ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если вкратце его идея выглядела так. Есть три типа людей, которые нас интересуют. Это люди умеющие мечтать. Все мы хотим чего-нибудь, но немногие способны представить себе это в ярких подробностях. Еще меньше способны действовать на окружающих бессознательно. Это не обдуманный приказ, когда прибегает джин и назавтра стоит дворец. Нет. Они и сами не подозревают о своих возможностях. Как бы понятно объяснить…

Вот есть у мальчика мама и у нее серьезная астма. А в городе, где он проживает, работает химический завод и время от времени, когда дует ветер, вся эта гадость из трубы накрывает жилые кварталы. Мальчику очень жаль маму, но сделать он не ничего не может и страстно желает, чтобы завода не было. Другое по малолетству ему просто в голову не приходит. Что на ее состояние влияют вредные выбросы, он знает совершенно точно, и видел и разговоры слышал. Ненависть сосредотачивается на определенном объекте. Но завод сам по себе не исчезнет. Мир огромен и в нем множество связей. На заводе работают люди, он выпускает какую-то необходимую стране продукцию, существуют планы, утверждаемые сверху, и никто их отменять не собирается. Зато вдруг появляется движение за экологию. Именно вдруг. Десятки лет никого это не интересовало и те самые люди, которые собираются на сходки никогда о таких вещах не задумывались. Они не получили приказа, просто им внезапно захотелось улучшить жизнь. Начинаются письма в разные инстанции, митинги и уже примыкают к движению новые борцы за светлое будущее. Нет, завод не закроют, но будут выделены необходимые средства на проведение модернизации и очистке постоянных выбросов.

— Какой бред! — с чувством сказал Блейк. — А увеличение количества тайфунов в Мексиканском заливе случайно не зависит от производства английских булавок в Китае? При желании я сумею найти совпадения, где угодно и какие угодно.

— Каждому типу людей способных влиять на окружающий мир соответствует определенные признаки, которые фиксируются, — терпеливо пояснил генерал. — Проверено на практике. Если человек способен, то у него они есть. Если нет, то нет.

— Невразумительная чушь, — пробурчал Блейк.

— Дверь прямо за тобой, — любезно сказал генерал.

— Нет уж, продолжай сказочник. Три типа волшебников…

— Спиридон называл их изменниками. От слова изменять, — пояснил генерал. — Первый достаточно распространен и слишком многим хорошо известен. Так называемая душа компании, вокруг которого собирается разнообразный народец, убежденный, что он кладезь ума и остроумия. Герои-любовники, способные охмурить любую женщину, не смотря на отсутствие гиперсексуальных способностей и внешности кинозвезды. Просто везунчики и всевозможные обаяшки. Они не прилагают никаких особых усилий, чтобы добиться успеха, он и без того совершенно случайно приходит. Это не значит, что они застрахованы от всяких случайностей. Завернул в темный переулок, получил кирпичом по башке — это с каждым может случиться. Но если у него будет время, вполне вероятно, что он даже питекантропа сможет уболтать, не проламывать голову из-за отсутствия сигарет, а просто почистить карманы. Причем сам-то будет думать про то, что ему изрядно не повезло, но все предыдущие встречи с этой компанией гопников кончались очень печально. Это локальные изменения и на общество практически не влияют.

Второй тип способен на большее. Им хочется успеха. Не первый парень на деревне, а желательно в столице. Обычный инженер неожиданно понравился начальнику и сделал стремительную карьеру. Он совсем не дурак, но таких вагон и маленькая тележка. Ничего выдающегося раньше за ним раньше не наблюдалось. Второй тип не сидит и не мечтает, как бы придумать программное обеспечение, которым будет пользоваться весь мир, он просто работает, но прекрасно понимает, что самому идею не протолкнуть. В один прекрасный день совершенно случайно спотыкаются о спонсора, и тот вкладывает очень серьезные деньги в продукт, от которого еще неизвестно что ждать. И идет взлет как у ракеты. В министры, в миллиардеры. Работавшие в схожих областях и нередко более талантливые остаются далеко позади. Их продукт может быть даже лучше, но они не такие везунчики. Это тоже достаточно известный тип людей, сделавшие себя сами. Грубо говоря, они зациклены на своих победах, им мало интересна политика и голодающие дети Эфиопии. Они хотят успеха в своем понимании, и они его получают. Влияние на общество есть, но это не особо важно.

Опасен третий тип. Идеалисты. Люди, стремящиеся улучшить происходящее вокруг них. Только мир не всегда хочет такого изменения. Прямо скажем, представления общества могут изрядно отличаться от желаний отдельного индивидуума. Если он изменник это еще не значит, что адекватен. Скорее совсем наоборот. Ведь кто-то виноват, что вокруг живут не так, как ему нравится? Непременно под кроватью затаились враги. Надо их уничтожить и станет намного лучше. Народ собственный, о котором он так печется, идеалист ни в грош не ставит. Он лучше знает, что ему, народу, необходимо.

— Это ты не про Гитлера? — полюбопытствовал Блейк. — Так его того… придавили. И ничего не помогло.

— Невозможно проверить задним числом, слишком сложно. Но Спиридон уверенно утверждал, что Гитлер как раз и не был третьим типом. Максимум первым. Просто кто-то еще имелся в Германии недовольный, а Гитлер просто удачно возглавил определенное направление. Слишком он странно себя вел и чем дальше, тем больше зверел при полной вере в свою исключительность. Идеалистам такое не свойственно. Когда до них доходит что происходит, обычно дело плохо кончается. Спиваются или вешаются. Они ведь хотят как лучше и на первых порах, так и происходит, а потом люди доводят тенденцию до абсурда. Нельзя проснуться и обнаружить, что вместо социалистов у власти коммунисты или нацисты. На чудеса изменники не способны и физические законы Вселенной исправлять по мере собственных желаний не могут. Это разве что Богу дано и то сомнительно. Тут главное дать обществу начальный толчок. Маргинальные экстремистские группы существовали всегда, но власть они взять без исправления в сознании людей не могут. Одно изменение тянет за собой другое и остановить это уже невозможно. Сначала медленно, потом все быстрее колесо катится, пока инерция не исчерпывается или его не становят.

А покойнику биотоки не измеришь, и остается только гадать, что из себя Гитлер на самом деле представлял.

— Слова, слова…

— Хочешь дела? — разъяренно спросил генерал. — Будет! В середине 60-х приступили к плановой проверке подходящих объектов. Частым бреднем прошерстили просторы Советского Союза и наших стран, где строили народную демократию по социалистическим рецептам и выловили одного соответствующих всех выкладкам. Что у нас в те времена было горячего?

— Да вроде Вьетнам.

— Совершенно верно. Вот и решили проверить на практике, нельзя ли нагадить нашему главному противнику всерьез. Замечательные теории должны иметь зримое практическое воплощение. Подопытному кролику предложили сотрудничество, сдобренное самыми разнообразными материальными благами и, получив целый том подписок о неразглашении, направили на работу в аналитический отдел. Об истинной его роли даже сослуживцы не подозревали.

С утра до вечера он изучал многокрасочные рассказы об отвратительных капиталистических порядках и преступлениях. Очень тщательно, не давая понять о целенаправленности, ему вбивали в голову "Делайте любовь, а не войну".

Блейк хохотнул.

— Он старательно писал докладные на тему движения хиппи, демонстраций против войны во Вьетнаме, разлагающем влиянии наркотиков на умы молодежи и как это отразится на психологии американской молодежи. О необходимости для простых американцев борьбе с расизмом и поддержке нацменьшинств в демократическом обществе. Начальство неоднократно давало понять, что если его прогнозы исполнятся, то прилетит очередная звездочка на погоны. Его ненавязчиво толкали изменять, применяя пряник и легкий кнут. Дрессировка. В 72 он, приняв на грудь чересчур большую дозу, совершенно случайно угодил под автомобиль. Тщательная проверка показала, что идиот сам виноват в дорожном происшествии. Раз уж дело закрыли, очень внимательно проверили всю историю, и ее последствия. Комиссия пришла к выводу, что изменения в умонастроениях американцев были очень серьезными и благоприятными для СССР. Кстати, после его смерти все эти молодежные движения достаточно быстро пошли на спад. Еще некоторое время действовала инерция, но сегодня ничего такого в Америке не наблюдается. Бывшие хиппи перебесились и стали обычными гражданами. Дети их отнюдь не рвутся по родительским стопам, и такого накала страстей больше никогда не было. И это притом, что последствиями был перелом сознания у всего поколения!

4
{"b":"579130","o":1}