ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Американский диктор новостей рассказывал о загадочной планете, внезапно возникшей в Солнечной системе, и о существах с этой планеты, пытавшихся уничтожить Землю. Он также упомянул о том, что ключевую роль в победе над этими существами сыграл некий Доктор, который необъяснимым образом оказался на космической станции слежения Сноукэп, а затем бесследно исчез. На экране мигнуло лицо Доктора крупным планом. Ану-Ак извинился за плохое качество записи:

— Пока этот сигнал дошёл до моей антенны, он распространялся в космосе несколько столетий.

— Не страшно, Ану-Ак, не страшно. Посмотрим, что на это скажет этот напыщенный бюрократ Ёрма. Сможет он теперь назвать меня самозванцем, хм?

— Но этой телезаписи уже несколько тысяч лет. Как вы собираетесь это объяснить?

Доктор пренебрежительно махнул рукой:

— О, ерунда. Это всего лишь вопрос о времени, которое в данном случае не важно.

Ану-Ак кивнул:

— Время — ваша епархия, Доктор.

Когда они выходили из квартиры, Доктор задумчиво постукивал пальцами по видеодиску. Ану-Ак позволил ему мельком взглянуть в его собственное будущее. Тихо хихикая, он пообещал себе запомнить увиденное, чтобы потом, когда это приключение наступит, можно было удивить своих спутников предвидениями…

* * *

Додо сидела в углу, поджав ноги, а Стивен расхаживал по комнате как тигр в клетке. Их камера была холодная и сырая, её освещал единственная лампа на стене, которая временами гасла, оставляя их в темноте на несколько минут. Хождение Стивена по комнате начинало раздражать Додо:

— Если ты не собрался сделать что-то конкретное, сядь!

Стивен уселся рядом с ней:

— Долго мы ещё будем тут заперты?

— Откуда мне знать? Я знаю только то, что из-за тебя ждать ещё невыносимее!

Стивен проигнорировал это замечание и начал осматривать помещение с той же монотонностью, с которой до этого ходил. Додо недовольно покачала головой.

* * *

Доктор, которого спасли из мусорного трюма «Иллирии», теперь лежал на высокотехнологичной койке в отдельной палате городской больницы. Вместо его привычной разноцветной одежды, которая была выстирана и висела в нише в дальнем конце комнаты, на нём была надета лишь ночная рубашка. Он беспокойно спал, постоянно ворочаясь, словно его мучили кошмары.

— Нет! Не трогайте их, — бормотал он.

Внезапно он резко проснулся, поднявшись в кровати и вытянув вперёд руки, словно пытаясь бороться с каким-то невидимым противником. Поняв, что ему снова что-то приснилось, он потёр лоб и медленно выдохнул:

— Надо будет в каком-нибудь столетии выкроить время и сходить к психоаналитику.

И в этот момент он понял, что был в палате не один. В тени кто-то стоял. Не успел Доктор сказать что-либо незнакомцу, как тот вышел на свет. Доктор облегчённо вздохнул: это был буколианский медик. Врач подошёл к койке и нащупал пульс Доктора:

— Вам опять что-то приснилось?

— Да, повторяющийся сон. Всем снам сон!

— Хотите о нём поговорить? — сочувствующим голосом поинтересовался медик.

— Нет, спасибо. Не сейчас.

— Как скажете.

Буколианин поднял руку Доктора и закатил рукав его рубахи. Смазав руку мазью, он приложил к ней инъекционную подушечку:

— Это сделает ваш сон более спокойным.

Медик отошёл на несколько шагов и молча стоял, глядя на кровать. Доктор тоже посмотрел на него, и в этот момент буколианин начал немного мерцать. Доктор прищурился, думая, что это какая-то игра света, а затем с удивлением увидел, что тело медика превратилось в колонну из прозрачных кристаллов, цвет которых был то красный, то зелёный, то синий. Внезапно, словно песчинки в песочных часах, кристаллы посыпались на пол. Почти сразу всё начало меняться в обратном порядке: кристаллы поднялись в воздух и сформировали фигуру мужчины. Там, где только что был буколианский медик, теперь стоял высокий незнакомец, гонявшийся на базаре за Стивеном и Додо.

Доктор вцепился руками в края койки:

— Майклоз!

— Да, Доктор.

Зловеще улыбаясь, Майклоз подошёл к койке. Доктор, чувствуя невыгодность своего положения, попытался отодвинуться назад. Напрягшись изо всех сил, он попытался сесть:

— Вы не умеете обращаться с больными.

— Уж простите, — Майклоз жестом обвёл палату. — Мы, мэйлеане, редко бываем в такого рода заведениях.

— Лишь потому, что уничтожаете любого соплеменника, который в них нуждается.

— Генофонд мэйлеан не должен быть запятнан изъянами. Нечистого мы должны уничтожить, слабому нельзя позволить жить. Таково наше кредо, Доктор.

— Которое вы претворяете в жизнь с большим удовольствием.

— Все мы должны делать то, к чему лучше всего приспособлены, — язвительно ответил мэйлеанин.

— Полагаю, это вы ударили меня по голове и выбросили меня в мусоропровод?

— Ну что же вы так обижаетесь. Удар вас, вообще-то, должен был убить.

— Теряете хватку, Майклоз?

Майклоз улыбнулся Доктору:

— Всего лишь небольшая временная неудача.

Доктор продолжал словесное препирательство:

— Когда я был на лайнере, мне на глаза попался плакат. «Представляем Великого Майклоза, иллюзиониста и экстраординарного пародиста!» Только не говорите мне, что вы пользуетесь своей способностью менять облик ради подработки на стороне!

— Это было подходящее прикрытие для меня, пока я ожидал прибытия вашей ТАРДИС. Я рад, что вы увидели плакат. Мне нравится, кода мои жертвы знают о том, что я рядом.

Увидев перепуганное лицо Доктора, Майклоз рассмеялся:

— Не волнуйтесь, Доктор, ваши друзья-мутанты живы. Пока. Дважды я их почти настигал, но им удавалось скрыться. Вообще-то, они проявили себя весьма находчивыми. Но они же, в конце концов, мэйлеане, как бы ни были запятнаны их гены, — разглагольствуя, Майклоз начал ходить по комнате. — Когда они поняли, что вы пропали, они воспользовались своими способностями менять внешность для того, чтобы занять место молотой пары, сопровождавшей какого-то старика. Несомненно, они надеялись, что он будет защищать их так же, как это делали вы, но я легко нарушил их планы. Ловкость рук — и я заменил визу старика на вашу. Разумеется, им пришлось отречься от него, чтобы самим не попасть под подозрение. Теперь его разыскивает полиция.

— Очень умно, но вам ведь не привыкать действовать исподтишка.

Майклоз снова рассмеялся:

— Можете оскорблять меня сколько вам угодно, Доктор, но вам это уже не поможет. Ваши друзья-мутанты больше не смогут от меня убежать, а в том старикане буколиане найдут подходящего козла отпущения, который ответит за убийство. В этот раз вы мне не сможете помешать.

— Это ещё почему же?

— Вы плохо выглядите, Доктор. Как вы себя чувствуете?

— Чувствую?

Только сейчас Доктор обратил внимание, что его мысли становятся сбивчивыми, а сердцебиение ускорилось. Он бросился через кровать к Майклозу:

— Что вы сделали?

Мэйлеанин указал на руку Доктора:

— Я прописал вам гимерулионный состав. Теперь я без помех смогу отбраковать мутантов. Ведь теперь их защитник, знаменитый сострадающий Доктор, умер!

Майклоз снова принял облик буколианского медика и вышел из палаты.

Доктор тяжело дышал и сложился пополам от судорог в животе. Конвульсии охватывали всё его тело. Превозмогая боль, он попытался подняться на колени. Ему казалось, что всё вокруг него вертится, и он вцепился руками в кровать, чтобы удержаться. Внезапно комната словно резко покосилась на бок. Доктор потерял равновесие и рухнул на пол, потянув за собой простыни.

* * *

Стивен изо всех сил стучал по двери в переборке.

— Эй! Эй! Есть кто-нибудь?

Додо сердито на него посмотрела:

— У меня уже голова болит, Стивен. Не знаю, зачем ты только силы тратишь. Уверена, что никто никогда в эту часть лайнера не заходит.

Стивен разочарованно пнул дверь ногой.

— Дай мне только добраться до тех двоих!

— Это ты согласился спуститься с ними сюда.

53
{"b":"579160","o":1}