ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Корейская красота
Как перестать учить иностранный язык и начать на нем жить
Святая Анастасия Сербская. Чудеса и пророчества
Бойся, я с тобой
Лжец на кушетке
Безгрешность
Эластичность. Гибкое мышление в эпоху перемен
Князь Тьмы и я
Жизнь Амаль

Он не видел никого живого, кроме нечётких от боли фигур апотекариев. Единственные слова, которые он слышал, были гулкими командами сервиторов, чтобы он переместил руки или ноги для следующего этапа изменений.

Он не отказывался. Он знал, что они делали. Это было одним из первых, что они дали ему: знание того, что с ним делали. Он позволял им. Смерть была единственным способом прекратить происходящее, но смерть не была победой.

V

Они приковали его цепью к двум другим, перед тем, как попробовать убить его в первый раз. Он не видел ни одного из двух претендентов раньше. Один был выше Кая, худым и с кожей ржавого цвета. Второй ниже, но с татуировками поверх жилистых мускулов. У обоих были хирургические шрамы, такие же, как и у него. Скобки швов протянулись от основания шеи вниз по груди, напоминая хромовых паразитов, питавшихся плотью. Теперь у них у всех были разъёмы на руках.

На шеях висели кандалы, от которых тянулись цепи, соединявшие претендентов друг с другом. Каждая цепь была достаточно длинной, чтобы они могли стоять на расстоянии вытянутой руки друг от друга, но не больше. Первое что сделал Кай, когда сервиторы, наконец, закончили – проверил цепи. Они были ещё тёплыми после сварки, но не поддались. Двое остальных наблюдали за ним, когда он по очереди попробовал каждое звено.

– Они не сломаются, – низким спокойным голосом произнёс высокий. Он полузакрыл глаза, словно спал стоя. – Ты уже должен был понять это.

Кай проигнорировал сказанное. Он осматривал стены помещения, где они оказались. Металлический пол покрывали кучи мусора. Ржавый лес балочных ферм протянулся до высокого потолка. Теперь, когда сервиторы ушли, единственным источником света стало оранжевое мерцание тепловых отдушин на потолке. Воздух был густым и горячим. Такое окружение было привычным для него. Он вырос, жил и учился убивать в местах, которые выглядели точно также.

Он осторожно дёрнул цепь. Он был на одном конце скованной компании. Высокий был на другом конце, а татуированный посередине. Он покосился на кандалы других и ощупал свои.

Вдали раздался лязг, затем ещё один и ещё. Двое других напряглись, переглянулись и стукнули друг друга плечами. Цепи дёрнули Кая вперёд, и он едва не упал. Он выпрямился и дёрнул цепь назад. Что-то приближалось. Он должен освободиться и двигаться. Двое других пошатнулись и выругались.

– Что ты делаешь?! – крикнул высокий. Что-то взвыло во тьме и ему ответили другие крики, приближаясь в красной мгле. Кай огляделся. Ему нужно оружие. Если он убьёт среднего, то сможет избавиться от кандалов, но останется высокий. Ему нужно убить обоих и быстро. Он заметил длинную трубу на краю кучи мусора в шаге от них. Ему просто нужно…

Цепь резко натянулась, и он не устоял на ногах. Он резко развернулся, когда упал и приготовился ударить ногой. Локоть врезался в лицо, и нос взорвался в красных брызгах. Он попытался контратаковать, но не успел. Рука повернула его, и он оказался на полу, на шею наступила нога, а кандалы впились в горло.

– Кровь и ночь, он из свежей когорты, – прорычал голос над ними. Нога надавила на шею Кая, впечатав лицо в пол. Он не узнал голос, и это означало, что голос и нога на шее принадлежали претенденту с татуировками. – Ты слышал, слизняк? Стая приближается, а ты – мёртвый груз на цепи.

– Отпусти его. У нас нет времени, – раздражённо сказал высокий. Давление на шею и горло Кая не ослабло. – Отпусти его или мы все погибнем!

Нога оторвалась от шеи, и он встал. Снова раздался вой, став ближе, распространяясь во мгле и отзываясь эхом под потолком. Остальные двое не смотрели на него. Они смотрели в темноту, откуда доносился вой. Высокий резко повернул голову, и его рука неожиданно сжала горло Кая. Это было быстро. Кай видел быстрых людей раньше, но это скорее напоминало бросок паука.

– Ты хочешь пережить это? Тогда ты с нами, – сказал он.

Двое других стояли плечом к плечу и смотрели вперёд. Они вытащили куски металлической арматуры из мусора и сжимали обеими руками.

– Встань в строй! – крикнул татуированный претендент и бросил Каю металлический прут. Кай колебался. Лицо ещё болело. Вой стал громче. – Сейчас же!

Из темноты показалось существо из клинков и мышц. У Кая было время рассмотреть приземистое тело, ребра под дряблой кожей и лапы. Приближаясь, существо обнажило стальные клыки.

– Назад! – крикнул высокий, отпрыгивая от существа. Кай был медленнее и снова едва не упал. Существо приземлилось там, где они стояли мгновение назад. Оно напоминало бесшёрстную кошку. Кожа висела складками на жилистых мышцах. Ржавые металлические чешуйки покрывали голову, блестели острые зубы и когти. Существо разочарованно зарычало, напряглось и метнулось вперёд. Длинная металлическая арматура врезалась в открытый рот. Стальные зубы и кровь полетели во все стороны. Зверь заскользил назад и оказался в двух шагах от Кая.

– Прикончи его! – проревел голос в ухо. Зверь поднимался, царапая пол металлическими когтями. Кай подался вперёд, подняв прут над головой обеими руками. Зверь смотрел на него жёлтыми глазами среди чешуек ржавого металла. Кай ударил, затем ещё и ещё дважды, прут дрожал в руках. Кровь брызнула в лицо. Истерзанные останки зверя лежали перед ним. Неожиданно Кай понял, что дыхание даже не участилось.

– Не отвлекайся. Они идут!

Кай посмотрел, и в этот момент волна прерывистого воя прорезала воздух. Другие два претендента стояли рядом с ним. Каждый прижимался плечом к нему, образуя неразрывный треугольник.

Затем звери бросились на них, выпрыгивая из темноты, и мир превратился в вихрь челюстей и вонь гнилого мяса из пастей. Он размахивался и бил, обрушивая прут на всё, что двигалось перед ним. Зверей становилось всё больше, они мчались вперёд, словно ведомые голодом или болью. Он чувствовал, как сражались другие двое, ни отходя от него, ни на мгновение.

Он вонзил прут в открытую пасть и отшвырнул тело ногой. Небольшое пространство впереди очистилось, и он посмотрел вверх. До леса балочных ферм было десять шагов.

– Мы должны залезть на балки, – крикнул он. – Если останемся здесь, то умрём.

Слова звучали странно, даже срываясь с губ. Он был бритвой в бандах, одиночкой, который держался в стороне и полагался на скорость. У него были татуировки, и он подчинялся другим, но никогда не был одним из них: его выживание всегда зависело только от собственной сообразительности и рефлексов. Сейчас с цепями на шее он мог выжить, только если выживут и те, кто рядом.

– Веди, – крикнул высокий.

“Так просто, – подумал Кай, – никаких вопросов”. Минуту назад они дрались с ним, а теперь соглашаются без колебаний.

Пара зверей перепрыгнула тело сородича и бросилась на него. Он сместился в сторону и почувствовал ступнёй кровь на полу. Одно из существ потянулось к нему когтями. Он повернулся и ударил прутом сбоку по черепу со всей силой инерции и мускулов. Зверь упал, голова превратилась в мешанину смятого металла, костей и крови. Кай перепрыгнул его. Другие два претендента следовали за ним, пробивая путь в наступающем приливе.

Лес балок нависал над ними. Кай высматривал, как лучше подняться, когда сзади раздался болезненный хрип. Цепь дёрнула за шею, и он оступился. Блеснули когти. Боль пронзила бедро. Кровь потекла по ноге. Он повернулся и обрушил на зверя обратный удар. Существо заворчало и отступило. Кай оглянулся через плечо, напрягая мышцы шеи, в которые впились кандалы.

Высокий претендент лежал на полу, широкая глубокая рана протянулась по левой стороне его груди. Он дрожал, кровь брызгала, когда он тяжело дышал.

– Подними его! – крикнул претендент с символами-шрамами. Цепи, связывающие с истекающим кровью товарищем, заставили его опуститься на колени, и он размахивал металлической арматурой над головой. Звери окружали их сплошной стеной, глаза и челюсти приближались с каждой секундой.

24
{"b":"579117","o":1}