ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я сказала, что не могу помочь, но я не отказываюсь помочь.

– Почему вы не можете помочь? – спросил Архам, его голос был столь же безапелляционным и бесчувственным, как лёд.

– Потому что она не слушается меня, – ответила Гелиоса.

– Приведите её сюда, – сказал Архам. – Я сам поговорю с ней.

– Как пожелаете.

– Я уже говорила, что меня не интересует ваше предложение, – произнесла девушка в серых одеждах. Она посмотрела на Архама и пожала плечами. – Больше не о чем говорить. – Затем она села на пол и начала осматривать комнату, словно искала что-то интереснее возвышавшихся над ней двух Имперских Кулаков.

Её лицо было тонким и бледным, и отмечено только единственным ярко-красным кружком чуть ниже левого глаза. Вместо волос с головы свисали косички из серебряной проволоки. Она выглядела высокой для смертной, но подобные гибкость и стройность были характерны для тех, кто родился и вырос в условиях низкой гравитации. Глаза были зелёными. Одеяния простыми и пыльно-серыми. Она выглядела юной, но смотрела на мир знающим не по годам взглядом. Её звали Андромеда-17. В традиции генокультов Луны это означало, что она являлась семнадцатым возрождением одной генетически идентичной личности.

Архам секунду смотрел на неё.

– Матриарх Гелиоса, пожалуйста, оставьте нас ненадолго, – сказал он, не отводя взгляд.

Матриарх переступила с ноги на ногу, и Архам подумал, что она собирается возразить, но затем женщина молча направилась к арочной двери.

– Вы знаете, что она всё равно услышит сказанное вами, – заметила Андромеда. Архам не обратил внимания на её слова.

– Вы нужны Империуму, – сказал он.

– Империум может пойти и понуждаться в ком-нибудь ещё, – ответила Андромеда и пожала плечами. Кестрос покачнулся вперёд, сжав кулаки. Архам коснулся его нагрудника, прежде чем он сделал шаг. Веселье замерцало в глазах Андромеды, когда она посмотрела на Кестроса. – Недостаточный уровень психологического равновесия относительно темперамента. Знаете, я никогда не встречала никого из вашего вида. – Она снова посмотрела на Архама и кивнула в сторону Кестроса. – Он здесь в первую очередь для запугивания или вы находите его успокаивающе прямым?

Кестрос не двигался, но Архам чувствовал, что сержант напряжён от гнева.

– Успокойся, брат, – сказал Архам. – Уверен, что она не хотела, чтобы её слова приняли за оскорбление.

– О, нет, – сказала Андромеда, серебряные зубы блеснули во рту, когда она улыбнулась. – Я не хотела, чтобы мои слова приняли за оскорбление. Я хотела сказать, что ты тупой.

Архам проигнорировал её слова. Было что-то расчётливое за весельем в её глазах, что-то, что изучало, оценивало, судило.

– Я пришёл за вами, – сказал он, его голос был низким и контролируемым, – по воле своего повелителя, который охраняет Тронный мир и является Преторианцем Императора.

– Неважно, – перебила Андромеда. – Всё что вы можете сделать – убить меня или пытать, хотя последнее не слишком соответствует психологическому портрету вашего легиона. Значит, вам надо убедить меня, а на это вы не способны.

– Ваша матриарх кажется такой же стойкой, – сказал Архам.

Андромеда рассмеялась.

– Ваш вид и в самом деле прямолинеен, не так ли? Она – не стойкая. Она в ужасе. Получив сообщение о вашем прилёте, она умоляла и угрожала мне несколько часов и преуспела не больше вас.

– В ужасе?

– Мы умираем, космический десантник, – медленно ответила Андромеда, словно её терпение достигло предела. – Мы начали умирать, когда вы в первый раз привели нас к согласию. Работа на Императора купила нам некоторое время, но если ни я являюсь последним поколением культа, то им станет следующее. Матриарх не хочет смотреть правде в глаза. Она всё ещё надеется, что мы сможем снова подняться. Она делает всё возможное, чтобы сохранить то, что осталось. – Она открыла ладони и развела руки, холодная усмешка появилась на лице. – Я – эгоистичный ребёнок и не буду.

Архам подождал один удар сердца и коротко кинул.

– Хорошо, – сказал он. Он выпрямился и направился к двери, Кестрос последовал за ним.

– И всё? – окликнула его Андромеда.

Архам полуповернулся и пожал плечами.

– Вы можете считать нас простыми, но мы созданы понимать силы и слабости, и знать, когда можно выиграть, а когда нет. Так что, да, это всё. Не будет никакого возмездия за ваше неподобающее поведение. – Он повернулся и продолжил идти к арке. – И всё же я удивлён.

– Удивлены?

– Я никогда не встречал никого из вашего вида, – сказал он на ходу, вернув ей её же слова. – В некотором смысле впечатляет, что вы даже не захотели узнать ради чего мы пришли сюда.

– Ради чего-нибудь прозаичного вроде пуль и крови, – пробормотала она.

– Нет, – сказал он, остановившись на пороге. – Я охочусь на врага и тайну.

– Какого врага?

– Я ничего не могу сказать, пока вы не согласитесь служить.

Она прищурилась. Скука мгновенно улетучилась.

– Это что-то, что вы не понимаете, так? Что-то, что является вашей противоположностью, и для его понимания вам нужна я…

Он позволил лёгкой усмешке сорваться с губ и сделал ещё шаг к двери. – Счастливо оставаться.

– Стойте, – позвала она и Архам снова остановился. – Вы манипулируете мной. Ничего не получится. Я контролирую себя. Хотя должна признать это была хорошая попытка.

Он медленно вернулся к сидевшей девушке. В шаге от неё он присел на корточки, чтобы лицо Андромеды находилось почти напротив его лица. Бионика щёлкнула под его весом. Он посмотрел ей в глаза.

– Вы ошибаетесь, – спокойно сказал он. – Мой вид слишком прямолинеен для манипуляции.

Она улыбнулась.

– Чем бы это ни было… – она снова покачала головой и прикусила губу серебряными зубами. Он ждал. – Оно и в самом деле нечто исключительное, не так ли?

– Разве в ином случае мы пришли бы сюда? – сказал Кестрос у арочного прохода.

– Пожалуйста, не пытайся польстить мне, – огрызнулась Андромеда. – Твой господин едва разбирается в чём-то, у чего нет спускового механизма, но он хотя бы смог понять, что моя слабость – любопытство, а не эго.

Архам проигнорировал скрытое оскорбление.

– И? – произнёс, он не мигая. – Вы согласны служить?

Она покачала головой и закрыла глаза, наморщив лоб, словно от внезапной боли.

– Да, – ответила она и открыла глаза. – Да. Согласна.

Архам встал и вышел из комнаты. За его спиной Андромеда продолжала сидеть, уставившись на чёрную воду одном из бассейнов.

– Идёмте, – сказал он, не оборачиваясь.

– Это значит, что ты должна идти с нами, – сказал Кестрос после паузы. – Тут больше нечего объяснять.

Два

Оазис Квоканг

Императорский дворец, Терра

Туман падающей воды коснулся лица Армины Фел, и она вдохнула его запах. Её окружал шум потока, низвергавшегося по шлюзам турбины, сделав почти столь же глухой, как и слепой. Она не была слепой, не в полном смысле этого слова, и хотя грохот воды заглушил почти все звуки, она ещё могла слышать.

Разум видел окружающий мир, словно она смотрела на картину. Кистью являлся поток варпа, неизменный и постоянно менявшийся под физической реальностью, а чернилами служил резонанс мыслей и эмоций. Каменная балюстрада, на которую она облокотилась, стала реальной, отражая эмоции всех, кто когда-либо касался её. Мужчина стоял здесь, собираясь прыгнуть и покончить с собой. Он ушёл, передумав, но отпечаток отчаяния остался в том месте, где его руки касались камня. Три молодых серва сидели тут прошлым вечером, болтая ногами, их возбуждение от риска было ярким и острым. Давным-давно здесь на том же месте, что и она, стоял тот, кто назвал себя Императором. Призрак того присутствия напоминал исходящий из потухшей печи жар. А ещё ниже…

31
{"b":"579117","o":1}