Пикник»

«Инкогнито»

Эта ночь была самой холодной и самой тёмной из всех ночей в жизни Айи Геллан. Во всяком случае, тех, что она помнила.

Керро спокойно спал, плотно завесив их закуток под лестницей пологом из пленки и накрыв спальник своей курткой, а его подопечная всё сидела и таращилась в глухую темноту.

Противоречия раздирали разум на части. Казалось, будто в одном теле сошлись несколько совершенно разных личностей.

Одна молила судьбу вернуть всё, как было: школу-интернат, уроки, понятную жизнь, предсказуемое будущее. Отмотать назад! И, если можно, ещё раз стереть память. Все воспоминания последних четырех дней.

Другая тихо скулила, понимая, что ничего уже не изменить. Она и не хотела менять. Пусть решат за нее. И плевать на последствия, она примет любые.

Третья просто впала в ступор.

Четвёртая бесилась. Какого чёрта всё это обрушилось на неё – хорошую девочку, никогда никому не делавшую ничего плохого? Разве мало вокруг более крепких, стойких или хотя бы более гнусных?

Пятая не верила и всё повторяла: «Нет-нет, это все происходит не со мной. Не может со мной такого происходить!»

Шестая мрачно вещала: дальше будет хуже, гораздо хуже …

Седьмая требовала что-нибудь предпринять. Что угодно! Срочно, сейчас же, сию минуту! Быстрее! Надо что-то сделать, иначе…

И так по кругу, раз за разом. То хотелось вскочить и бежать, то, напротив, накрывало безысходным оцепенением и, казалось, не было сил даже пошевелить пальцем.

82
{"b":"579111","o":1}