ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это паломничество, получившее название «предрешенного малого паломничества» (ал-умра ал-кадийа), закончилось еще одной женитьбой Мухаммада, на Маймуне, свояченице ал-Аббаса и Джа‘фара. Видимо, желание укрепить связи с этими двумя людьми было важнейшей целью брака.

Мирно закончившееся паломничество сыграло большую роль в укреплении позиций Мухаммада: все могли убедиться, что задуманное и обещанное им сбывается, а мекканцы, наблюдая в течение трех дней, как беспрекословно повинуются ему две тысячи человек, воочию убедились, какой реальной силой он обладает. Первым понял это Халид ибн ал-Валид, заявивший: «Теперь каждому умному человеку ясно, что Мухаммад не колдун и не прорицатель, а его речи – речи господа миров, и каждый, у кого есть соображение, должен следовать за ним». Несмотря на попытки отговорить его, Халид принял ислам. Однако, распространение ислама среди бедуинов не имело успеха: две экспедиции, посланные в разные районы, кончились трагически для мусульман.

Ряд средневековых мусульманских историков сообщают, что после Худайбийи Мухаммад направил послания с призывом принять ислам Ираклию, Хосрову II, негусу, гассанидскому эмиру, наместнику Египта ал-Мукаукису, «царю» Омана, «царю» Йемена, правителям Бахрейна и Йамамы. Если такие послания и отправлялись, то значительно позднее, когда власть Мухаммада была признана во всей Аравии. Эти историки приводят текст некоторых из этих посланий, которые выдержаны в повелительном тоне. Сообщается что, Хосров II, услышав содержание письма, разгневался и разорвал его. И этому можно поверить.

Современные мусульманские историки подтверждают достоверность изложенного события и самого текста письма указанием на существование подлинника этого послания, написанного на коже со следом надрыва его Хосровом. В начале XX в. на антикварном рынке появились якобы подлинники этих писем на коже. Они опубликованы, и о них более столетия идет дискуссия. Наиболее рьяный защитник их подлинности М. Хамидуллах приводит в доказательство совпадение их текстов с текстами, фигурирующими в исторических сочинениях. С чисто текстологической точки зрения совпадение текстов этих документов с приводимыми в источниках является не доказательством их подлинности, а аргументом против, так как во всех других случаях, когда представляется возможность проверки, оказывается, что исходный текст (даже если он первоначально был точно скопирован) при переписках неминуемо искажается. Именно это и является наиболее убедительным опровержением подлинности этих пяти «документов», так как текст подлинного документа не мог воспроизводиться слово в слово в сочинениях, написанных через 200–300 лет после их отправки в разные страны. Наконец, древний облик почерка, на который ссылается Хамидуллах, воспроизводит не рукописный почерк, а арабские граффити и простейшие надписи на камнях VII–VIII вв.

Приходится смириться с тем, что в нашем распоряжении имеется лишь приблизительная передача содержания писем, направленных Мухаммадом в разные годы. Однако известен один случай несомненного серьезного контакта с правителем страны за пределами Аравии – с «ал-Мукаукисом», наместником Египта Георгием, который будто бы в начале 7 г. х. (май – июнь 628 г.) прислал Мухаммеду подарки: двух сестер-невольниц с евнухом, мула и одежды из коптских тканей. Одну из невольниц, Марию, Мухаммад взял себе в наложницы, а другую подарил одному из сподвижников. Во всяком случае, до конца 629 г., когда была завоевана Мекка, Мухаммад вряд ли обращался к кому-то, кроме ближайших соседей, с предложением принять ислам. Насколько можно судить по имеющимся сведениям, он отличался трезвым взглядом на ситуацию и, несмотря на убеждение в своей особой миссии, не ставил перед собой нереальных целей, тем более что до конца жизни считал, что его миссия касается вразумления одних только арабов.

Битва при Муте

Летом 629 г. Ираклий прибыл в Сирию для наведения в ней порядка после персидской оккупации. Предстояло торжественное водружение креста на храме Гроба Господня. Иерусалим готовился к празднику. Кто готовил императору подарки, кто ожидал их от него. Евреи, оказавшие помощь персам при взятии Иерусалима в 614 г., встретили императора богатыми подарками, испрашивая помилование. Помилование они получили, но им было запрещено жить в Иерусалиме и в радиусе трех миль от него.

Вести о событиях в Сирии и Палестине, несомненно, доходили до Медины, и Мухаммад интересовался ими. Возможно, в связи с этим он направил посла в Бусру, но по дороге, в Муте, того задержал и убил Шурахбил ибн Амр, местный гассанидский правитель. Узнав об этом, Мухаммад собрал большее, чем когда-либо, войско в 3000 человек и поставил во главе своего любимца Зайда ибн ал-Харису, с ним пошли Джа‘фар ибн Абу Талиб, Абдаллах ибн Раваха и Халид ибн ал-Валид.

Шурахбил заранее узнал об этих сборах и сумел подготовиться. Его разведка встретилась с мусульманами уже в районе Вади-л-Кура, в столкновении погиб брат Шурахбила, тем не менее цель была достигнута, неожиданность нападения, на которую надеялись мусульмане, была сорвана. Когда Зайд подошел к Ма‘ану, то оказалось, что дальнейший путь преграждает многочисленный противник. Двое суток он стоял в нерешительности, некоторые советовали ему подождать подкрепления из Медины, наконец возобладало мнение Абдаллаха ибн Равахи – напасть на противника и победить или погибнуть во славу Аллаха.

В завязавшемся бою один за другим погибли Зайд, Джа‘фар и Абдаллах ибн Раваха, знамя упало, и растерявшиеся мусульмане обратились в бегство. Один из ансаров поднял знамя, собрал вокруг себя небольшую группу ансаров и потом вручил это знамя Халиду, которому удалось привести войско в порядок. По некоторым сведениям, он наутро даже атаковал противника, а потом оторвался от него. Очевидцы и участники сражения, свидетельства которых зафиксированы историками, говорят о тяжелых потерях, хотя, если сложить имена убитых из разных перечней, окажется, что погибло четверо курайшитов и восемь ансаров; даже учитывая, что в эти списки не вошли имена бедуинов, погибших в сражении, приходится признать, что потери были не слишком велики для отряда в три тысячи человек. По-видимому, в сражении приняла участие только часть этого отряда, состоявшая в основном из сподвижников пророка, а остальные не пришли им на помощь.

Любопытно отметить, что в то же время, когда отряд под предводительством Зайда сражался, чтобы отомстить за казнь посланца Мухаммада, другой посланец, возвращавшийся из Сирии, проехал мимо Муты и первым привез Мухаммаду известие о поражении. Поэтому Мухаммад смог проявить дар ясновидения, когда прибыл гонец Халида ибн ал-Валида. Мединцы встретили возвратившихся насмешками, дети бросали в них грязью. Только вмешательство Мухаммада несколько защитило их от нападок.

Для наведения страха на бедуинов севернее Вади-л-Кура, враждебно настроенных против мусульман, Мухаммад послал две экспедиции, в которых приняли участие Абу Бакр и Умар ибн ал-Хаттаб. Но серьезных столкновений не произошло. Казалось, что за последний год мало что изменилось в положении Мухаммада, однако параллельно с мелкими акциями и даже военными поражениями происходило постепенное накапливание сил, военного могущества и политического влияния, которые не замедлили проявиться в полном объеме.

В декабре 629 г. в районе Мекки неожиданно обострился давний конфликт между бану хуза‘а и бану бакр ибн абдманат на почве кровной мести. Хуза‘иты убили трех знатных бакритов, а в ответ вождь бану бакр Науфал ибн Му‘авийа, получив поддержку курайшитов, ночью напал на группу хуза‘итов, убил 20 человек, а остальных преследовал на священной территории Мекки, пока им не удалось укрыться в домах мекканских сородичей. В ночном нападении участвовало и несколько видных курайшитов, среди которых были Сафван ибн Умаййа и Хувайтиб ибн Абдал‘узза, подписывавшие договор с Мухаммадом, теперь нарушившие его. Пока Науфал осаждал дома, где укрылись беглецы, делегация хуза‘итов помчалась в Медину заручиться поддержкой Мухаммада, одолев четырехсоткилометровый путь за трое суток, как раз в тот день, когда наиболее благоразумным мекканским вождям удалось уговорить Науфала оставить беглецов в покое. Мухаммад поклялся хуза‘итам, что будет защищать их, как самого себя, а пока посоветовал им рассеяться по своей территории и ждать.

24
{"b":"579176","o":1}