ЛитМир - Электронная Библиотека

Хотя Людовик огорчен, Иоланда чувствует облегчение после того, как услышала всю историю целиком. Разгоряченная вином, она уводит расстроенного мужа в спальню и крепко обнимает его, пока тот плачет. Интуиция подсказывает ей, что он переживает о здоровье их еще не рожденных детей.

Когда Людовик открыл правду о своем кузене, Иоланда поняла, что он хочет предупредить ее о самом неблагоприятном исходе их союза из возможных. И столь неприглядные откровения из уст такого гордого человека дают Иоланде понять, что она еще на шаг подобралась к пониманию мужчины, в которого с такой легкостью влюбилась.

За две недели в Провансе Людовик разобрался с местными делами, и теперь они с Иоландой вместе со своей огромной свитой отправляются в Париж. Они плывут по реке на плоскодонных кораблях, чьи паруса ловят ветер с берега – порой очень сильный. Эти суда очень хитро устроены: их мачты могут опускаться, если надо пройти под мостом. Иоланда заворожена. Они идут на веслах на север, до Лиона, где в Рону впадает река Сона; там они пересаживаются на другие корабли и плывут в Шалон. В Шалоне их ждут лошади и кареты, и оттуда они едут в Париж. Это долгий и непростой путь, но для Иоланды все вокруг в новинку, поэтому путешествие кажется ей очень увлекательным.

– Мы всегда плывем по реке, когда есть такая возможность, – говорит ей Людовик. – Зимой по дорогам часто не проедешь.

– А Карл мне рассказывал про разбойников, – откликается Иоланда – пожалуй, с излишним оживлением. Людовик смеется и напоминает, сколько с ними едет солдат.

Сейчас декабрь. Здесь, на севере, это уже середина зимы, и Иоланда чувствует, как с каждым днем становится все холоднее. На борту есть мягкие теплые пледы и небольшие медные жаровни с углями. Дамы кутаются в меховые одеяла и кладут в ноги теплые грелки. Иоланда радуется, как ребенок: надев меховые варежки и накинув на голову капюшон, она разглядывает берега, где растут деревья, касаясь ветвями воды.

У них большая свита, но им с Людовиком довольно часто удается побыть вдвоем. Они устраивают пикники на берегу и проводят ночи в тепле и уюте, не обращая ни на кого внимания, поглощенные друг другом. Людовик рассказывает ей о членах своей семьи, с которыми ей предстоит познакомиться, особенно о короле с королевой, чтобы Иоланда была готова к встрече.

Спустя три недели пути – сперва по воде, потом по суше – они, наконец, прибывают в Париж. Он встречает их шумом – солдаты чеканят шаг, собаки с радостным лаем прыгают на своих хозяев. Прекрасный дворец Людовика на берегу Сены – это почти что маленький город, с широким внутренним двором, несколькими отдельными домами и огромной конюшней. Слуги, вышколенные матерью Людовика, встают в ряд и каждый поклоном или реверансом приветствует новую хозяйку. Приветливо улыбаясь, они провожают Иоланду в ее просторные покои, откуда открывается вид как на реку, так и на двор. Это прекрасная комната. Над кроватью на четырех столбах крепится светло-желтый шелковый балдахин, на постели – покрывало из меха горностая, пышные подушки покрыты лисьим мехом, и такой же мех лежит на полу возле камина поверх экзотических восточных ковров. Тут и там стоят крашеные глиняные фигурки, чаши и серебряные канделябры, а на туалетном столике – зеркало в позолоченной оправе. Иоланда удивленно ахает, когда видит свои инициалы, переплетенные с инициалами мужа, выгравированные на щетках и на золоченых крышках хрустальных кувшинов. Иоланда поражается тому, сколько любви и заботы Мария де Блуа вкладывает во все, что делает, и понимает, что у этой выдающейся женщины можно многому научиться. В каждом сундуке для одежды лежат маленькие саше с лавандой, а шкафы инкрустированы сандаловым деревом, чтобы отпугивать моль. Эти восхитительные запахи мигом пробуждают в ней недавние воспоминания о днях и ночах, проведенных с Людовиком в Провансе.

Молодоженов постоянно приглашают на приемы и праздники в их честь. Иоланда едва успевает разглядеть красоты Парижа: все свои дни и вечера она проводит, кивая, улыбаясь и вновь и вновь протягивая руку для поцелуя – иные подданные даже целуют ей ноги. Она старается быть как можно внимательнее к людям, с которыми знакомится в первые дни своего брака, и пытается прочесть их мысли, понять их желания и оценить их верность ее супругу, а также королю.

Иоланда счастлива, она упивается любовью. Она чувствует, что почти забыла Арагон, и порой стыдится того, что не так часто, как ей того хотелось бы, думает о своей матери. Кажется, только Хуана и волкодавы напоминают ей о том, что у нее была какая-то жизнь до свадьбы.

Перед Иоландой грозной тенью маячит тот день, когда ей придется предстать перед королем, и она просит Людовика повременить с этой встречей.

– Давайте еще немного побудем вдали от двора, только вы и я! – молит она. Потом видит выражение его лица и спешно добавляет: – Нет, любовь моя, я не тревожусь и не боюсь. Просто я хочу побольше времени провести с вами наедине.

Но она знает, что их уединению должен прийти конец. Людовик хочет представить свою жену королю и королеве, а также другим членам своей семьи и нескольким знатным вельможам, прежде чем отправиться в герцогство Анжу.

Они прибывают в замок короля при полном параде, в сопровождении слуг Людовика, одетых в ливреи. Замок потрясает Иоланду своим величием и строгостью.

– Дорогой мой, я даже не представляла, насколько это внушительное место, – говорит она, восхищенно разглядывая искусную кладку, каменные стены медового цвета, фасад, обращенный к реке, и огромный двор, где рядами стоят кареты. У каждого из слуг в руках по зажженному факелу; лошади перебирают копытами. Гости продолжают съезжаться.

– А король будет в порядке? – тревожно спрашивает Иоланда.

– Увидим! – смеется Людовик.

Иоланда решила надеть на прием платье из зеленого бархата; сверху на ней накидка в тон, отороченная темным собольим мехом, которую она снимает, зайдя во дворец. Она надеется, что ее платье, шлейф и головной убор приличествуют случаю и что она не посрамит своего мужа под пристальными взглядами придворных. Но разве может быть иначе? В конце концов, она же иноземная принцесса.

Их проводят в сверкающий большой зал, и перед тем, как подойти к трону, она бросает взгляд на огромные, искусно расшитые гобелены, которыми украшены стены. Она медленно склоняется в низком реверансе, как ее учили дома, в Арагоне, и только когда выпрямляется, поднимает взгляд. Иоланда видит улыбающиеся голубые глаза, почти как у Людовика, милое лицо и протянутую ей руку.

– Идите и сядьте рядом с ним, – шепчет Людовик, и она повинуется.

Карл VI до сих пор очень красив, хотя он на девять лет старше Людовика, но отсутствующее выражение его лица заставляет принцессу заподозрить, что он не в себе. Впрочем, он рассеивает ее опасения, когда обращается к ней – достаточно громко, чтобы слышали стоящие рядом придворные:

– Иоланда, дорогая моя новоиспеченная кузина! Добро пожаловать в Париж! Как прошло ваше путешествие из далекого Арагона в Прованс? И другое долгое путешествие, которое вы проделали, чтобы навестить наш двор в Париже, – за что я вам очень признателен?

Он приветливо улыбается – все-таки он очень похож на Людовика.

– Я слышал, вы безупречно говорите по-французски – спасибо вашей матери из рода Валуа. Как это приятно! – говорит он и целует ей руку. А потом добавляет шепотом: – Надеюсь, вы часто будете нас навещать.

Он окидывает ее холодным, оценивающим взглядом.

– Хмм… Я начинаю думать, что вы тот человек, с которым я могу говорить открыто, кому я могу доверять.

Король говорит это так тихо, что Иоланда не уверена, слышит ли его Людовик.

– Сир, – так же тихо и искренне отвечает она, глядя ему прямо в глаза, – вы мне окажете огромную честь.

Тогда он снимает с мизинца кольцо – золотой перстень с гладким, отполированным сапфиром, вокруг которого высечен его герб, – и надевает его на тонкий указательный палец Иоланды.

8
{"b":"579173","o":1}