ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Харкоз, Сайлоз! Приветствую.

Прибывшие с интересом переглянулись.

— Приветствую, Майклоз, — ответил тот, которого Майклоз назвал Харкозом. — Мы уже давно пытаемся с вами встретиться.

— Мы прибыли из-за вашего сигнала, — прохрипел тот, которого звали Сайлоз, — но не обнаружили вас в этой зоне.

— Да, я… Я… — Майклоз не мог подобрать слова. — У меня были дела в городе.

Пришедшие вновь переглянулись.

— Но когда мы, наконец, обнаружили вас, — продолжал Сайлоз, — вы уехали в одном из этих примитивных человеческих транспортных средств.

— Ну, я… Я подумал, что будет быстрее, если я вернусь сюда, на базу, самостоятельно.

Сайлоз недоверчиво посмотрел на него:

— Вы плохо себя чувствуете, Майклоз?

— Нет, нет. Разумеется, нет. А почему вы спрашиваете?

Харкоз шагнул вперёд и тревожным голосом сказал:

— Друг мой, мы получили сообщение от Верховного Совета. Их не удовлетворяет прогресс операций на этой планете.

Майклоза это шокировало:

— Неудача организации в Европе расовой чистки действительно прискорбна…

— Прискорбна! — не выдержал Сайлоз. — Это был полный провал! Мы столько лет готовили почву, заменяли лидеров нацистского режима своими людьми, и все эти усилия насмарку! И неудача была не столько из-за нас, работавших в Европе, сколько из-за вас, в Америке. Позвольте напомнить, что ваша задача состояла в том, чтобы не допустить вступления Америки в войну.

— Возникли… непредвиденные трудности.

— Ваши агенты, Майклоз, так и не смогли проникнуть в политическую базу этой страны. Тут что, наша способность менять внешность ничего не решает?

— У Верховного Совета кончается терпение, — вставил Харкоз. — Им кажется, что будет лучше прекратить все местные операции и уничтожить эту планету.

Майклоз перепугался:

— Нет, это было бы ошибкой! В этой стране огромный потенциал. Ей присущ расизм. Под нашим влиянием организации вроде Ку-Клукс-Клана могут легко стать новой нацистской партией. Мы можем начать снова! А затем, возможно, программа евгеники…

Сайлоз резко оборвал болтовню Майклоза:

— Нам не нужно было бы начинать снова, если бы вы не провалили своё задание! Может быть, вы лучше подходите на роль охотника, чем организатора?

— Нет, нет, провал был не из-за меня. Эту планету не нужно уничтожать…

Майклоз, похоже, был на грани нервного срыва. Его посетители обменялись подозрительными взглядами. Сайлоз шагнул вперёд, держа палец на висящей у него на боку кобуре с бластером.

— Вы ведёте себя иррационально, Майклоз. Почему вас заботит судьба этих людей? Можно подумать, что…

Майклоз с усилием взял себя в руки:

— Меня заботят не люди, а ценные ресурсы, которые мы потеряем, отказавшись от операций здесь.

Харклоз покачал головой:

— Я не согласен с вашей оценкой, Майклоз. На мой взгляд, Верховный Совет рассудил здраво.

Пока трое мэйлеан продолжали спорить друг с другом, Доктор снова настроил что-то на пульте возле экрана. Изображение исчезло, и появилась диаграмма, отображающая последовательность электрических цепей.

— Так я и думал, — бормотал он, лихорадочно нажимая кнопки и поворачивая переключатели. — Времени в обрез. Меня подмывает предоставить Майклоза самому себе, но если они поймут, что он мутирует, они не только убьют его, а уничтожат всю планету. У меня не остаётся выбора, придётся вмешаться.

— Вмешаться? — спросил его я. — Каким образом, если мы тут заперты?

— Майклоз теряет хватку, — ответил он. — С этой панели управления у меня есть доступ к его компьютерной сети, так что довольно просто взломать его систему управления центральным блоком питания и установить положительную обратную связь.

— Что-что?

— Я могу взорвать эту базу! — и драматическим жестом он нажал последнюю клавишу. — Вот!

— И сколько времени у нас до взрыва?

Он задумчиво почесал голову:

— Минут десять, наверное.

У меня отвисла челюсть:

— Может быть, нам в таком случае лучше уйти отсюда?

— Ах, да, вы правы, — он подошёл к двери и осмотрел маленькую клавиатуру на стене. — Проблема в том, что тут кодовый замок… и у меня уйдёт как минимум десять минут на подбор комбинации.

— Что же, если проблема только в этом… — я подошёл к нему и с невозмутимым видом набрал на клавиатуре код.

Дверь начала открываться. Доктор был поражён.

— Я видел цифры, которые набирал Майклоз, — признался я.

Наше появление в центре управления было для мэйлеан полной неожиданностью.

— А что тут делает этот сброд? — зашипел Сайлоз, потянувшись рукой к бластеру.

— Думай, кого оскорбляешь, — ответил я и швырнул в него стоявший возле меня стул.

Удар пришёлся ему в висок, он упал назад, на своих соплеменников. Бластер выпал из его руки и покатился по полу в нашу сторону. Доктор радостно схватил его и направил на троих мэйлеан.

— Руки вверх, — крикнул он, а не то я… Котлеты из вас сделаю!

На мой взгляд, его попытка звучать грозно была не очень убедительна, но, к счастью, она произвела требуемый эффект. Мэйлеане подняли руки и смотрели на нас с нескрываемой ненавистью. Я забрал у Майклоза свой пистолет и пошёл за Доктором в лифт. Он нажал кнопку, и дверь за нами закрылась.

Пару минут спустя мы снова были на поверхности. Доктор направил бластер Сайлоза на управление лифта и нажал курок. Огонь и дым окутали всю стену.

— Впечатляет, — сказал я.

— Через несколько минут вы увидите нечто гораздо более впечатляющее, — сказал он. — И если вы не хотите оказаться в эпицентре, нам будет лучше убраться подальше.

Небрежно бросив бластер на пол, он побежал к двери. Я тоже не стал медлить.

Выбежав, мы сели в мою машину и понеслись по дороге в сторону шоссе.

Минут через пять Доктор решил, что мы уже достаточно отъехали, и велел мне остановиться. Мы обернулись как раз в тот момент, когда огромный взрыв поглотил дом ранчо. Летающую тарелку нечему было защитить от ударной волны, и она медленно завалилась набок. Затем она тоже взорвалась, и над пустыней поднялся огненный гриб.

* * *

Вскоре мы (по настоянию Доктора) поехали обратно к месту взрыва. Я воспользовался возможностью задать ему несколько вопросов:

— Так что, у вас всё началось с заметки в газете?

— Да. Я её, в общем-то, случайно увидел, но тот час же узнал в так называемой «летающей тарелке» мэйлеанский флагманский корабль.

— А когда вы пришли сюда, к месту, с которого был репортаж, то нарвались на Майклоза?

— На Майклоза, да… Надо же, какая ирония… После стольких лет охоты на мэйлеанских мутантов он сам начал мутировать. В нём начало появляться неравнодушие к другим существам; нечто, абсолютно чуждое мэйлеанской душе, на базовом генетическом уровне. Такова уж особенность оборотней: их генетика так же изменчива, как и их внешний облик.

Я почесал голову, пытаясь всё это понять:

— Так что это за цилиндр, за которым гонялся Майклоз?

— Генетический стабилизатор. Он, правда, смог бы обеспечить лишь временное улучшение. Но он этим выиграл бы какое-то время.

— И вы умыкнули у него этот стабилизатор?

— Хм, да, — на мгновение показалось, что ему стыдно, но затем он захихикал. — Он настиг меня в конце концов в Лос-Анджелесе, и был уверен, что я спрятал цилиндр где-то в городе. Чего он только не делал, чтобы выведать у меня куда я его дел, но я ему, разумеется, ничего не сказал. Мэйлеанские зонды разума никогда не были лучшими.

— Так вот почему он пришёл за помощью ко мне.

— Да, он пошёл на это только потому, что совсем отчаялся.

— Ну, спасибо на добром слове! — засмеялся я.

Подъехав в месту взрыва, мы не обнаружили ни единого следа ни НЛО, ни ранчо. На их месте остался лишь огромный кратер. Выйдя из машины, мы подошли ближе и заглянули вниз. На самом дне, завалившись на бок, лежала синяя будка с фонарём на крыше.

— ТАРДИС? — спросил я.

— ТАРДИС, — подтвердил Доктор. — Я оставил её на кухне. К счастью, она неразрушимая.

71
{"b":"579160","o":1}