ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Минуточку! — сказал я ему. — Сильверман эксперт. Думаю, будет лучше довериться его суждению.

Человечек, похоже, не ожидал от меня такого, даже был шокирован, но возражать не стал. Я кивнул Сильверману, и он вытянул руки с предметом перед собой, готовый продолжать.

Дэвид Оджер

Золотая дверь

Из-за эффектных изображений звёзд и планетарных систем высокий нависающий купол буколианского космопорта напоминал внутренность планетария. Ожидая завершения таможенных процедур, посетители из иных миров часто развлекали себя тем, что искали на подвешенном у них над головами галактическом пейзаже свои родные системы. Что же касается такого бывалого путешественника, как Доктор, то он знал об астрономии так много, что архитектурные детали не могли отвлечь его внимание от того, что он стоял в очереди уже почти час, ожидая пока буколианские таможенники ревностно проверят документы всех проходящих мимо них существ.

Старик презрительно фыркнул, глядя на остальные очереди: все они, казалось, продвигались быстрее, чем та, в которой стояли он и его спутники. Приземлись они на Буколь прямо в ТАРДИС, — размышлял он, — не пришлось бы сейчас подвергаться этим бесцеремонным проверкам. Но его спутники настаивали на отпуске, и вояж на космическом лайнере «Иллирия» показался хорошим вариантом.

Доктор изучал некоторых других пассажиров с их лайнера. Он заметил группу коммивояжёров с Хиразуди, от одного вида прозрачной плоти которых большинству землян становилось плохо. В другой очереди он увидел семью кефанджиев, чьи слюнявые языки постоянно выделяли неприятный запах, и при виде которых жители Земли не могли сдержать рвоту. Что же касается стоявшей прямо перед ним куэймэкской киноактрисы, то сыгранные ею романтические персонажи могли бы вызвать у земных зрителей крики ужаса! Доктор с удовольствием подумал о том, что ни одного из его спутников ни капли не смущало их окружение: Стивену не становилось плохо, а что было ещё лучше, у Додо не вырывался непроизвольный визг! Их путешествия на борту ТАРДИС наконец-то научили их уважать бесконечное разнообразие форм жизни, которых можно было встретить во время космических путешествий. Впрочем, в данный момент именно Доктор не испытывал уважения к буколианам.

— Это ожидание просто невыносимо. Ещё немного, и у меня корни вырастут!

Додо и Стивен сердито переглянулись:

— Наша очередь уже почти подошла, Доктор.

— И скорее бы уже, дитя моё, скорее бы!

Стивен улыбнулся Доктору:

— Когда дело доходит до бюрократии, буколиане просто фанатики. Они говорят, что Галактическую Гражданскую Службу нужно поручить им.

Доктор удивлённо посмотрел на бывшего астронавта:

— Вы поразительно осведомлены на счёт этих существ, молодой человек.

— Он снова рылся в вашей библиотеке. Нет, чтобы разрешение вначале спросить!

— Глупости, дорогая. Вам тоже пора бы подумать о своём образовании вместо того, чтобы в моём гардеробе рыться!

Не успел Доктор порассуждать на любимую тему, как Стивен потянул его за рукав сюртука, чтобы привлечь его внимание к тому, что подошла их очередь. Старик повернулся к офицеру буколианской таможни. Буколиане были двуногими существами со светлой кожей, которые перемещались с грацией, противоречащей их крупным размерам. На их лысых головах было по три глаза, которые двигались независимо друг от друга, а по бокам рта у них были щупальца, которыми они чесали лоб, разбираясь в деталях документов.

Офицер указал Доктору на длинный список вопросов, появившихся перед ним на видеоэкране. Доктор читал вопросы и отвечал «да» или «нет». Внезапно один из вопросов заставил его резко поднять взгляд:

— Живой скот? Мы что, похожи на перегонщиков скота? Или вы считаете меня владельцем гастролирующего блошиного цирка?

Офицер центральным глазом посмотрел на Доктора:

— Просто ответьте на вопрос, пожалуйста.

— Ответ — решительное и однозначное «НЕТ».

— Хорошо, сэр. Предъявите, пожалуйста, вашу визу.

Доктор порылся у себя в карманах и вынул нечто, напоминающее лампочку накаливания. Офицер взял её и вкрутил в цоколь на расположенной рядом с ним панели.

Разноцветные газы внутри сферы тотчас же начали взаимодействовать друг с другом, формируя изображение мужского лица. Посмотрев одним глазом на изображение, офицер направил два других на Доктора.

— Это ваша виза, сэр?

— Разумеется, моя. Разве вы сами не видите?

Буколианин посмотрел на изображение в визе всеми тремя своими глазами, и Доктор тоже посмотрел на неё. На изображении был мужчина заметно моложе Доктора, со светлыми кучерявыми волосами и надменной улыбкой.

Додо и Стивен тоже увидели изображение и, поразившись, повернулись к старику. Додо раскрыла рот, чтобы что-то сказать, но вдруг замерла. Она словно очнулась ото сна:

— Стивен, это же не Доктор!

Старик раздражённо цокал:

— Разумеется, это не…

К его удивлению он вдруг понял, что его спутница указывала не на изображение в сфере, а на него самого. Он растерялся ещё сильнее, когда Стивен повернулся к таможеннику.

* * *

Буколианская комната для допросов имела форму перекошенной пирамиды, а её покрытые зелёными зеркалами стены отражали допрашиваемого под самыми неожиданными углами. Нетерпеливо расхаживая по комнате, Доктор думал о том, что этот зеркальный эффект, возможно, был задуман намеренно. И хотя он прекрасно знал, что в буколианской душе не было места любой форме зла, из-за плохого настроения он не мог в данный момент чувствовать по отношению к тем, кто его арестовал, ничего хорошего.

В тот момент, когда он начал простукивать зеркальные панели своей тростью, дверь открылась, и зашёл представитель буколианских властей, которого раньше Доктор не видел. Крупное существо элегантно уселось за стол, расположенный в высшей точке комнаты. Исполненный возмущения Доктор шагнул к нему:

— Сколько ещё мне нужно терпеть это задержание, хм?

Буколианин ничего не ответил. Его средний глаз посмотрел на Доктора, в то время как другие два были обращены к документам, которые он вынул из папки и аккуратно разложил перед собой на столе. Разозлившись, Доктор ударил тростью по столу, разбросав документы:

— Вы меня удостоите ответа, сэр?

Два глаза буколианина оторвались от стола, и он посмотрел на Доктора всеми тремя глазами. Чиновник говорил спокойно:

— Сядьте, пожалуйста.

Доктор посмотрел на него так, словно был готов взорваться. Буколианин повторил свою просьбу:

— Стоять во время допроса обязательно лишь в том случае, когда подозреваемому уже выдвинуты обвинения. А это, в конце концов, всего лишь предварительное расследование.

Доктор заворчал, но сел.

— Спасибо, — продолжило существо. — Меня зовут Ёрма, я старший следователь буколианской полиции. Теперь, когда вы осведомлены о том, кто я такой, вы не будете любезны ответить взаимностью и прекратить ваш маскарад?

Доктор гневно привстал на стуле:

— Маскарад?!

— То есть, вы по-прежнему настаиваете на том, что вы — Доктор?..

— Я настаиваю на том, что я есть тот, кем я есть!

— Те, кого вы называете своими спутниками, похоже, не согласны с этим.

Старик опустил взгляд, его глаза увлажнились от мысли о Стивене и Додо.

— Сожалею, но я не могу это объяснить, — он резко поднял взгляд. — Пока что!

— Ради соблюдения должной процедуры, я вынужден принять ваше заявление. Я буду обращаться к вам «Доктор» до тех пор, пока вы не снизойдёте до правды.

— Дорогой мой, у меня нет привычки врать.

— Уж простите, но это буду решать я. Если говорить откровенно, то я не видел ни одного документа, который бы заставил меня поверить вам.

— Пропуска, удостоверения, сертификаты… бюрократическая ерунда!

— В том числе и вот этот список пассажиров со звёздного лайнера «Иллирия»? Я внимательно всё проверил, и обнаружил, что один из пассажиров пропал.

Доктор равнодушно рассматривал свою трость:

49
{"b":"579160","o":1}