ЛитМир - Электронная Библиотека

Щеки Кэролайн загорелись еще жарче. Что он, должно быть, думает о ней, безмозглой девчонке, убежавшей из дома навстречу туманному будущему? Она в свои двадцать два года выглядит маленькой и ужасно глупой.

Кэролайн снова вздохнула, подняла подбородок и кивнула, пытаясь казаться опытной женщиной. Он сейчас раздавит материнское кольцо в своем кулаке. И тут беглянка вспомнила, что у нее есть одна ценность. Она не вынесет, если кольцо окажется в руках обычного вора или разбойника. Этот человек так добр к ней. А леди платят свои долги.

Кэролайн отвела руку и сняла кольцо. В желтом свете фонаря оно сверкало, как капля крови.

– Позвольте мне возместить убытки, сэр. Уверяю, я не привыкла брать деньги у незнакомых джентльменов.

Он не прикоснулся к кольцу, но Кэролайн настойчиво протянула руку:

– Возьмите. Лучше вы, чем разбойник.

Незнакомец взял кольцо и, осторожно держа между большим и указательным пальцами, стал изучать. Гадал, действительно ли камень настоящий? Кэролайн не посмела ждать его решения и пошла прочь как можно быстрее, не решаясь бежать. Держала голову уверенно, гордо. Однако настороженно прислушивалась, не застучат ли его шаги за спиной.

Но сзади стояла тишина.

Кэролайн обернулась: улица была пуста. По ее спине пробежал озноб страха. Теперь она совсем одна.

Она на секунду замедлила шаг, гадая, не слишком ли поздно повернуть назад и…

Но тут пошел дождь. Тяжелые капли били по капюшону.

Шотландия. Будет ли Сомертон искать ее там? И будет ли вообще искать или обрадуется, что она ушла навсегда, что нежеланное бремя упало с его плеч?

Кэролайн вздохнула. Что бы ни сулило ей будущее, в нем нет места виконту Спиду или лорду Мандевиллу.

Она ощутила приятную тяжесть кошелька ее благодетеля, потуже завернулась в плащ и возобновила долгий маршрут к почтовой гостинице.

Алек поморщился от раздражения. У него дела куда более важные, чем защищать какую-то девицу, вздумавшую наделать глупостей. Ему нужно обшаривать улицы в поисках чертова письма, что он и делал, когда она едва не сбила его с ног.

Но вместо этого он последовал за ней, оставаясь в тени, потому что она была прекрасна, одинока и нуждалась в защите. Ее лицо – насколько он успел разглядеть под капюшоном – казалось совершенно белым. А страх был так же ощутим, как и ее решимость идти до конца.

Она напоминала ему единокровных сестер, особенно потому, что она была того же возраста, как и Мораг, самая старшая. Алек отчаянно надеялся, что ни одна из сестер никогда не сделает такой же глупости, как эта женщина. Скорее всего, кончится тем, что она так и останется незамужней. Погубленной ничтожным любовником. И будет вынуждена вернуться к семье, как только поймет, что ее обманули. Проведет остаток жизни, скрываясь от людей. Слывя позором семьи. Стóит ли это приключение того, чтобы вынести годы сожалений? Ее семья, скорее всего, ничего не станет предпринимать, чтобы найти ублюдка, поскольку это только добавило бы огня в пожар скандала.

Алек сжал кулаки. Он бы разыскал и убил всякого, посмевшего причинить зло любимому человеку.

Но эту женщину он не любил. Даже не знал. Едва успел рассмотреть в темноте. Так почему идет за ней? Любопытство, возможно… или угрызения совести, потому что его никогда не будет рядом, чтобы защитить сестер, если это им понадобится. Мало того, вряд ли они вообще когда-нибудь его увидят. Может, она служанка? Но кольцо с рубином, которое она дала ему, было дорогим. Горничная, должно быть, обокрала хозяйку, перед тем как бежать.

Ему вдруг стало почти стыдно за свои колебания в спальне леди Брей, где он едва не украл колье.

Он нахмурился, гадая, уж не потворствует ли сейчас грабежу. Но почему она отдала свою нечестивую добычу именно ему? Кольцо стоило куда больше, чем те деньги, которые он ей дал.

Алек изучал стройную фигурку, решительно шагавшую к гостинице. Надо признать: она храбра. Большинство знакомых дам растаяло бы, словно сахар, только при упоминании о дожде, и ни одна его знакомая никогда не пойдет ночью одна по лондонским улицам. И все же он решил, что эта девушка – не служанка. Судя по осанке и манере держаться, перед ним истинная леди. А трепет, несмотря на браваду, указывал на то, что она не привыкла быть одна.

Он продолжал следить за ней, готовый прийти на помощь в случае неприятностей.

Она благополучно добралась до гостиницы, и Алек скользнул в конюшню, продолжая наблюдать. Девушка села в дилижанс. Кроме нее там были две женщины и пара мужчин. Все выглядели порядочными людьми. Пока что она в безопасности.

Дилижанс отправился в путь, когда рассвело и мокрые улицы Лондона на минуту окрасились в розовый цвет. Цвет надежды и любви.

Алек отвернулся. Выбросил из головы абсурдно сентиментальную мысль. И пожелал девушке добра, кем бы она ни была.

А пока что у него свои проблемы.

Алек направился к дому Бреев тем же путем, которым пришел.

Но письмо так и не нашлось.

Глава 4

Томас Элисон, граф Брей, с грохотом промчался по коридору, ведущему к покоям жены. За ним бежала ее горничная, пытаясь догнать хозяина, несомненно, сильно напуганная потоком проклятий, которые он изверг, когда она вошла в его кабинет.

Когда она постучала, он читал весьма интересное письмо. Ночь выдалась неспокойной. В дом проник вор, разбивший флакон с духами, но великолепное колье Бреев осталось лежать на туалетном столике. Лакей доложил Брею о случившемся уже утром. Никто не посмел бы разбудить графа, разве что в случае пожара. По словам лакея, в спальне графини нашли тонкую дощечку, шириной с ящик туалетного столика, а также письмо с печатью принца Уэльского. Элисону не потребовалось много времени, чтобы догадаться о сути дела. У него самого имелись ящики с тайниками, но ничего не было тронуто. Очевидно, вора интересовало то, чем владела его жена. Лакей принес ему письмо на серебряном подносе, вместе с потрепанной голубой лентой. Прочитав письмо, адресованное его жене и написанное тем интимным языком, которым пользуются любовники, он уже не сомневался в измене. Брей понял, что были и другие письма, перевязанные лентой. Возможно, от разных любовников.

Он читал и перечитывал письмо, рассматривая буквы, выведенные знакомым почерком принца. Сколько раз он сам получал письма от Принни, написанные на той же бумаге с золотым обрезом, с приглашениями на раут, званый ужин или карточную игру!

Первой реакцией Брея было чуть ли не благоговение. Элизабет привлекла внимание самого принца Уэльского?

После второго прочтения он понял, что ему наставили рога. Перечитав письмо еще раз десять, Брей окончательно взбесился. Из-за предательства жены и мерзавца королевской крови, клявшегося ему в дружбе. Он не единственный, кого принц поставил в такое положение. Другие влиятельные аристократы выглядели полными идиотами из-за подобных проделок его высочества. Все эти люди никогда больше не могли высоко держать голову после того, как весь свет узнал, что они рогоносцы. Кроме того, они даже не могли потребовать от принца сатисфакции! Приходилось просто жить с этим. Но Брей не из таких! Он отомстит. Пока еще не знает как, но отомстит.

Он уже обдумывал план мести, когда появилась горничная Элизабет.

Девушка нервно приоткрыла дверь кабинета и присела в глубоком реверансе, не смея подняться.

– Ее милость приняла слишком много опиума, милорд. Можно послать за доктором? – спросила она.

Брей опустил глаза на письмо в кулаке:

– Нет.

Она широко раскрыла васильковые глаза.

– Но…

Всякие возражения замерли у нее на губах, когда хозяин вскочил, да так резко, что стул обрушился на пол. Как она смеет спорить с ним? Элизабет не впервые одурманивает себя опиумом! И так часто употребляет наркотик, что Брей запретил слугам посылать за доктором во время очередного припадка графини. За последние полгода врач приходил каждую неделю и каждый раз приносил с собой опиум. Брей считал, что все проблемы жены связаны с этим зельем. Когда лекаришка назвал состояние жены истерической диспепсией, Брей собственными руками выкинул его из дома.

5
{"b":"579189","o":1}