ЛитМир - Электронная Библиотека

Альфарий слышал слова, но ничего не чувствовал. Он открыл рот. Он ощутил свежую кровь на губах.

– Нас… – произнёс он, голос скрипел сквозь решётку шлема. – Нас много, сын Дорна, и мы… мы знаем всё о тебе. Мы знаем всё о всех вас…

Онемение и серость застили взгляд, а затем сменились забвением.

Архам смотрел на легионера у своих ног. В другом конце зала сержант Сотаро и девять воинов вошли в двери и рассредоточились по покоям. Человек, висевший на руке Архама, хныкал, но магистр хускарлов, не отрываясь, смотрел на труп. Передняя часть брони цвета индиго была разорвана от паха до середины груди. Эффект от попадания нескольких разрывных болтов напоминал рой существ, искусавших керамит. Из раны на бедре по полу растекалась лужа крови. Она похоронила внимание и решимость воина двигаться к цели, не говоря уже о способности сражаться.

– Повелитель, – произнёс Сотаро, встав рядом с Архамом.

– Сними с него шлем, – сказал Архам, всё ещё не отводя взгляд. Сотаро колебался секунду, затем наклонился и сорвал шлем с мёртвого легионера. Голова оказалась выбритой, черты лица волевыми, но почти незапоминающимися. Глаза остались открытыми, безжизненно уставившись на Архама. По подбородку текла кровь изо рта.

Архам выдержал пристальный взгляд мёртвого врага.

– Заберите на корабли, – сказал он Сотаро.

– “Огненный раптор” потерян и ещё один зацепило вторичным взрывом, но он функционирует.

Архам мгновенно обдумал услышанное. Анализом потерь и неудач он займётся позже.

– Вызови их, – сказал он. – Затем разберите это место. Разломайте стены. Найдите всё – хранилища данных, пергаменты, всё. Доставьте найденное на “Нерушимую Истину”. У вас один час. Затем превратите всё в пепел и камни. Никаких следов. Никто не должен понять, что здесь произошло.

Сотаро прижал руку к груди, отдав честь, и кивнул на труп, на который всё ещё смотрел Архам. – А с этим?

– Возьми его. Помести в стазис и забудь, что его видел.

– Повелитель, – произнёс Сотаро и склонил голову.

Ещё секунду Архам смотрел в мёртвые глаза Альфа-Легионера, затем повернулся и направился к дверям. Броня лязгала при движении. Онемевшая плоть на спине мучительно болела. Один из воинов Сотаро помог Кестросу встать. Архам поймал взгляд молодого сержанта и коротко кивнул. Сотаро уже начал отдавать приказы по воксу и распределять отделение. Двое воинов спустились за спиной Архама, когда он шагал по особняку.

К тому времени как он вышел во внутренний двор около стены, ночь ещё не прогнала последние лучи света. С момента запуска ракет с десантно-штурмовых кораблей прошло меньше десяти минут. Разум просеивал каждую деталь операции, анализируя ошибки, личные и тактические.

Вдовствующий сын Хиракро неподвижно висел на плече, возможно, наконец, потеряв сознание.

– Вы взяли его, – произнёс голос из тени стены. Он обернулся, когда Андромеда шагнула в поле зрения.

– Вам приказали держаться подальше от поля боя.

– Бой, похоже, закончился, – ответила она, шагая рядом, но смотрела на безвольно висевшее тело Хиракро. Она приспособилась к темпу Архама и протянула руку, отведя в сторону волосы потерявшего сознание человека, чтобы увидеть лицо. – Привет, ниточка, – промурлыкала она. – Посмотрим, куда ты приведёшь.

Пять

 Линкор “Лев Последнего Королевства”

орбита Юпитера

Тишина помещения была для Армины Фел всё равно, что рёв. Без глаз её разум видел волнение случайных мыслей и чувств. Добрая половина старших командиров Третьей сферы обороны Терры стояла перед ней под знамёнами мёртвых и внимательными взглядами каменных воинов. Призрачные мысли собравшихся военачальников захлестнули её: офицеры Солярной ауксилии, юпитерские князья-коммодоры, техножрецы, каперы Призрачной отмели и генералы каллистанского ополчения – все ждали, думали, волновались.

Армина Фел кожей чувствовала опасения собравшихся воинов. Вопросы, сомнения и страхи превратились в её мысленном взоре в цветные брызги. Среди всеобщего волнения выделялись техножрецы, чьи разумы оставались статичными геометрическими фигурами. Лорд-кастелян Эффрид и его свита стояли справа от неё, их разумы представляли собой звёзды контроля. Но неважно кем они были, каждый разум сосредоточился на пылающем присутствии Рогала Дорна.

Армина Фел стояла в трёх шагах позади него под охраной чёрных стражей. На таком расстоянии присутствие примарха напоминало полуденное солнце над пустыней. Она чувствовала, как оно затягивает её, омывает силой, сжигает сомнения.

– За Императора, – произнёс Дорн, и прижал руку к груди в старом приветствии единства. Зал отозвался эхом, когда сотни рук повторили движение и слова. Ростки неуверенности исчезли. – Ваш долг перед Империумом изменится. – Слова прорубили толпу, как брошенный валун. Дорн подождал секунду и продолжил. – Вы были командующими Третьей сферы обороны, вы построили её и поддерживали, вы стали глазами на её стенах и руками на её оружии. Вы заметили, что многих ваших товарищей по оружию нет здесь. Это вызвано тем, что они продолжат исполнять ваш долг. У Императора для вас другое задание.

Удивление, холодное и острое, распространилось по рядам. Армина Фел почувствовала едкий привкус страха в каждом разуме, кроме техножрецов и Имперских Кулаков. Если в дисциплинированных умах страх оказался всего лишь импульсом на краю контроля, то для других он стал чёрным облаком, просочившимся сквозь поверхностные мысли. Все они слышали о подразделениях, которые возвращались на Терру или на Марс. Многих больше никогда не видели, некоторые, похоже, просто перестали существовать. Теперь их ждёт та же судьба?

– Лорд-кастелян Эффрид и его капитаны проинформируют всех вас в течение следующих двадцати четырёх часов, но к этому времени вы подготовите вверенные вам войска для сражения и варп-перехода.

На этот раз каждый разум в зале запульсировал потрясением. Даже Имперские Кулаки на секунду не справились с удивлением. Варп-переход означал путешествие за пределы Солнечной системы и оставление защиты Терры.

Дорн снова замолчал, и Армина Фел покачнулась, когда исходящий от него контроль вырос. Тишина, казалось, стала ещё глубже.

– Наша цель – защита Терры, но ждать пока придёт враг – значит навлечь на себя поражение. Враг приближается. Они окружают нас, выжидают и копят силы, выбирая, как и когда нападут. Мы не дадим им эту роскошь. Терра выстоит.

На миг наступила тишина, пока кружила эмоция, и затем сотни голосов заполнили воздух:

– Терра выстоит!

Гордость и агрессия ворвались в чувства Армины. Она ощутила, как они тянут и кружат её собственные эмоции снова и снова, как камни пляжа, пойманные океанской волной.

Дорн на секунду опустил голову и вышел из зала. Армина Фел последовала за ним в сопровождении чёрных стражей и лорда-кастеляна Эффрида. Они молча шли по кораблю, и противовзрывные двери открывались перед ними. Хускарлы впереди проверяли каждый метр. Наблюдая за ними, она подумала об Архаме. Отсутствие старого военного архитектора внезапно показалось очень заметным: дырой, пробитой в текущей ситуации, столбом, убранным из-под арки. Почему Дорн отослал его?

Они шли всё дальше и дальше по полу из гладкого камня, минуя стены покрытые медью и бронзой. Наконец они пришли в зал, освещённый только множеством ярких ламп, висевших над гранитными столами. Дорн кивнул хускарлам, и они отступили, встав около двери и в коридоре снаружи. Чёрные стражи Армины остановились возле Имперских Кулаков в плащах, а она последовала за Дорном и Эффридом.

Двери зашипели, закрываясь.

– Упреждающий удар, повелитель? – спросил Эффрид, когда двери закрылись с пневматическим стуком. Армина тяжело дышала, пытаясь восстановить дыхание после прогулки, пока разум сосредоточился на Эффриде. Теперь они находились вдали от сотен одновременно кричавших умов, и она увидела тонкие морщины в ауре лорда-кастеляна.

39
{"b":"579117","o":1}