ЛитМир - Электронная Библиотека

- В полном. - Успокоил я её, - извините, задумался.

- С вами хотят поговорить, - интонация собеседницы переключилась в режим: "официальный диалог", - подождите минуту.

Изображение на экране поменялось, похоже, тот, кто поговорить хочет, не просто подошел к коммуникатору, а меня переключили совсем на другую линию.

- Здравствуйте, Ратмир Владимирович! - в этот раз моими собеседниками стали трое. - Мы представляем совет директоров корпорации "Новая реальность". Меня зовут Геннадий Петрович, я генеральный директор Пензенского филиала. Это Владимир Моисеевич, наш юрист, - пожилой седовласый мужчина привстал и кивнул головой. Третьего мне не представили, секретарь, скорее всего. - Понимаете в чем дело, изготовление и использование капсул, позволяющих находится в вирте более трех часов, преследуется по закону. Но бывают особые случаи, безнадежно больные люди, инвалиды первой группы... в общем, для них изготавливаются специальные капсулы... Как подобная капсула попала в свободную продажу - неизвестно, наша служба безопасности сейчас это выясняет.

- Короче, я оцифрован? - А голос-то сорвался... Чёртовы нервы.

- Да, тело еще живет, и вы пока можете общаться с реальным миром через коммуникатор капсулы, но процесс уже необратим. Я хотел бы попросить не предавать этот случай огласке. Конечно, это ваше право, подать на нас в суд...

- Судиться я не собираюсь.

- Хм... к сожалению, вы оцифровались в очень неудачной игре, мы ничем не можем вам помочь. Надеюсь, определенная сумма, переведенная вашим детям...

- Не продолжайте. Мои дети, конечно, не миллиардеры, но, скажем так, очень обеспеченные люди, и знаете: я сталкивался с ситуацией, когда нежданная крупная сумма слишком кардинально меняла жизнь получателя, причем не в лучшую сторону. Так что не надо...

- Даже так. А что вы хотите?

Чего хочу? Выбраться из этой проклятой пещеры хочу, и если из реала на игру не повлиять, то и требовать-то от них нечего. Хотя...

Ведь это точно он, хоть и выглядит моложе меня. Может родственник? Впрочем попробовать стоит.

- Мы можем поговорить наедине?

- Хм... Да, конечно. - Что за разговор произошел у моих собеседников, я не слышал, но вскоре двое из них покинули комнату. А последний повернулся в мою сторону и вопросительно изогнул бровь.

- Ну здравствуйте еще раз, тащ. полковник.

- Мы знакомы?

- Не совсем, нас там было слишком много, чтобы вы знали всех сержантов... Ну, скажем так: я вас знаю, и знаю, как о вас отзывались военнослужащие нашей части.

- Вот как... Сослуживец значит. Баткен? Чита? Пяндж? И что вам нужно?

Не ошибся, значит. И всё же странно, ему и тогда было за сорок. Неужели омоложение реально существует? Впрочем, поздно об этом думать.

- Пяндж. А нужно... Для начала, официальная версия моей оцифровки должна звучать как "ушел по своей воле, в неучтенной пиратской капсуле", тем более, судя по словам вашей сотрудницы, я выбрал мир, популярный у лиц, скрывающихся от правосудия.

- Она такого не говорила.

- Ну, сложить два и два не сложно.

- Вы правы, правительство удачно справилась с волной оцифровки, но не борьбой с пиратами и хакерами, как в официальной версии заявлено. При наличии определенных знаний, перепрошить капсулу несложно и в домашних условиях, так сказать, "на коленке". А засекретить процесс в мире развитых сетей нереально, особенно от нашего человека. Первое время боролись именно так, запретами и усилением защиты капсулы от взлома. А количество оцифрованных росло с каждым годом. Потом сделали проще: создали группу игроков, основная задача которой - превращать жизнь скрывающихся в вирте преступников в ад, и принять закон, по которому нелегальная оцифровка - тяжкое преступление. И знаете, крики свеже оцифрованных: "вытащите нас отсюда" в сетях и на форумах, сбили волну ушедших в игру, практически в ноль. Сейчас цифруются или официально, или, вот в такие места, куда попали вы. И вы правы: эту игру выбирают или скрывающиеся от правосудия, или те, кто захотел уйти, и очень внимательно изучил все тонкости ухода. А теперь объясните мне, зачем это вам? С нами понятно, такая версия полностью снимет ответственность с корпорации, а вот вы?

- Как бы вам объяснить, я волнуюсь за детей. Я их, конечно, воспитал, как мог, и, надеюсь, не плохо. Но улица всегда вносит свои коррективы, а выросли они... ну вы знаете, вы и сами провели там немало времени. Скажем так, в их компании было много представителей народностей, для которых слова "кровная месть" не пустой звук. И вот мне, например, здесь нравится, но моя семья очень далека от виртуала, и не дай бог, сын, а особенно дочь посчитают, что меня убили, плохо будет всем... Они сломают жизнь и себе, и неплохим, в общем-то, людям. Поэтому, только "ушел сам", и никак иначе. Причем никаких выплат или чего-либо подобного, ни под каким предлогом. В деда мороза они не поверят, и голова у них варит. А появятся подозрения, у дочери есть и связи, и возможности подключить аналитиков... в общем, не надо. А если хотите что-то сделать для меня... спец капсулы, в одну из которых я попал, они ведь для очень ограниченного круга лиц?

- Ну не то чтобы... скажем так, их не рекламируют.

- Так вот, жизнь может повернуться по всякому, возможно, кому-то из моих знакомых понадобится уйти...

- Вообще-то это противозаконно, хотя... кого вы хотите оцифровать?

- Никого... так, оставляю закладку на будущее. Давайте договоримся: я не поднимаю шума, а вы забудете забрать капсулу у моих детей.

- Я понял, и... и согласен, капсулу все равно придется "потерять". Не тянет она на пиратскую, и в документах, к тому же, оформлена как обычная. А лишняя шумиха не нужна ни мне, ни корпорации. Только я затру номера и программные подписи, вы не против?

- То есть, она станет реально пиратской? Ну, мне, знаете, без разницы, главное, что бы работала. И всё же, объясните.

- Подстраховка, гарант обоюдного молчания, так сказать.

- Да? - Я всем своим видом выразил непонимание.

- Видите ли в чём дело. - Немного подумав, ответил мой собеседник. - Со стороны корпорации, поднимать шум глупо, даже безномерная капсула такого типа, привлечёт слишком много внимания. Повесить её на корпорацию не выйдет, юристы у нас, тоже не лаптем щи хлебают, но крови проверки и комиссии попьют...

Сотрудники, тоже болтать не будут. Во-первых, люди проверенные, а во-вторых, - на лице собеседника появилась ехидная усмешка, - человек, существо меркантильное и обычно не спешит делать что-либо себе во вред. А выгодой тут и не пахнет.

Это с нашей стороны.

Со стороны ваших родственников, тут тоже всё просто. Поднимут шум: во-первых, капсулы лишатся однозначно. А во-вторых, как я уже говорил, доказать, что капсула не пиратская, не выйдет, и вы, как незаконно ушедший в игру, поимеете проблемы с виртуальной полицией. А оно вам или вашим детям надо? - Мне на этот монолог осталось только плечами пожать. - А так, - продолжил мой бывший командир, - вы ведь мужчина в возрасте? Примерно через неделю капсула откроется, ваши дети вызовут скорую. Приедут врачи и констатируют смерть. Разбираться никто особо не будет, следов физического насилия нет, а смерть от старости - явление обычное.

5
{"b":"579124","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пережить развод. Универсальные правила
Маятник Фуко
Байки из грота. 50 историй из жизни древних людей
Подкована
Ни кошелька, ни жизни. Нетрадиционная медицина под следствием
Уверенность
Ведьма по распределению
1971
Оккупация