ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

5. Поскольку, несмотря на уроки Русско-японской войны 1904–1905 гг. и начало функционирования самостоятельного (обособленного) подразделения отечественной морской РЭР в ходе Первой мировой войны, полноценная система подготовки ее кадров так и не сложилась до конца войны, то хронологический отрезок с 1905 по 1917 год предлагается считать досоветским периодом этапа зарождения системы подготовки кадров отечественной морской РЭР. Характерным для него было комплектование подразделений морской РЭР специалистами, имеющими базовую радиосвязную (радиотелеграфную) подготовку и опыт службы по специальности – т. е. подготовка операторов боевых постов, добывающих радиоразведывательную информацию. При этом специалистов-аналитиков для сбора, обработки и распределения разведывательной информации не готовили.

6. Отсутствие широкоизвестных фактов положительных результатов боевого применения сил и средств радиоразведки Российского императорского флота в публикациях периода Первой мировой войны объясняется стремлением командования сохранить в тайне источник надежной и достоверной разведывательной информации, а весьма скудное их освещение в межвоенный период – не афишировать положительный боевой опыт царского режима по понятным идеологическим предрассудкам. При этом зарубежные военные историки и специалисты не скрывали положительную роль и значимость радиоразведки российского флота в обеспечении боевой деятельности на море в ходе Первой мировой войны.

7. Исторический опыт боевого применения первых береговых частей радиоразведки отечественного ВМФ – радиостанций особого назначения – в Первой мировой войне позволил выявить недостатки организации их деятельности и определить направленность дальнейшего развития: отсутствие централизованного управления радиоразведывательной деятельностью на флотах, которое должно было осуществляться либо разведывательным отделением, либо Службой связи, но никак не одновременно, что замедляло ее развитие, снижало оперативность распределения информации и лишало четкости в постановке разведывательных задач; отсутствие системы подготовки кадров значительно ограничивало возможности радиоразведки, как в добывании, так и в обработке радиоразведывательной информации; отсутствие до определенного времени организации безопасной передачи добытых разведывательных данных от станций радиоразведки силам в море могло привести к перехвату этой информации противником и тяжелым последствиям; представление в разведывательное отделение штаба флота копий радиоразведывательных материалов в некоторых случаях могло бы повысить обоснованность принимаемых командованием решений, иногда игнорировавшем сведения радиоразведки; техническое оснащение радио-разведки не приняло государственных масштабов, а опиралось в основном на энтузиазм морских офицеров и ограниченные возможности флотов.

Наличие этих и других недостатков соответствовало общей тенденции запоздалого развития морской разведки России [281] и свидетельствовало о необходимости принятия следующих мер: централизации управления деятельностью сил и средств радиоразведки на флотах; создания многоуровневой системы подготовки кадров морской РЭР; формирования в составе частей радиоразведки дешифровальных отделений; создания в Военно-морском флоте научно-исследовательских учреждений, а в масштабах государства предприятий, направленных на разработку и производство радиоэлектронного вооружения; выделения защищенных каналов радиосвязи и внедрения специальных методов для обеспечения радиопередачи разведывательных данных; внесения изменений в порядок распределения разведывательной информации с целью представления экземпляра радиоразведывательных материалов (PPM) в разведывательное отделение штаба флота и возможности обеспечения данными целеуказания ударных сил флота напрямую; организации более широкого, но избирательного привлечения гражданских специалистов и кадров других ведомств к работе в частях радиоразведки.

Глава 2

Восстановление, развитие и боевое применение сил и средств радиоэлектронной разведки в 1918–1941 гг.

Военно-политическая обстановка в России конца 1917 – начала 1918 года коренным образом повлияла на состояние отечественной морской радиоразведки. После Февральской революции 1917 года, так и не разрешившей комплекса проблем в России, политическая напряженность в обществе нарастала. Временное правительство стояло на позициях продолжения участия России в Первой мировой войне, большевики придерживались противоположных взглядов. Партийные организации на флотах и военных флотилиях быстро росли, ширились и революционные настроения. После приказа № 1 Петроградского Совета от 1 марта 1917 года[282] «О выборах комитетов и новом распорядке в воинских частях» на флотах и флотилиях создаются демократические административно-оперативные органы управления. В середине мая была создана Морская секция, в состав которой вошли 40 представителей флотов Балтийского и Черного морей, флотилий Северного Ледовитого океана, Сибирской и Амурской. Исполнительным органом стал президиум из пяти человек. Это была первая попытка создания общефлотского руководящего центра страны[283].

В июне 1917 года на 1-м Всероссийском съезде Советов из его делегатов – представителей флотов, флотилий и ГМШ на базе Морской секции при ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов России создается Центральный комитет (ЦК) Всероссийского военного флота – Центрофлот – выборный орган, руководивший деятельностью всех ЦК флотов и флотилий. Однако, поскольку большинство его членов составляли эсеры и меньшевики (61 из 66 членов), то к началу Октябрьского вооруженного восстания Центрофлот перешел на сторону контрреволюции и утратил влияние в среде матросов. В результате военные моряки – депутаты 2-го Всероссийского съезда Советов создали инициативную группу в составе десяти делегатов («коллегия десяти»), которая 26 октября 1917 года образовала руководящий орган революционных военных моряков – Военно-морской революционный комитет (ВМРК)[284] и распустила «соглашательский» Центроф-лот. Некоторые члены последнего – сторонники Советской власти – сразу же примкнули к комитету. В него были также кооптированы представители Центробалта. Всего в состав ВМРК вошло до 70 членов. Во главе ВМРК находилась Морская коллегия. Контроль деятельности Морского министерства осуществляли секции ВМРК. В тот же день в ходе работы съезда был образован первый высший орган военного управления в составе советского правительства (Совета народных комиссаров, СНК) – Комитет по военным и морским делам (КВМД). Морское министерство перешло в его подчинение[285].

Менее чем за месяц ВМРК подготовил Всероссийский съезд военного флота, состоявшийся в Петрограде 18–25 ноября 1917 года. Важно отметить, что из 190 присутствовавших на нем делегатов 116, то есть большая часть, уже являлись членами большевистской партии. Как утверждается в Военно-морском энциклопедическом словаре, «Съезд обсудил деятельность военно-морских органов, поддержал Советскую власть, создал (здесь и далее выделено мною. – В.К.) новую организацию управления флотом – Верховную морскую коллегию, на местах – центральные комитеты флотов и флотилий»[286]. Однако по другим источникам известно, что уже 14 ноября 1917 года, то есть до начала работы съезда, приказом по флоту и морскому ведомству № 1 «Во исполнение приказа СНК от 7 ноября сего года за № 1, Верховная Морская Коллегия в исполнение своих обязанностей по управлению Морским Министерством вступила…»[287]. Также на съезде «был создан новый орган управления ВМФ – Законодательный Совет Морского ведомства (Морская секция ВЦИК)»[288], хотя правильнее утверждать, что съезд лишь избирал членов секции, о чем было объявлено приказом по флоту и морскому ведомству № 32 без даты за 1917 года: «Адмиралтейств-совет упраздняется. Все права Адмиралтейств-совета, как верховного органа по делам флота и морского ведомства, переходят к морской секции ЦИК, избираемой Всероссийскими Съездами военного флота»[289].

вернуться

281

«… упущенное трудно было наверстать. Можно считать, что в войну 1914–1918 гг. печальные опыты прежних войн в отношении военно-морской агентурной разведки России повторились. Ряд операций, хорошо подготовленных, в разведывательном отношении отказался необеспеченным. Живая оперативность, быстрота и четкость организации была подменена бесконечными и запоздалыми проектами, планами, спорами, беспочвенными распрями работников Генштабов». См.: Мягков 77. Ук. соч., с. 99.

вернуться

282

До 31 января 1918 г. все даты приводятся по старому стилю, с 1(14) февраля 1918 г. – по новому.

вернуться

283

Три века российского флота. В 3-х т. Т. 2. СПб. 1996, с. 128, 129; Ленин и Красный Флот. Л. 1924, с. 56.

вернуться

284

По другим данным – 9 ноября 1917 г. (см.: Мордвинов Р.Н. Создание советского флота и начало его боевой деятельности. В сб. статей: Советское военно-морское искусство. М. 1951, с. 65).

вернуться

285

Мордвинов Р.Н. Ук. соч., с. 65; Три века российского флота, с. 129, 139; ВМЭС, с. 149, 365, 504, 895–896.

вернуться

286

Цит. по: Военно-морской энциклопедический словарь (ВМЭС). М. 2003, с. 165.

вернуться

287

См.: Систематический сборник постановлений, изданных по Народному Комиссариату по морским делам с 25 октября 1917 года по 31 декабря 1918 года. М. 1919, с. 2; Красный Флот в первых послеоктябрьских документах // МС. 1992, № 11, с. 3.

вернуться

288

Цит. по: ВМЭС, с. 149.

вернуться

289

Цит. по: Систематический сборник постановлений…, с. 9.

30
{"b":"579188","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сердце Стужи
Давай позавтракаем!
Простая правда
Нелюдь. Время перемен
Готовим вместе Новый год
Мертвое озеро
Большая книга о спорте
Бессистемная отладка. Адаптация
МВД, или Мгновенно, вкусно, доступно