ЛитМир - Электронная Библиотека

– Время до атаки? – спросил он.

– Два часа двадцать три минуты.

Он посмотрел на светлеющий горизонт и кивнул. Фигуры в других контейнерах зашевелились. Инкарн перемещался между ними, называя каждой пароль.

– Как мне обращаться к вам? – спросила она полубога.

– Зовите меня Фокрон, – ответил он.

Крепость Бхаб

Императорский дворец, Терра

Вырезанная в холодном свете скульптура Солнечной системы приковала взгляд Архама, когда он вошёл в командный зал.

В центре помещения находилась гигантская голопроекция. В расходящихся лучах света вращалась система: сферы планет, точки лун, рифы и поля обломков купались в свете. Проекция потрескивала и мерцала, поворачиваясь. Техножрецы суетились вокруг большого голопроектора, красные мантии волочились по каменному полу, когда они вносили изменения и общались на машинном языке. Голопроекторы поменьше и ряды пикт-экранов заполняли остальную часть зала, и повсюду возле них кипела тихая деятельность. Люди в форме Солярной ауксилии негромко переговаривались, иногда отдавая приказы и получая ответы. Рядом располагались сервиторы, время от времени вздрагивая во время работы. В воздухе светились изображения орбитальных защит. Помещение гудело от статики.

Зал являлся сердцем крепости Бхаб, местом для совещаний и убежищем военачальников и тиранов ещё до эры Раздора. Теперь он стал местом, откуда последние защитники правды и человечества высматривали угрозу. С тех пор как стало известно о предательстве Гора здесь или в стратегиуме “Фаланги” хранители Терры ждали, когда на горизонте появятся первые враги. Они ждали давно.

Архам отметил положение каждого из Имперских Кулаков, охранявших помещение. Все они были хускарлами, личными телохранителями Рогала Дорна и их службу отмечали чёрные плащи, свисавшие с плеч. Они выглядели совершенно спокойными, но он знал, что они не пропустят ни малейшего движения в зале.

– Сатурналии, – произнёс он в вокс. Ответом стал только щелчок, подтверждавший, что он правильно произнёс пароль и останется жив, чтобы сделать следующий шаг. Пароль случайно менялся каждый час. Старый метод, но эффективный. Он не реагировал на тех, кто называл такие меры ненужными или неудобными. Это было не его делом. У него была одна обязанность: защищать и служить повелителю, который стоял на открытом пространстве под вращавшимся гололитическим изображением Солнечной системы.

Рогал Дорн не оглянулся на Архама. Тусклый свет проектора украл блеск доспехов Дорна и отбрасывал тени на глаза и осунувшееся лицо. Примарх Имперских Кулаков излучал спокойствие, как затишье в центре шторма.

Архам склонил голову и прижал правый кулак к груди. Взгляд Дорна метнулся к нему, затем вернулся к экрану.

Каждый раз, когда Дорн не занимался другими делами, он приходил сюда. Несколько лет назад, когда война только началась, примарх прогуливался по зубчатым стенам и наблюдал, как по его воле переделывали Дворец, затем Терру, а затем и Солнечную систему в крепость. Те времена прошли. Крепость давно закончили, и Дорн больше не обходил башни и стены. Никаких передышек. Не для Преторианца Терры.

Солнечная система стала полем битвы в великой войне. Пока галактика горела и варп кричал из штормов, в сердце Империума тлел конфликт, как жар, грозивший перерасти в пламя. Старые разногласия до Объединения Терры пошли трещинами под давлением страха и невежества. Восстание на Тритоне подавили, и его ужасы остались в тайне, но вспыхивали другие, и волны паники проходили среди населения, которое было единым века, но раздробленным тысячелетия.

Марс стал котлом войны. Огонь окутал его орбиты, пока Имперские Кулаки сжимали пальцы на ране рядом с сердцем. Мятежные кузни выпускали по Терре ракеты и снаряды размером с гору. Корабли пытались прорваться, иногда в одиночку, иногда целыми эскадрами, появляясь из загрязнённых небес подобно железной саранче. Только усилия Камба-Диаса и его блокирующего флота сдерживали гнев Красной планеты.

Затем начались нападения на внешней сфере. Они были нескоординированными, но постоянными: безумные флоты военных кораблей с экипажами из людей с рваными символами на плоти, которые, неистово крича, шли на смерть. Они начали появляться на границах системы в первые месяцы войны – сначала всего несколько, затем всё больше и больше, пока не стали барабанить во внешнюю сферу защиты, словно дождь об крышу. Но, несмотря на опасность, эти вторжения были всего лишь когтями, царапавшими ворота. Солнечная система превратилась в крепость, ожидавшую решающего сражения.

Каждая ночь становилась предвестником вторжения, каждый рассвет – началом нового цикла ожидания.

Оно придёт. Однажды ночью новая звезда вспыхнет рядом со старой и станет светом, который скажет: Гор пришёл. В этом не было сомнений, единственный вопрос – когда.

– Терра – крепость с двумя стенами, – сказал как-то Дорн Архаму. – Император, мой отец, стоит на внутренней стене, где за пределами Золотых ворот бушует война. Мы стоим на внешней стене, которой является Солнечная система. Если любая из стен падёт – падёт и человечество. Вот что поставлено на карту. Ни честь или справедливость, а само существование. Если мы уступим хотя бы на мгновение – всё потеряно.

Королевство Сол горело, истекало кровью и ждало. И между ним и гибелью стояли Имперские Кулаки и воля их примарха.

Архам почувствовал, как фантомные мурашки пробежали по бионической руке и ноге, пока наблюдал, как во тьме вращается крепость Солнечной системы. Его взгляд остановился на мерцавших рунах, обозначавших космические бои возле орбиты Плутона. К тому времени, как сигнал достиг Терры от границы системы, корабли, представленные вспышками света, были уже несколько часов, как уничтожены. Тела уже замёрзли в пустоте, пожары погасли в обломках. Взгляд Архама переместился к цифре вражеских судов, попытавшихся проникнуть сквозь внешнюю сферу Солнечной системы.

– Двадцать, – сказал Архам. – Меньше, чем вчера.

– Слишком много, – тихо произнёс Дорн, всё ещё наблюдая за светом над собой.

– Кто-нибудь из них прорвался сквозь Первую сферу?

Дорн слегка покачал головой. Архам снова посмотрел на экран.

– Прикажите “Десятому Орлу” и “Имперскому Милосердию” покинуть внешнюю сферу. Они на полной скорости направляются к Марсу и переходят под командование Камба-Диаса.

– Есть, повелитель, – ответила один из офицеров-людей, ветеран, юпитерский адмирал Су-Кассен. Шрамы виднелись над воротником её синей униформы. В своё время под её началом служили сотни и тысячи, и она привыкла командовать. Она помедлила. – Войска первого капитана Сигизмунда на внешней сфере будут…

– Соответствовать его задаче, – произнёс Дорн, его голос прозвучал, словно удар молота по камню. Примарх нахмурился. Когда он продолжил, голос смягчился. – С Марса ожидается новая волна. Она начнётся в следующие двадцать дней, когда по прогнозам стихнет солнечная буря. Камба-Диасу потребуются и корабли и люди, Кассен.

– Конечно, повелитель, – ответила Кассен и отдала честь.

Дорн кивнул, бросил последний взгляд на карту системы и направился к дверям. Другая обязанность ждала его и даже если Терра спала, её Преторианец никогда не спал. За ним последовали пять хускарлов. Дорн повернулся в дверях и посмотрел на Архама.

– Вахта твоя, капитан, – сказал он.

Космопорт Дамокл

Терра

– Что на этот раз? – спросил Нессегас, протирая глаза и включая вокс.

– Наружные двери заклинило, – раздался голос одного из заместителей префекта.

Человек был надёжным, но сейчас Нессегас очень захотел увидеть его выпоротым. Температура в южном транспортном магистральном шлюзе опустилась настолько, что лёд покрывал кристалл купола.

8
{"b":"579117","o":1}