ЛитМир - Электронная Библиотека

– Предпринимались ли попытки вывезти из окрестностей Зета-центра боксы с умершими животными для исследований?

– Насколько мне известно – нет, – развел руками биолог. – Но поиск информации по данному вопросу ведется как нами, так и архивистами. Однако, агент...

– Да?

– Предполагаю с вероятностью девяносто девять процентов, что таких попыток не было, – представитель биолаборатории замялся и пояснил: – В Зета-центре работал сам Дерек Вулкинс.

– Ну да, Гений Смерти… – Ленгли хотел было хмыкнуть, но посмотрел на преисполненные благоговения лица собеседников и сдержался.

– Вы ведь знаете его репутацию, сэр, – сказал начальник архива. – Сомневаюсь, чтобы кто-то из руководства «Виндзора» дал санкции на вывоз образцов, заражённых вирусом, который создал этот ученый.

– А как вы расцениваете шансы на выживание хоть кого-то из людей, находившихся в Зета-центре? – спросил Джед.

– Мизерны. Однако вероятность того, что в окрестностях появился биологический образец из какой-то другой лаборатории, ещё меньше. Именно поэтому мы поддержали вашу версию.

Агент Ленгли довольно улыбнулся.

– Что ж, прекрасно. Благодарю за информацию, господа. Работаем дальше.

* * *

– Удивительно, что в Хризантемы пускают так рано, – Винс, устроившийся за пустым столиком, поприветствовал Су Мин кивком.

– Для меня откроют в любое время, – кореянка сняла курточку и села напротив, – тем, за кого я попросила, тоже.

– Керро откликнулся, – Винс коснулся кнопки на дужке очков, и его пальцы замелькали над столом, перебирая виртуальное меню. – Лови. Я даже не ожидал, что он так быстро отзовется.

– В этом секторе, – спокойно сказала девушка, – не больше десяти человек получают мои личные сообщения. И ни один их не проигнорирует.

Она вытащила из внутреннего кармана курточки голокуб, быстро трансформировала его в плоскость и вчиталась в сообщение, после чего развернула голополе и вывела на него карту сектора. На долю секунды перед глазами Винсента мелькнули какие-то пометки на корейском, которые, впрочем, сразу же исчезли, повинуясь жесту. Короткий взмах ладони, и перед глазами собеседника остался фрагмент карты с одним выбранным районом.

– Хороший район, – похвалила Су Мин. – Туда от нас всего два прохода, а внутри, если понадобится, можно прятаться месяцами. Проверить, откуда было отправлено сообщение?

Винс пожал плечами:

– Смысл? Там, сто процентов, одноразовый передатчик с таймером и, почти наверняка, термитной шашкой.

– А ты хорошо понимаешь Керро, – девушка улыбнулась. – С молодым вашим пойдешь? – и когда рейдер кивнул, продолжила: – Тогда твое прикрытие встанет здесь.

Кореянка указала точку на карте.

Близко. Если что, дойдут минут за десять. Уж столько они с Рексом всяко продержатся, тем более в таком районе.

– И, Винс, – узкая ладонь коснулась запястья мужчины, – играй с Керро честно. Он это весьма ценит, а вот обман не прощает.

* * *

По сторонам тянулись руины домов и развалины каких-то не то цехов, не то складов. Это и в лучшие времена был не самый фешенебельный район, а уж теперь и вовсе – иллюстрация к фильму-апокалипсису. Дорога разбита, на обочинах – остовы заржавевших автомобилей, частично смятых, частично сожранных коррозией, частично разобранных. И мусор, мусор, мусор. Удивительно, сколько его тут. Обрывки полиэтилена, обертки, пластиковые обломки, всякая другая хрень. Всё давно слежавшееся. Интересно, как люди умудряются создавать вокруг себя такой феерический срач? Это при том, что в тридцать седьмом секторе живет не так уж много народу, а здешний район считается заброшенным даже по местным меркам.

Рекс шел следом за Винсентом, выискивая дорогу среди присыпанного снегом мусора. Сейчас Додсону казалось, будто трехмесячные курсы рейдеров, которые он окончил – это сон и морок, а на самом деле он в составе своей ГБР на очередном выезде в мёртвый сектор. Просто водилы заглушили движки, а ребята на секунду замолчали...

Смешно. Все гэбээровцы, если их заносило в мертвые сектора, старались там посильнее шуметь, разгоняя жутковатую безжизненную тишину. А вот Винс, наоборот, шел беззвучно.

– Винс, – вполголоса окликнул молодой своего спутника, – говорить-то можно?

– Можно. Только не ори.

Рексу показалось, что за линзами очков старший на секунду скосил взгляд на изображение с камер заднего вида.

– Что, жутью пробирает? – хохотнул рейдер. – Привыкнешь.

Да уж. Не поспоришь.

– Ирвин и Кемп сказали, ты доведешь, как отчитаться о ночной отлучке Кары...

– Как есть, так и отчитывайся, – пожал плечами Винсент. – Ночью ее не было, утром доложила старшему группы о выполненной работе.

– А про… – Рекс замялся.

– Про то, какой утром пришла? Хочешь дураком себя выставить, сообщай. Думаешь, никто не знает?

– То есть это как бы нормально, что мы вчера… ну…

Старший остановился и, оглянувшись, посмотрел на напарника:

– Ты даже не представляешь, на что готовы закрывать глаза в управлении, пока даешь результат, – он усмехнулся и пошел дальше. – Хотя совсем уж отвязные развлечения, конечно, не приветствуются. Мы ведь не каратели. А те, кого на чем-то подобном ловят, частенько не возвращаются из рейдов.

Некоторое время они шли молча, потом Рекс снова спросил:

– Винс, почему на курсах так плохо готовят? Нас ведь даже штурму зданий учили только в теории, не говоря уже о том, как переговоры вести или ещё что. Я вот с очками путаюсь...

Старший на ходу аж затрясся от хохота.

– Ну, ты, блин... – его снова беззвучно заколотило. – Ты действительно думал, что рейдера готовят три месяца? Рекс, полный курс три года, и потом ещё год практики в специальных группах на специальных заданиях, – Винс насмешливо посмотрел на ошарашенного спутника. – А курсы и первый рейд – это так... отбор. Кто пережил выход и будет после него рекомендован старшим группы, тот пойдет учиться уже всерьёз. Особо не рвись только. Просто держись рядом и проблем не создавай. Подпишу я тебе направление... если совсем уж не накосячишь.

Еще несколько шагов они прошли молча, собеседник был настолько ошарашен новостями, что в голову Винсента закралось запоздалое подозрение.

– Слушай, – спросил рейдер, – а ты часом не интернатский?

– Да. Откуда...

– Так в интернатах вечно всякую пропагандистскую муть гонят, – рейдер хмыкнул. – «Благо корпорации – превыше личного». «Чести защищать «Виндзор» удостаиваются лучшие» и прочее такое. Мой тебе совет: забудь. Прямо сейчас. За периметр с таким мусором в голове соваться нельзя. Впрочем, в учебке из тебя эту хрень и так выбьют. Хотя и в чистой зоне выше рядового с такой лабудой в голове не поднимешься. Ладно, это всё лирика была. А теперь слушай сюда, и слушай внимательно. На встрече стоишь у меня за спиной и молчишь. К оружию не тянуться ни под каким предлогом. Даже чтоб намека на движение не было – переговоры сорвешь. И если я вдруг раскашляюсь, значит, работаем по силовому варианту – будь готов в любой момент.

Рекс кивнул:

– Понял.

* * *

Су Мин устроилась на циновке, поджав ноги и прикрыв глаза – спина прямая, плечи расправлены, руки ладонями вниз лежат на коленях. Для европейца – довольно неудобная напряженная поза, для неё – одна из самых комфортных, позволяющая сосредоточиться, настроиться на работу и привести мысли в порядок.

Как ни бодрись, а прошедшие дни (да и ночи тоже) были весьма насыщенными, и предстоящие обещали им ни в чем не уступить. Поэтому любую свободную минуту стоило потратить на отдых. А раз уж не складывается со сном, надо хотя бы на время отключать сознание. Как сейчас. Просто тишина, просто спокойствие и расслабление…

Некоторые говорят, что ждать и догонять – самое изматывающее дело. Неправда. Ожидание – это своего рода передышка перед началом действий. Ее нужно ценить и любить. Кроме того, ждать даже приятно, особенно когда знаешь, что запущенные процессы развиваются так, как им следует развиваться, а ты лишь наблюдаешь, контролируешь и держишь руку на пульсе событий, чтобы в нужный момент оказаться в положенном месте.

87
{"b":"579111","o":1}