ЛитМир - Электронная Библиотека

Неужели Боб до сих пор не знает о его странном поведении? Мира должна была рассказать. И товарищ из футбольной команды. И та женщина вчера в столовой. Наверняка ведь догадалась, что он лукавит, и запомнила его цифроимя! (Только полюбуйтесь: он ждет помощи от Семьи, а сам хоть кому-нибудь помог?!) Куда запропастился Боб? Хорош наставник!

Больше никто не звонил, ни днем, ни вечером. Один раз музыку прервали ради выпуска последних известий с межгалактического корабля.

В понедельник после завтрака Скол спустился в медцентр. Сканер ответил «нет», но он объяснил дежурному, что хочет поговорить с наставником, тот сделал запрос по телекомпу, и все сканеры заморгали «да», «да», «да». Часы в полупустом помещении показывали 07:50.

Скол сел в кабинке Боба, сложил руки на коленях и стал еще раз обдумывать, в каком порядке будет рассказывать: сначала о ложной заторможенности, потом о членах группы, что они говорили, делали и как их найти через Снежинку, и, наконец, о безотчетном нездоровом чувстве вины, которое он скрывал все эти годы после случая с Карлом. Первый пункт, второй, третий. Ему назначат дополнительную терапию, чтобы компенсировать то, что он недополучил в пятницу, и он выйдет из медцентра удовлетворенным членом Семьи, здоровым душой и телом.

Твое тело принадлежит тебе, а не Уни.

Допотопный бред. В Уни сосредоточена воля и мудрость Семьи. Уни его создал, дал ему пищу, одежду, кров, профессию. Дал разрешение на само его зачатие. Да, Уни его создал, и отныне…

Помахивая телекомпом, вошел Боб и резко остановился.

– Ли? Привет. Случилось что?

Он поглядел на наставника. Случилось. Не то имя. Он Скол, а не Ли. Опустил глаза на браслет: Ли РМ35М4419. Почему он ожидал увидеть «Скол»? Разве у него был когда-то другой браслет? Ах да, во сне, в том странном счастливом сне, где его поманила девушка…

– Ли! – Боб поставил телекомп на пол.

Уни назвал его Ли. В честь Уэя. А он Скол, осколок своих предков. Кто же он? Ли? Скол? Ли?

– В чем дело, брат? – Боб наклонился и взял его за плечо.

– Я пришел.

– Зачем?

Скол растерялся.

– Ты просил не опаздывать. – Он с тревогой посмотрел на Боба. – Я не опоздал?

– Опоздал?! – Боб отступил и прищурился. – Братец, ты явился на день раньше. Тебе назначено во вторник.

Скол поднялся.

– Прости. Тогда я пошел в Центр.

Он двинулся к выходу, но Боб поймал его за руку.

– Обожди.

Со стуком упал телекомп.

– Я в порядке. Попутал дни. Приду завтра. – Он высвободил руку.

– Ли!

Скол не остановился.

Вечером он внимательно смотрел телепередачи: соревнование по легкой атлетике в Арг, эстафету на Венере, новости, танцевальное шоу и «Живую мудрость Уэя», а затем отправился к себе. Хотел зажечь свет, но не вышло – на выключатель было что-то налеплено. Резко закрылась дверь, точнее, ее закрыл кто-то, стоящий рядом в темноте. Он уловил дыхание.

– Кто здесь?

– Король и Лилия, – раздался голос Короля.

– Что произошло утром? – спросила от стола Лилия. – Зачем ты ходил к наставнику?

– Чтобы рассказать.

– Но не рассказал.

– А нужно было бы. Уйдите, пожалуйста.

– Вот видишь! – произнес Король, обращаясь к Лилии.

– Все равно надо попытаться, – ответила та.

– Пожалуйста, уходите. Я больше не хочу вас видеть. Я уже не понимаю, что правильно, а что нет. Не знаю даже, кто я.

– У тебя около десяти часов, чтобы это выяснить, – сказал Король. – Утром наставник заберет тебя в центральную больницу. Мы рассчитывали, что осмотр назначат позже, недели через три, после дальнейшей симуляции. Тот самый второй этап. Однако это будет завтра. И, скорее всего, станет шагом назад.

– Не обязательно, – возразила Лилия. – Ты все еще можешь сделать второй шаг, если послушаешь нас.

– Я не хочу слушать. Просто уйдите. Пожалуйста.

Они молчали. Король пошевелился.

– Ты что, не понимаешь? – снова начала Лилия. – Если сделаешь, как мы скажем, тебе снизят концентрацию препаратов. А если нет, вернут прежние дозы. Вероятно, даже увеличат. Так, Король?

– Да.

– Чтобы «защитить» тебя. Чтобы ты больше никогда и не помыслил вырваться. Понимаешь? – Ее голос зазвучал ближе. – Другого шанса не будет. Ты станешь роботом на всю оставшуюся жизнь.

– Нет, не роботом, а членом Семьи. Здоровым товарищем, который выполняет задание – помогает Семье.

– Зря стараешься, Лилия, – промолвил Король. – Спустя несколько дней ты, может, до него и достучалась бы, а сейчас слишком рано.

– Почему ты утром не признался? Ты пошел к наставнику. Почему все ему не рассказал, как другие?

– Я собирался.

– И что помешало?

Скол повернулся прочь от ее голоса.

– Он назвал меня Ли. А я думал, я Скол. Все перепуталось…

– Так и есть! – Лилия подошла еще ближе. – Твое имя Скол, а не номер, который назначил Уни. Ты Скол, человек, размышлявший, какая профессия ему нравится. Ему, а не Уни!

В смятении он отодвинулся, затем повернулся лицом к неясным фигурам в комбинезонах: миниатюрной Лилии в двух метрах от него и Королю, справа, на фоне светлых очертаний двери.

– Не смей ругать Уни! Он дал нам все!

– Только то, что мы сами ему дали. Он отказал нам в гораздо большем.

– Он позволил нам родиться!

– А скольким не позволит? Твоим детям. Моим.

– В смысле? По-твоему, любой, кто захочет, может иметь детей?

– Вот именно.

Он помотал головой, отступил, опустился на постель. Она подошла и села на корточки, положив руки ему на колени.

– Пожалуйста, Скол. Мне не стоило бы говорить, пока ты в таком состоянии, но прошу тебя, поверь мне. Поверь нам. Мы не больные, мы – здоровые. Это мир вокруг болен – с одурманенными, исполнительными и услужливыми товарищами. Сделай, как я тебе скажу. Стань здоровым. Пожалуйста!

Ее искренний порыв тронул Скола. Он попробовал рассмотреть ее лицо.

– Какое тебе до меня дело?

Захотелось накрыть ее маленькие теплые руки своими. Скол с трудом различил ее глаза, большие и менее раскосые, чем у других. Необычные и прекрасные.

– Нас совсем мало, – ответила Лилия. – Если будет больше, кто знает, вдруг получится куда-нибудь убежать и жить свободно.

– Как неизлечимые.

– Тебя приучили так их называть. А может, на самом деле они были непобедимые и неподдающиеся.

Он снова всмотрелся в ее лицо.

– Мы принесли капсулы, которые замедлят рефлексы и снизят давление. Анализ крови покажет, что ты страдаешь от передозировки. Если выпьешь их утром до прихода наставника, в медцентре будешь вести себя, как мы скажем, и правильно ответишь на вопросы, то завтрашний день станет вторым шагом, а ты – здоровым.

– И несчастным.

– Да. – По голосу было слышно, что она улыбается. – Несчастным в том числе, хотя не настолько, как я говорила. Меня иногда заносит.

– В среднем каждые пять минут, – пробурчал Король.

Она убрала руки с его колен и встала.

– Согласен?

Скол разрывался.

– Покажите капсулы.

Король подошел ближе.

– После посмотришь. Они здесь. – Он вложил ему в руку маленькую гладкую коробочку. – Красную надо принять сегодня, а остальные две – как только встанешь.

– Где вы их берете?

– Один из нас работает в медцентре.

– Решайся, – произнесла Лилия. – Хочешь узнать, что нужно делать?

Он потряс коробочку, но ничего не услышал; посмотрел на смутные ждущие его ответа фигуры и кивнул.

– Хорошо.

Лилия села рядом на кровать, а Король пододвинул стул. Начался инструктаж. Сколу велели напрягать мышцы перед метаболическим тестом и смотреть поверх объекта при измерении глубинного зрения; научили, что говорить врачу и старшему наставнику; велели быть готовым к неожиданным звукам за спиной и предупредили, что его могут оставить одного, якобы забыв на столе отчет, и наблюдать. В основном говорила Лилия. Она дважды его коснулась: сначала ноги, потом плеча. Один раз он сам хотел дотронуться, но она мгновенно убрала руку.

14
{"b":"579183","o":1}