ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда разведки разных стран узнали о её назначении личным ассистентом научного консультанта UNIT, её начали пытаться завербовать в череде всё более и более странных подковёрных операций.

Её последний контакт, тайно организованный посредством одного из почтовых ящиков UNIT, был некий Джон Ридж, мужская шовинистская свинья, питавшая слабость к ярким галстукам. Одним вечером, в каком-то грязном бистро, он показал ей сверхсекретное портфолио с невероятными историями о крысах-убийцах и поедающих пластик вирусах-мутантах. Затем он предложил «поваляться на его матрасе». Она отказалась, он назвал её фригидной, она вылила ему на голову недопитое вино.

— Что со мной будет дальше? — жаловалась она близкой подруге во время обеда у Фрита. — Кукловод на засекреченном острове?

Лиз начала убирать мусор, оставшийся после её прощальной вечеринки. Она переставила два светильника с жидким парафином и тут же запуталась в нитях световодов. По всей квартире были разбросаны подушки, на которых вчера сидели гости, и книги: «Суд над Оз», «Дзен и искусство ухода за мотоциклом», «Пластилин Колец», «После судного дня».

Горка выкуренных косяков отмечала место, где Джеймс, Чарльз, и «Джулс» провели всю ночь, оживлённо говоря о заделывании озоновой дыры за счёт замены фтор-углеродных аэрозолей озоно-восстанавливающими газами, и о спасении амазонских джунглей засаживанием их быстро-растущими деревьями, созданными методами генетической инженерии.

Лиз, такая же обкуренная, как и её друзья по Кембриджу, встречала каждое их предложение словами «Доктор смог бы придумать что-нибудь лучше». Доктор. Что ей делать с Доктором? Она открыла дневник и написала: «Доктор — кто?» на странице, озаглавленной «Незавершённые дела».

Её колокольчики на двери зазвенели. Открыв дверь, она увидела стоящего за ней Доктора. На нём был ярко-лимонного цвета комбинезон, а на шее был повязан большой пластиковый мусорный пакет, который Лиз недавно выбросила. А он стал лучше одеваться, — подумала Лиз.

Повелители времени проявили себя достойными своего имени, но вот чувство пространства их снова подвело. Материализовавшись, Доктор оказался в мусорном баке недалеко от квартиры Лиз.

— Здравствуйте, Лиз. Я не хотел отпускать вас без подарка, — Доктор протянул ей контейнер сообщения повелителей времени.

Лиз покраснела и попыталась придумать оправдание. Как Доктор узнал, что она уходит? Она мысленно выругалась на бригадира. Человек его должности должен уметь хранить секреты. Она взяла контейнер. Тот раскрылся. Прокомментировав необычность упаковки, она вынула оттуда диск размером с ладонь. На его поверхности плавал её объёмный мерцающий портрет.

— Голограмма! Как красиво, Доктор!

На мгновение Лиз показалось, что он похож на привидение, пойманное в зеркало. Она сказала об этом вслух.

— Наверное, это и есть привидение, — ответил Доктор.

Он узнал в диске отпечаток сознания, который показала ему другая Лиз. Теперь он существовал вне времени; воспоминание о ещё не случившемся.

— Считайте, что это привидение из будущего. Хотите узнать, что оно может рассказать?

* * *

В лаборатории Доктора, обвешанная подкожными электродами, соединяющими её с консолью ТАРДИС, Лиз Шо ознакомилась с содержимым диска. Не имея тех оправданий и того опыта, которые облегчали ей принимать методы Элиты Власти, она оценила своё будущее в холодном свете настоящего.

— Но это будущее ведь не обязательно должно случиться, Доктор?

— Разумеется, нет. Поэтому повелители времени и послали вам это сообщение. Видите ли, Лиз, это всё их вина. Сослав меня на Землю, они нарушили Первый Закон Времени. Они изменили будущее. Вы хотите использовать на благо Земли то, что узнали, будучи моим ассистентом. Но наука так не делается. Технология не является морально нейтральной. Её значение определяется культурой. И ваша культура ещё много веков не будет готова иметь дело с теми возможностями, примером которых является ТАРДИС.

— Но я не могу перестать знать то, что я знаю.

— Но вы можете отказаться пользоваться этим, Лиз. Или же использовать ваше знание для другой цели. Мало кому выпадает возможность знать последствия своих действий до того, как эти действия совершаются. Вы получили такую возможность. Я знаю, что вы воспользуетесь ею правильно.

* * *

И Лиз Шо вернулась в Кембридж и посвятила свою жизнь изучению происхождения Вселенной. Она написала книгу об истории времени, настолько умную, что никто её не понял. И двадцать лет спустя, когда она выглянула из окна в Кембридже на безоблачное небо, она увидела в нём не источник возобновляемой энергии, а просто ясный, солнечный день.

* * *

Своего рода революция пронеслась по Цитадели повелителей времени. Были казнены несколько кардиналов, а голова Верховного Первосвященника Времени, ненавистного «Папы Времени», на шесте была обнесена вокруг Паноптикума. Агентство Небесных Вмешательств[14] смогло направить недовольство масс против духовенства, оставив свою секулярную власть неизменной.

— Доктор показал себя полезным, — заметил агент, повелитель времени. — Мы можем использовать его ещё.

— Необходимо кое-что скорректировать, — ответил его коллега. — Мы должны сделать так, чтобы Доктор был на Земле занят. Я связывался с надзирателями Шады. Они позволили сбежать тому, кто называет себя Мастером.

— Мастер! — воскликнул первый. — Он же маньяк-убийца. И вы же знаете, как он относится к Доктору. Мастер его уничтожит.

— Как я и сказал, нужно кое-что скорректировать, — второй повелитель времени надел на голову шляпу-котелок; она хорошо дополняла его костюм в тонкую полоску. — Доктор будет предупреждён.

* * *

Я взял из рук Сильвермана диск.

— Значит, это — Лиз Шо, — размышлял я.

Диск отражал мерцающий свет лампы как зеркало; зеркало, из которого мне улыбалось непостижимо объёмное изображение молодой женщины с длинными рыжими волосами. Я неохотно вернул диск на стол.

— И это, похоже, тот же Доктор, который нарисовал фигурку пришельца на буклете, — заметил Сильверман, указав костлявым пальцем на скомканный листок бумаги.

— Да, верно, — согласился я.

Мой клиент внезапно встал, резко оттолкнув назад своё кресло.

— Поверить не могу! — бормотал он, ходя туда-сюда по кабинету. — Вы обсуждаете всё это так, словно это… игра какая-то! Вы что, не понимаете? — он посмотрел на нас глазами маньяка. — Мне нужно найти этот цилиндр! Вы должны мне помочь!

На лице Сильвермана снова появилась улыбка покойника:

— Мой дорогой сэр, именно это мы и пытаемся делать.

— Пытаетесь! — человечек качал головой. — Но ни одна из этих историй не имеет отношения к тому, что случилось со мной в Лос-Анджелесе.

— Должен признать, — вмешался я, — что похоже на то, что мы уже узнали всё, что могли узнать.

Это, похоже, задело профессиональную гордость Сильвермана:

— Я уверен, что вы ошибаетесь, мистер Эддисон. Если позволите мне продолжить, я уверен, мы сможем узнать об этом человеке больше.

Я посмотрел на него скептически:

— Ну, возможно, но я до сих пор не знаю, что из этого всего следует. Странные планеты, разные отрезки времени, альтернативные измерения… Мне всё это кажется каким-то сумасшествием.

Несмотря на мои слова, Сильверман начал барабанить пальцами по столу, видимо, что-то обдумывая.

— Пожалуй, я могу попробовать ещё кое-что, — признался он. — До сих пор я впадал в транс лишь первого уровня. Есть ещё второй уровень, более глубокий, в котором связь с личностями, отпечатавшимися на артефактах, сильнее. Этот метод не лишён… риска… Но он может раскрыть гораздо больше.

Он повернулся ко мне, почти умоляя:

— Позвольте мне попытаться ещё один раз.

Я глубоко вздохнул. Это становилось всё безумнее и безумнее.

— Ну ладно, так и быть.

вернуться

14

В оригинале это агентство называется «Celestial Intervention Agency», и его аббревиатура (CIA) такая же, как у ЦРУ.

63
{"b":"579160","o":1}