ЛитМир - Электронная Библиотека

Сорк кивнул и повернулся, чтобы уйти. Он выглядел потрясённым, но хорошо скрывал это.

Фокрон посмотрел на остальных:

– Корабль будет держаться на расстоянии. Собранная группа отправится на встречу на лихтере, убедится в устранении цели и отступит. Каждые пять минут – обмен сигналами, два пропущенных – и корабль уходит.

Мизмандра кивнула.

– Собранная группа? – спросила она.

– Я сам пойду и ты тоже, – ответил Фокрон, кивнув на Мизмандру. – Он ожидает контрабандистов, поэтому ты станешь нашим человеческим лицом. Мы должны подтвердить идентичность цели перед устранением.

– Я тоже должен идти, – раздался тихий голос и все посмотрели в ту сторону. Инкарн встретил их взгляды и пожал плечами. – Контрабандисты никогда не приходят одни, и если вы хотите быть уверены, что Хиракро ещё не предал, то вам нужен я, чтобы покопаться в его мозгах, прежде чем вы превратите их в туман. – Псайкер прикусил верхнюю губу, когда тишина стала ответом на его слова, но не отвёл взгляд.

Фокрон, наконец, кивнул:

– Ты прав. Ты идёшь.

– Тебе нужен напарник, – произнёс Силоний, и Фокрон оглянулся на него. – Если это окажется не тем чем представляется или появится проблема, тебе потребуется прикрытие.

Фокрон посмотрел на Силония и снова кивнул:

– Согласен, – сказал он.

Силоний поднял взгляд и уставился на Мизмандру. У неё мурашки побежали на коже. Что-то было в Силонии, что она не могла понять, что-то, что она заметила ещё после атаки на башню связи. Словно кто-то ещё наблюдал за ней изнутри глаз воина.

Артефакт 9-Каппа-Мю

Солнечный космос

Космический артефакт кружил вокруг солнца ещё до появления самых первых карт Солнечной системы. Красные жрецы Марса дали ему то, что стало его именем. Они обозначили его как артефакт 9-Каппа-Мю, но если сухая последовательность символов и букв подразумевала что-то легко классифицируемое и индексируемое, правда состояла в том, что ни техножрецы, ни любая из других организаций, переживших Тёмную эру технологий, не знали, чем он на самом деле являлся.

Геодезическая сфера из чёрного металла в тридцать километров в диаметре, артефакт выглядел, как тёмная луна в поисках родительской планеты. Под внешним слоем проходы пронизывали пространство между открытыми космосу сотовидными огромными пещерами. Гигантские рваные отверстия зияли на поверхности, и пелена обломков окутывала его плащом. Обломки, как и сам артефакт, всегда были там, сопротивляясь силам природы, которые давно должны были затянуть их в обширные мусорные отмели. Самая же большая тайна состояла в том, что он оказался невидимым для всего кроме прикосновения или прямого взгляда. Ауспики смотрели прямо сквозь него, а его состав бросал вызов и технологии и науке.

Были экспедиции, исследования, анализ данных, собранных учёными Консерватории, но все попытки обнаружить его происхождение или предназначение потерпели неудачу. Артефакт пытались уничтожить, избавить от него пространство между Марсом и Венерой. Эти попытки также потерпели неудачу, как и попытки определить его природу. Мелта, сейсмические и гравитонные заряды не смогли даже поцарапать его структуру. Поэтому он так и остался, сохранив своё ничем непримечательное название, и его окружили спутниками, предупреждавшими все приближавшиеся корабли.

Во всей Солнечной системе было сложно найти столь же укромный угол.

Силоний размышлял над этим, стоя в тени на краю пещеры. Место встречи располагалось в одной из частей сети туннелей, которая послужила базой для одной из экспедиций Механикум раскрыть тайны артефакта. Его структура бросила вызов всем попыткам прикрепить хоть что-нибудь к стенам, поэтому техножрецы встроили пласталевые проходы и помещения в чёрные металлические туннели. Какое-то время его использовали контрабандисты, и с тех пор в туннелях всё ещё оставался воздух. Но не было никакой силы тяжести, и они продвигались по пещере, лязгая магнитными ботинками о пол. Они не стали сильно углубляться в артефакт, но даже несколько сотен пройдённых метров создавали ощущение, что они миновали невидимый барьер в неизвестное.

Силоний на ходу постоянно переключался с инфразрения на ночное видение и обратно. Коридоры менялись от совершенно чёрных и туманно-зелёных до резких цветов жара и холода. Впереди шли Мизмандра и Инкарн, серые силуэты оживляли оранжевые оттенки тепла их тел.

– На ауспике чисто, – произнёс Фокрон по воксу. Охотник за головами прайм двигался в двадцати шагах сзади. – Хотя это место…

– Мне не нравится, – сказал Силоний, повторив невысказанную мысль Фокрона. – Лучшего места для контрзасады не найти. Здесь может быть, кто угодно и мы не увидим их, пока они сами не покажутся. – Тактические руны искрили статикой на экране шлема, пока он говорил. Материал артефакта вдвойне ослеплял их.

– Согласен, но это относится к нашей добыче также как и к нам, – заметил Фокрон.

Впереди Мизмандра свернула в боковой коридор. Инкарн последовал за ней секунду спустя. Силоний увидел движение людей и остановился, осматриваясь и опускаясь на колено, чтобы прикрыть проход позади них.

– Похоже, мы близко, – сказала Мизмандра. – Никаких признаков чего-либо.

– Выдвигайтесь на позицию и ждите, – велел Фокрон.

– Не бойтесь, – сказал Силоний, переместившись за корпус холодного оборудования у одной из сторон прохода. Он оглянулся, чтобы убедиться, что линию обзора в обоих направлениях ничто не загораживает. Он видел Мизмандру и Инкарна, присевших рядом с входом в большую пещеру. Оба выглядели оранжево-жёлтыми пятнами посреди холодного синего цвета. Фокрон исчез, тепло его доспехов расплылось в воздухе.

Силоний снизил сердцебиение, сведя его к низкому пульсу полного спокойствия. Ему не нравилось происходящее. Ему не нравилось, что их вызвали сюда. Он понимал ход мыслей Фокрона и не мог отказать ему в логике, но…

Он моргнул. Проход перед ним искрился в оттенках синего и чёрного цвета. Начало резко покалывать руки. Пальцы внезапно словно сковал лёд. Он подавил вздох. Что-то огромное и холодное поднималось изнутри, царапая позвоночник пока…

Он шёл по “Сигме”, следуя за сопровождавшим его воином.

Они миновали запутанные коридоры, по которым он не ходил уже годы, шаг за шагом спускаясь в глубокие отсеки, где в воздухе чувствовался привкус застоявшейся воды и электричества. Здесь было мало света, он не требовался тем, кто ухаживал за машинами в сердце корабля. Красный свет печей пылал из-за углов, и мощный пульс реакторов проходил сквозь пол и стены. Путь, по которому они шли, был извилистым, но не тайным. Он подумал об этом, запоминая каждую деталь. У него появилось чувство, что они направлялись в место, где он никогда не был прежде, спрятанное на корабле, который он хорошо знал. Это не удивило его – таков путь Легиона. Зато его удивило отсутствие попыток скрыть путь. Такая открытость означала… возможности.

Он едва не пропустил момент, когда они пришли. Сопровождавший просто открыл люк, как уже делал двадцать один раз, и они оба шагнули внутрь. Но с той стороны не оказалось никакого коридора. Огромное пространство ошеломило и окружило его, когда люк с лязгом закрылся за спиной. Звук вставших на место магнитных болтов прокатился по темноте. Он быстро повернулся, но сопровождавший уже стоял перед ним, невозмутимо подняв болтер.

– Что это? – спросил Силоний.

– Аудиенция, – ответил воин.

Силоний не двигался. Он спиной ощущал, как чувства анализируют помещение. Воздух был прохладным. Запах пыли и машинного масла проникал в каждый вдох. Воин смотрел на него, сияние окуляров казалось разрезом зелёного света во тьме. Гул активной брони пульсировал в резонанс стуку сердец. В зале ничто не двигалось.

– Кто вызвал меня сюда? – прорычал Силоний. – Кто ты?

– Я – Альфарий, – ответил воин.

57
{"b":"579117","o":1}