ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прямо перед тем обнаружением. Мы увидели их именно из-за неполадок двигателя.

– Всё оружие на цель, – приказал Архам.

– Магистр? – спросил Кестрос, но Архам кивнул техножрецу:

– Огонь.

– Выполняю, – ответил техножрец, и долю секунды спустя корабль задрожал, затем задрожал ещё раз.

Макропушки, плазменные аннигиляторы и турболазеры швырнули ярость сквозь тьму между “Нерушимой Истиной” и её жертвой. Первыми ударили лазерные лучи, пробив корпус корабля-мародёра. Макроснаряды и потоки плазмы попали в цель секунду спустя и распороли её во вспышке света.

– Что…? – начала Андромеда, но Архам уже обращался к Чаё:

– Какой корабль проходил здесь за последние девять часов?

– Собираю и обрабатываю, – ответил Чаё.

Архам повернулся и посмотрел на Кестроса и Андромеду:

– Мы не должны были поймать их. Корабль-мародёр быстрее нашего фрегата.

– Его двигатели… – начал Кестрос.

– Вышли из строя и показали местоположение. Его уже давно не должно было быть в этом месте, и всё же он здесь. С какой стати ему терять время ради нас?

Андромеда выругалась.

– Если они останавливались или сбрасывали скорость для встречи с другим судном, – ответил Кестрос.

– Корабль-монитор “Непримиримый” перевозит двух астропатов к внешним системным защитам в сопровождении 56-го Велетарис Терцио второй когорты Солярной ауксилии, он прошёл зону потенциального сближения с недавно уничтоженным судном. Расчётное время потенциальной встречи двух кораблей от двух до пяти часов назад. Точность расчётов: шестьдесят девять процентов.

– В случае высадки, они взорвали бы реакторы и мгновенно уничтожили бы нас, – сказал Кестрос.

Архам кивнул:

– И кому пришло бы в голову отслеживать путь санкционированного корабля-монитора.

– Куда направляется этот корабль? – спросила Андромеда.

– Вы о системном мониторе, обозначенном, как “Непримиримый”? – уточнил Чаё.

– Да, да, – резко произнесла Андромеда. – Куда он везёт этих астропатов?

– К крепости связи Первой сферы, – ответил Чаё. – К спутнику Плутона, обозначенному, как Гидра.

Архам почувствовал, как дрожь прошла сквозь бионику. Лицо Андромеды застыло в усмешке, словно она только что поняла шутку. Кестрос встретил его взгляд и закончил мысль Архама:

– Они вовсе не бежали с Терры, – сказал он. – Они направлялись к месту своего удара.

– Доставьте нас к Гидре, – велел Архам. – Расплавьте реакторы в шлак, если потребуется, но доставьте нас туда.

Святилище астропатов, спутник-крепость Гидра

Орбита Плутона

Они дошли до внешних дверей святилища, и этот момент сирены взвыли ещё громче. Тревожные лампы замигали красным.

“Полная боевая готовность”, – подумала Мизмандра, когда они остановились перед дверью. По обе стороны от входа стояли четыре Инфераллтийских гусара. Её взгляд скользнул по их оружию: две картечницы с барабанными магазинами и две роторные пушки, ленты с боеприпасами доходят до коленей и скрываются в магазинах на спине. Жёсткие аугметические крепления окружали плечи и туловища, обнимая воинов, словно металлические пауки.

Морхан шагнул вперёд.

– Святилище закрыто, – произнёс один из гусар, судя по голосу – мужчина.

– Не закрыто, – резко ответил Морхан. – Это – двое мёртвых астропатов и вы или вызовите одного из их коллег, забрать останки, или я выкину трупы в воздушный шлюз и скажу, что это было именно вашей идеей, потому что учебная тревога волнует вас больше, чем уважение обычаев Телепатики.

– Это – не учебная тревога, – сказал гусар, и прицелился из картечницы. Остальные трое последовали его примеру. – Назад. – Гусар с демонстративным щелчком снял пушку-картечницу с предохранителя.

Мизмандра тяжело сглотнула, активируя субтотальный микрофон в горле. В бусинке вокса зашипела статика.

– Ждите, – сказала она, и сжала метательный нож между ладонью и передней рукоятью оружия: тихий и быстрый способ убить и последнее, чего ожидают гусары.

– Назад, – повторил гусар. Морхан кивнул и отступил, качая головой, демонстративно удивляясь явному проявлению глупости. Мизмандра вздохнула, собираясь отдать приказ на убийство.

В воздухе раздался металлический лязг. Двери в святилище начали открываться. Болты поршней отсоединялись один за другим, слои пластали уходили в стены. Гусары вздрогнули от удивления, но сохранили оружие нацеленным на ауксилариев. Мизмандра задержала дыхание. Последний лист брони скрылся в стене, и появилась фигура в сопровождении двух солдат в масках и угольно-чёрных доспехах.

“Чёрные стражи”, – подумала она, телохранители астропатов в Солнечной системе. Между ними, прихрамывая, шёл астропат в зелёном бархатном облачении, отороченном мехом горностая. В каждой руке он держал по серебряной трости, а лицо оказалось таким тонким и бледным, что напоминало череп, с которого ещё не слезла кожа. Астропат остановился и посмотрел в угол коридора, и Мизмандра увидела, что в его глазницах находятся скопления рубинов. Красный свет блеснул на драгоценных камнях, когда он повернул голову из стороны в сторону, словно пытался что-то услышать. Кончик языка показался между уголками его губ, а затем исчез.

– Они сказали, что вы привезли тела двух из нас, – произнёс он.

– Достопочтенный, – сказал гусар. – Введена строгая изоляция и полный запрет на вход и выход…

– Заткнись, – резко перебил псайкер и ударил одной из тростей по полу. Гусар запнулся и замолчал. Астропат вернул слепой взгляд к паре саркофагов между двумя рядами ауксилариев. – Это они? – спросил он, но шагнул вперёд, не дожидаясь ответа.

Он взял обе трости в одну руку и положил другую на полированный металл саркофага.

– Глупые идиоты… – прошептал он достаточно близко к Мизмандре, чтобы она услышала. На мгновение она подумала, что он обращается к ней или гусарам, но увидев, как пальцы дрожат на крышке саркофага, поняла, что астропат говорит с трупом внутри. – Почему вы не остались в городе Зрения? Сейчас идёт война и… и…

Он поднял взгляд, и она почувствовала, как его слепые глаза на секунду уставились на неё. Это было похоже на дуновение холодного воздуха. Мизмандра ощутила, как дрожь синаптической боли прошла сквозь неё. Получается, он знал мёртвых астропатов и беспокоился о них. На мгновение она подумала, были ли они выбраны специально, став ещё одним небольшим кусочком головоломки Легиона, который использовали, когда в нём возникла необходимость.

– Как… – начал астропат, выпрямляясь. – Как они умерли?

– Во сне, – ответил Морхан. – Это произошло неожиданно. Боюсь, мы не можем сказать больше.

Старый астропат посмотрел на него:

– Во сне? – спросил он, и Мизмандра снова почувствовала холод на коже. Стоявший рядом Ашул опять начал постукивать по своему оружию.

Тук-тук… Тук-тук…

– Да, – ответил Морхан.

– Ты лжёшь, – спокойно сказал астропат.

Мизмандра метнула нож быстрее, чем Морхан успел моргнуть. Он попал в горло ближайшего гусара чуть ниже визора. Тот покачнулся. Ашул выстрелил из-за спины напарницы. Лазерный луч протянулся до головы одного из чёрных стражей. Солдат упал и Ашул открыл огонь по другой фигуре в угольно-чёрной броне. Мизмандра повернула волкит и выстрелила в упор в лицо астропата. Испарявшийся череп и плоть взорвались. Тело человека превратилось в пепел. Луч попал в гусара сзади. Куски доспехов, костей и экзоскелета ударили по другому гусару пылающими осколками. Между ауксилариями и открытой дверью святилища остались один гусар и один чёрный страж.

– Вперёд! – закричал Морхан. Чёрный страж оказался быстрее и уже бежал к входу. Выживший гусар повернулся и выстрелил из картечницы. Тучи дробинок взорвались среди ауксилариев, рикошетя от доспехов и разрывая бронированную ткань. Двое упали. Пушка ревела, глотая снаряды. Морхан вытащил меч из ножен, прыгнул на гусара, и рубанул клинком ниже подбородка солдата. Яркая кровь хлынула на красно-белый доспех.

72
{"b":"579117","o":1}