ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы ведь поможете мне разобраться, если возникнут какие-то вопросы? Я же к вам сразу после практики…

– Разумеется, мисс, – уверил ее Ал, про себя гадая, как это нежное дитя со своими деликатностью и тактом будет строить карьеру среди зубастых коллег. – Всё, что необходимо.

Она вздохнула грустно-грустно и пробормотала:

– Сейчас мне необходим пистолет. Я бы им застрелилась.

Ее собеседник позволил себе понимающую улыбку:

– Мисс Ховерс, все не так уж страшно, как кажется. Документы хранятся на «вечных» накопителях и не могут быть изменены или подделаны. На каждом накопителе обозначен год и квартал. В коренной директории лежит файл общего свода, во вложенных – первичные документы: ЖКХ, питание, электроснабжение, доступ к сети, кадастровые отчеты, налоговые, расходы на матчасть, расходы на командировочные и прочее. Это только выглядит так громоздко, на деле же все цифры сведены в таблицы и, ориентируясь по ним, вы сможете произвести проверку. А текущие данные смотрите в информационной системе интерната.

Девушка кончиками пальцев скользнула по сенсорному экрану моноблока и сказала задумчиво:

– Какая очаровательно архаичная система...

– Зато проверенная, – улыбнулся Ал. – Данные не сможет подделать ни один хакер.

– Да, я понимаю – чем проще, тем надежнее, но… цифры – такая скукота. Я думала, что буду ловить преступников…

Директор улыбнулся еще раз:

– Мисс Ховерс, именно цифры и помогают ловить преступников. Если понадобится помощь, знайте, я к вашим услугам.

Она вздохнула и села за стол. Мордовороты переглянулись, после чего тот из них, который выглядел старше, вышел в коридор, а второй сел в углу и изобразил напряженную готовность мгновенно защитить подопечную. Ал только вздохнул про себя и понадеялся, что вышедший не станет творить чего-нибудь… ну, чего-нибудь.

* * *

Надо отдать должное старанию мисс Ховерс. Она не зря была отличницей в университете. Аллан в жизни не видел, чтобы кто-то так прилежно и так бестолково ковырялся в документации. Уж каких только проверок он за пятнадцать лет не насмотрелся, но такую глупо-тщательную наблюдал впервые.

Девушка зачем-то влезла в данные прошлых лет, которые уже давным-давно были проверены ее предшественниками, и где стояла виза о соответствии нормативам и инструкциям. Она пролистала все справки и накладные, однако вряд ли разобралась хоть в чем-то. Она сверяла даты и цифры, приход и расход со счетов, постоянно путая статьи и подразделы. Наблюдать за ней было так же забавно, как за играющим в кубики ребенком. Однако уже через двадцать минут директор не выдержал накала прилежности и под благовидным предлогом покинул архив.

Спустя пару часов напряженной работы, а точнее – напряженного буквоедства мисс Ховерс позвонила Алу по коммуникатору и попросила несчастным голосом какие-нибудь тапочки. Когда тапочки ей принесли, она с облегчением перебралась из дорогих дизайнерских сапожек в казенную интернатскую обувь.

Еще через час девушка постучалась в кабинет к мистеру Эдтону и робко попросила разрешения погулять по территории интерната, чтобы «немного проветрить голову». Ал, понимая, как неловко и тоскливо гостье в компании молчаливых телохранителей, кивнул Джорджу. Пусть составит проверяющей компанию и хоть немного развлечет разговором.

Рик был счастлив. То ли от возможности побить баклуши, то ли от того, как мисс Ховерс в пугливом восторге смотрела за забор, оплетенный колючей проволокой, и спрашивала с недоверием:

– Неужели от вашего заведения до периметра всего несколько километров? И за ним не белые, как обычно, а мертвые сектора?

Ее собеседник с видом некоторого превосходства отвечал:

– Не бойтесь, мисс, у нас повсюду видеонаблюдение. Видите эти камеры?

Девушка серьезно кивала.

– Они снимают все, реагируя на любое движение, и угол обзора у каждой – сто двадцать градусов. Записи хранятся на специальных носителях. К тому же при малейшей попытке проникновения на территорию включается сигнал тревоги, который поступает на главный пульт внутренней охраны, а это отряд из нескольких десятков бойцов. Кроме того, ограждение находится под напряжением, а въезд и выезд осуществляется через ворота и КПП.

– Да к вам не пробиться! – улыбалась гостья и добавляла: – Но все равно жутковато…

В отличие от впечатлительной мисс Ховерс ее телохранитель ходил следом за своей подопечной, с трудом подавляя зевоту. Джордж сперва косился на мрачного цербера, идущего чуть позади, но потом привык и даже перестал замечать.

После прогулки и увлекательнейшего рассказа мистера Рика девушка откланялась и снова погрузилась в пучину отчетов, смет и цифр.

Алу было ее жалко. Он уже посмотрел в Сети, кто такая эта мисс Ховерс. То-то фамилия показалась знакомой. Отец – управляющий объединением сотого, сто десятого и сто одиннадцатого секторов. Собственная яхта, вилла на море, счета в банках корпорации. Мать – директор, а по факту – хозяйка дизайнерского дома. Так что теперь становилось понятно, откуда у дочки шмотки, на которые можно купить элитный автомобиль. Властные родители, скорее всего, не прочат своей золотой девочке блистательную карьеру – отправили в СБ, чтобы подложить под кого-нибудь повыше, благо, с ее внешними данными это не составит труда. Причем, думая о данных, Ал имел в виду не только и не столько привлекательную внешность мисс Эледы, но еще и папину влиятельность, а также семейные деньги.

– Мистер Эдтон, вы еще не ушли? – мисс Ховерс заглянула в директорский кабинет и виновато улыбнулась. Следом неслышно зашел телохранитель – не тот полуседой, а другой, помоложе. – У вас отыщется минутка?

Ал кивнул:

– Разумеется. Нужна какая-то помощь?

Девушка потупилась:

– Хотела бы уточнить некоторые моменты. Кое-какие цифры мне не очень понятны, я ведь говорила, что впервые… и…

Эдтон придвинул ей стул:

– Нечего стесняться, все мы когда-то начинали. Что именно вам непонятно, мисс?

Эледа посмотрела на него с благодарностью и мягко сказала:

– Мне непонятно, мистер Эдтон, куда пропала одна из ваших воспитанниц – мисс Айя Геллан, прибывшая в интернат с производственной практики… – девушка бросила короткий взгляд на экран коммуникатора, сверяя данные, – тринадцатого ноября, в шестнадцать часов двенадцать минут.

У Аллана сердце упало в живот, однако усилием воли директор умудрился сохранить невозмутимость:

– Мисс Айя Геллан не прибывала в интернат. Мы скорбим о потере, но, понимаете… девочка поспешила и оступилась – упала на монорельс. Вы ведь знаете, какое там напряжение? Я ездил на опознание. Собственно, кремировать было почти нечего, однако…

Эледа Ховерс поднялась на ноги и улыбнулась. А мистер Эдтон поразился тому, какой неожиданно хищной вышла эта улыбка, мгновенно преобразившая прежде милое лицо. От робкой простодушной девочки не осталось и следа. Перед Алом стояла холеная стерва высшей пробы.

– Возьми-ка у него анализ крови, Винс, – по-прежнему сверля директора взглядом, ровно приказала Эледа телохранителю. – Что-то мои духи на него совсем не подействовали. Научникам будет интересно. Приложу к отчету о воздействии. Ай-ай-ай, мистер Эдтон, – продолжила мисс Ховерс, таким сладким и вкрадчивым голосом, что у ее собеседника от ужаса по спине пополз пот: – А ведь именно вы совсем недавно говорили мне, будто «цифры помогают ловить преступников». Итак, в шестнадцать тридцать три зафиксирован расход воды в боксе, где жила мисс Геллан. С шестнадцати тридцати трех до двадцати двух тридцати – расход электроэнергии. С ее планшета несколько раз осуществлялся выход в Сеть интерната, а ее учетные записи были активированы посредством сканирования индивидуального ключа с идентификационного браслета. Помимо этого, в столовой в тот день порционный лимит был превышен ровно на одного человека, что явствует из отчетных документов. Однако согласно данным, хранящимся у вас же, мисс Геллан не могла находиться в это время в интернате, поскольку была превращена в горстку праха в крематории номер пятьдесят один. Если это действительно так, то идентификационный браслет подвергся бы утилизации вместе с телом. Однако он каким-то образом продолжил работать еще сутки.

9
{"b":"579111","o":1}