ЛитМир - Электронная Библиотека

Глаза человека потемнели, пока он говорил.

– Вы – лгун, – тщательно подбирая слова, сказал мальчик.

Человек рассмеялся, и звук эхом отразился от стен.

– В каком-то смысле, – ответил он. – В каком-то смысле именно так.

– Что они хотят? Почему я здесь? Зачем они прислали вас?

– Они хотят, чтобы ты стал кем-то кем ты и представить не можешь, – тихо сказал человек. – И как я уже говорил, никто не присылал меня. Я здесь, потому что хотел убедиться, что сделал правильный выбор, – он посмотрел на мальчика и кивнул. – Всё ещё не боишься?

– Нет, – ответил мальчик, и впервые в его голосе появилось что-то похожее на неповиновение.

– Каждый чего-то боится.

– Я не подчинюсь, – проворчал мальчик. Человек улыбнулся, татуировка гончей оскалилась на виске, когда кожа сморщилась.

– Именно поэтому я и выбрал тебя, Кай.

Мальчик застыл от звука своего имени. Холодные мурашки побежали по коже.

– Как…? – начал он, но в этот момент дверь камеры распахнулась с лязгом замков. Хлынул свет. Мальчик отшатнулся, прикрывая руками глаза. Пол задрожал от тяжёлой поступи и зубы заныли от наполнившего воздух машинного гула. Мальчик по имени Кай пытался сморгнуть внезапную слепоту.

– Встань, – произнёс голос. Он посмотрел вверх, глаза болели, слёзы бежали по щекам. Над ним возвышался золотой гигант с необычным посохом с лезвиями в руке и багровом плаще, ниспадавшем до пола.

– Встань и следуй, – повторил гигант. Мальчик чувствовал, как сердце колотилось в груди.

Чего ты боишься?

Кай посмотрел мимо золотой фигуры на ту часть камеры, где сидел человек. Там никого не было.

Чего ты на самом деле боишься?

Он встал. Его голова едва достигала живота золотого гиганта.

– Что происходит? – спросил он, голос был сильным и ясным.

Гигант положил руку ему на плечо. Пальцы были тёплыми, как металл, оставленный под солнцем. Кай чувствовал силу в гиганте, когда тот повернулся и направился к открытой двери.

– Ты встретишься со своим повелителем, – ответил гигант, когда они вышли из камеры в свет.

II

– На колени, – прорычал гигант за спиной.

Кай не пошевелился.

– На колени, – повторился приказ. Но он всё равно не двигался.

Он не мог. Он стоял в помещении из камня и чёрной стали. Оно было таким же большим, как самые просторные убежища, которые он видел дома под плавильными уровнями. Светившиеся шары свисали с потолочных балок. Каждая тень отражала полированный металл и обработанный камень. Это было самое невероятное место, которое Кай когда-либо видел, но он застыл на месте по другой причине.

Фигура смотрела из-за каменного стола в центре зала. Он был высоким, даже выше золотого гиганта, но массивнее, что придавало ему совершенные пропорции. Даже малейшее его движение излучало мощь. Он носил чёрные одежды, обрамлённые белым мехом. На суровом лице с резкими чертами под копной светло-белых волос блестели чёрные глаза. От взгляда веяло силой, как жаром от печи. Кай никогда не испытывал ничего подобного: ни в перестрелках с конкурирующими бандами, ни когда он забрёл на территорию Ржавых котов или прыгнул в расселину.

– Что… – начал Кай, вопрос замер на языке. – Что вы такое?

Золотой гигант зарычал, но взгляд фигуры заставил его замолчать.

– Что я такое я и сам ещё не до конца понял, но я могу ответить на вопрос кто я. Меня зовут Рогал из дома Дорн.

Кай моргнул. Каждая часть его существа кричала опуститься на колени, принести клятву верности и вечной преданности фигуре перед собой. Но он этого не сделал.

Он поднёс ладонь ко рту и укусил. Кончики зубов вспороли кожу. Кровь оставила лёгкий привкус железа на языке. Он протянул руку и сжал в кулак. Красные капли побежал между пальцами. Рогал Дорн смотрел, как кровь капала на каменный пол. На его лице не дрогнул ни один мускул.

– Зачем ты предлагаешь свою кровь? – холодно спросил он. – Как символ капитуляции? Как клятву?

Кай покачал головой, хотя все фибры его души взывали убежать.

– Как неповиновение, – сказал Кай, голос прозвучал слабо из-за пересохшего горла.

Кровь капал всё реже, и боль укуса сменилась тёплым онемением. Глаза Рогала Дорна неотрывно следили за ним, немигающие и бездонные.

– Ты правильно не встал на колени, – сказал он и отвернулся.

Кай почувствовал холод в груди. Рука и окровавленный кулак медленно опускались. Он заморгал, внезапно почувствовав неуверенность в происходящем и своём поведении.

Рогал Дорн подошёл к столу в центре зала и облокотился на него, внимательно рассматривая то, что лежало на поверхности. Золотые доспехи на чёрном камне. Каждая часть мерцала, как мигавшее пламя свечи. Доспех украшали крылатые существа, такие же, как и на броне гиганта, который всё ещё стоял за плечом Кая. Он увидел серебряные когти. Над острыми клювами блестели глаза из красных драгоценных камней. Рогал Дорн долго смотрел на доспехи и затем взял перчатку. Он повернул её в руках.

– Знаешь, что это? – спросил Дорн, наблюдая, как играет свет на перчатке. Он посмотрел на Кая, который покачал головой. – Это – дар, дар отца потерянному сыну. Также это символ объединения, цели, изменения. – Он положил перчатку ровно на то место, откуда взял. – Я – сын, а отец, которого я до сих пор не знал, Повелитель всего Человечества.

Кай нахмурился. Он не понимал, о чём говорит Рогал Дорн. Он знал, что мир не ограничивается плавильными уровнями и канализацией улья, но никогда не покидал их. Он снова задумался, где и как далеко он оказался от знакомых мест.

– У таких даров есть значение, – сказал Дорн, посмотрев на доспех, а затем на Кая. – Я был императором. Я правил сетью звёзд, но теперь стану другим. Теперь я стану не управлять, а покорять, чтобы правил мой отец. Вот что означает этот дар, – он повернулся к Каю. – Ты тоже дар. Тебя выбрали и забрали, когда Император покорил твой мир. Ты и так стал бы служить Ему, но тебя избрали стать одним из первого поколения воинов, выросших под моим началом. Тебе предстоит стать символом новой эпохи.

Кай посмотрел в глаза Рогала Дорна. Они были такими же холодными и непоколебимыми, как камень под ногами.

– Вы собираетесь отказаться от своего отца? – спросил он.

Дорн покачал головой.

– Нет, я поклялся ему, когда мы впервые встретились, – ответил Дорн и замолчал.

Кай посмотрел на окровавленную руку. Кровь начала свёртываться, а пальцы слипаться. Он поднял взгляд.

– Вы должны были отказаться, – сказал Кай. Он чувствовал, как дрожат руки и ноги, и изо всех сил старался сохранить контроль над телом.

Дорн нахмурился.

– Почему?

– Потому что неповиновение – это и есть жизнь.

Молчание Дорна затянулось и показалось, что он вздрогнул.

– Жизнь – это больше, чем выживание, – сказал Дорн.

Кай начал качать головой.

– Я встретил отца и понял, что я не император. Я понял, что значит моя клятва Ему, – Дорн указал на окровавленную руку Кая. – Я сказал, что тебе не нужно становиться на колени. Я сказал, потому что ты не понимаешь, кто я. Ты не понимаешь, что можешь помочь создать, – Дорн повернулся и зашагал по залу. – Тебе следует кое-что увидеть.

Кай колебался секунду и пошёл за ним. За самим Каем последовал гигант в золотой броне, постукивая древком копья по полу. Они остановились прямо в центре под сводчатым потолком. Дорн посмотрел в сторону и кивнул. Кай проследил за его взглядом. На него смотрели гравированные узоры бронзового потолка. Помещение заполнил низкий гул, а затем панели потолка одна за другой скользнули в стены.

Кай увидел.

Свет, бесчисленные точки света, рассеянные, словно замороженные икры. Вихри цвета, как пятна ржавчины на чёрном железе.

Он упал на колени, открыв рот и не в силах отвести взгляд. Старые истории о небесах и звёздах вернулись к нему, и он знал, что смотрел не на миф или мечту, а на правду.

22
{"b":"579117","o":1}