ЛитМир - Электронная Библиотека

– Добро пожаловать, мадам, – говорит она и уважительно кивает: теперь это встреча двух королев. Изабелла ее обнимает.

– Дорогая Иоланда, как приятно видеть ваше искреннее лицо! – говорит она и тихо добавляет: – Во дворце таких мало.

Рядом стоит кузен Жан Бургундский. Он пришел вместе с сыном Филиппом – этот тихий, вежливый, замкнутый молодой человек совсем не похож на своего отца. За три года, что минули с первой встречи Иоланды и Жана Бесстрашного, тот не стал более приятной персоной. Напротив, его внешность и манеры стали еще более отталкивающими – но в лице появилась хитринка, которая намекает на ум. Жан смотрит на Иоланду, словно оценивая ее способности и силу характера, и она понимает: этот человек считает ее препоной на своем пути – и наверняка принесет немало бед.

– Какая приятная встреча, кузина Иоланда! – приветствует ее Жан, и на этот раз она не отдергивает руку. – Как идут дела в Анжу и Провансе? – спрашивает он, хотя по его лицу отчетливо видно, что ответ его совершенно не интересует. Он просто соблюдает формальности и даже не удосужился упомянуть о помолвке своей дочери с ее сыном, хотя, казалось бы, эта тема должна быть для него приятна.

– Неплохо, – отвечает Иоланда. – Думаю, как и в Бургундии – английская угроза витает в воздухе. – Она наблюдает, как он отреагирует на эту фразу: от Людовика она знает, что Бургундии ближе английские интересы, нежели французские.

– Ах да, английская угроза! Мне она кажется не такой серьезной, как моим кузенам, – невозмутимо отвечает он, приподняв бровь. – Вам чем-то грозит Англия, дорогая Иоланда? – он с трудом удерживается от ухмылки.

– Нет, полагаю, нам в Анжу она пока ничем не грозит, – отвечает она. – Но я понимаю, у вас с Англией общие интересы во Фландрии. – И тут же уходит, слыша, как у него перехватывает дыхание. «Я что, обвиняю его в измене? Пока нет…»

Когда король в здравом рассудке, он очень обаятелен. Когда бы Иоланда ни посещала двор, он всегда рад с ней побеседовать и сажает рядом с собой за стол. Иоланда видит в нем одинокого человека: все, кто был ему дорог, даже королева, теперь боятся к нему приближаться, опасаясь внезапных приступов жестокости. Этот страх застыл у них во взгляде, и король не может его не видеть – поэтому Иоланда делает все возможное, чтобы он не прочитал у нее в глазах ничего подобного. Король светлеет лицом при виде нее и подзывает ее к себе.

– Добро пожаловать, прекрасная кузина Иоланда! Вижу, вы носите мой перстень. Он вам нравится?

– Конечно, нравится, сир, как и великолепный белый скакун, которого вы подарили мне на свадьбу.

– Конь, моя дорогая, действительно был свадебным подарком, а вот перстень – нет. Это ваш пропуск ко мне, и я хочу, чтобы вы его использовали. Теперь расскажите мне про своих детей – у вас ведь двое, верно? Мальчик и девочка? Надо найти им пару среди моих детей или племянников. У меня их так много, что я уже сбился со счета. У милой Изабеллы хорошее, здоровое баварское чрево! – говорит он, смеясь, впрочем, по-доброму.

Но Иоланде становится больно от этих слов. Порой, когда они разговаривали с королевой наедине, та вспоминала о своей любимой родине. О том, как летом она бродила по прекрасным долинам среди гор, где паслись коровы с большими медными колокольцами на шее – колокольцы слегка позвякивали, чтобы пастух знал, куда забрело его стадо. О горных цветах – эдельвейсе и синей горечавке; о простой местной еде – сосисках с хлебом, которыми можно перекусить в горной хижине, а потом спуститься по склону на закате, пока ночи еще не слишком холодные. У Изабеллы явно было очень счастливое детство. Во время таких разговоров она очень оживлялась, и Иоланда угадывала в ее лице черты той миловидной девушки, которой она когда-то была. «Думаю, моя стихия – горы и холмы, а вовсе не французский двор», – говорила она с горечью.

Может быть, они и не стали друзьями, но относятся друг к другу с симпатией. Так что Иоланда не слишком удивляется, когда во время одного из визитов ко двору Изабелла посылает за ней. Вскоре выясняется, что королева чем-то обеспокоена и хочет снять груз с души.

– Дорогая Иоланда, простите, что я вот так вас призываю, но мне нужно кое-что вам рассказать. Видите ли, я чувствую, что вам можно доверять: у нас похожее прошлое, и вы единственная, кто меня поймет. – Она украдкой озирается, потом придвигается всей своей огромной тушей поближе к Иоланде и сжимает ее тонкую руку в своих пухлых лапищах. – Понимаете, я… это трудно объяснить… Я не знаю, что делать, но больше не могу… не могу быть королю настоящей женой. Вы ведь слышали, как он ведет себя во время припадков? Его отвратительные манеры, грязная ругань и жестокость пугают меня – и не меня одну. Священник говорит, что я должна возлежать со своим мужем, если он того желает, но я не могу. Поверьте, я пыталась, еще как пыталась! – по щекам у нее текут слезы. – Я так его любила, а теперь он мне отвратителен.

Иоланда приобнимает королеву, и у той на глаза наворачиваются слезы.

– Прошу, дорогая Иоланда, поддержите меня, помогите устроить для нас во дворце отдельные комнаты! – Несчастная, потерянная, Изабелла отчаянно сжимает ее руки. – Что вы мне посоветуете, милая? Что мне делать? Я ни к кому больше не могу обратиться с такой деликатной просьбой, только к вам. Я… я прислушаюсь ко всему, что вы скажете. – В глазах у нее стоит дикое отчаяние.

– Мадам, дорогая Изабелла, я понимаю. Да, я все понимаю… Дайте мне немного времени, чтобы я подумала об этой вашей проблеме. Заверяю вас, все это останется между нами.

Королева смотрит на нее с облегчением, и это очень печальное зрелище. К тому моменту, когда они, обнявшись, расстаются и Изабелла провожает ее с благодарной улыбкой, Иоланда твердо решает помочь королеве. «К тому же, – думает она, – Изабелла может стать хорошей союзницей». Чем больше Людовик посвящает ее в свои дела, тем яснее Иоланда видит, какие у нее самой есть возможности для маневра. Да, надо все как следует обдумать.

Иоланда размышляет об этом несколько дней. Сейчас она живет в Париже, во дворце на берегу Сены. Решение приходит ей в голову, пока Людовик находится на заседании Королевского совета. В последнее время ее муж все сильнее тревожится о том, что чаша весов при дворе потихоньку склоняется в сторону бургундской фракции: двое детей короля сочетались браком с членами этого семейства. Иоланда какое-то время раздумывала, как решить эту проблему и заодно найти способ успокоить короля и улучшить его душевное состояние.

Ясно, что Изабелла больше не может терпеть его выходки. И все же священник прав: кто-то должен быть рядом с королем, чтобы утешать его и успокаивать, особенно во время приступов. В конце концов, он молодой человек, и женщина, которая будет иногда делить с ним ложе, нужна ему не меньше, чем обеды и ужины. Он рад обществу Иоланды, но она не так часто бывает при дворе – и не может дать ему то, чего он жаждет.

Во время своих визитов во дворец Иоланда внимательно наблюдает за фрейлинами королевы. Все они из хороших семей, из мелкого дворянства, и многие наделены очень приятной наружностью. Кроме того, она замечает, что эти дамы не прочь состроить глазки молодым придворным, и делает верное предположение, что при дворе у королевы не так весело, как у Людовика Орлеанского или Жана Бургундского.

Вопрос, который занимает Иоланду – кто из придворных дам мог бы (и хотел бы) стать заменой королеве. В ее окружении нет женщин, которые испытывают к бедному королю такую безоглядную преданность, чтобы удовлетворить его желание. Ни слова не говоря Людовику, Иоланда решает найти королю спутницу – ради блага всей Франции. Ее внимание привлекает одна из юных девушек при дворе – Одетта де Шамдивер. Она умна, красива, заботлива и явно предана королю. К тому же Иоланда не замечала, чтобы Одетта кокетничала с юными придворными: кажется, эта девушка идет по жизни тихо и скромно, ни на что особенно не претендуя.

Иоланда тщательно взвешивает все за и против. Если она, следуя указаниям мужа, заботится о благе монархии, то это, похоже, единственный выход. Но она впервые будет принимать такое решение сама, по собственной воле, не посоветовавшись с Людовиком. Но разве можно обсуждать с ним такие материи? Мужчина не увидел бы логики и необходимости в подобном шаге – даже выгоды для себя не разглядел бы. И все же…

19
{"b":"579173","o":1}