ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как видно из прилагаемых документов, японские центральные власти в начале инцидента приняли политику локализации. Однако правительство было вынуждено прибегнуть к практическим мерам урегулирования положения путем отправки дополнительных подкреплений для демонстрации силы и восстановления мира и порядка в Северном Китае. Но эти меры были неверно истолкованы по всему Китаю как акт агрессии японской армии против Северного Китая; в конце концов, они привели к разногласиям и взаимному недоверию во всех последующих переговорах.

Позиция китайских властей в начале конфликта

В своем заявлении от 17 июля, сделанном в Люшане, в связи с отклонением китайским националистическим правительством заявления японского правительства от 11 июля 1937 года, а также требованием японского правительства от 17 июля, Чан Кайши выразил неуклонную решимость китайского народа защищать свою страну. (См. Приложение № 6.) Хотя Чан обозначил, что занял жесткую позицию, националистическое правительство проявило интерес к речи премьер-министра Коноэ на 71-й специальной сессии парламента 27 июля, где последний заявил: «Мы не потеряли надежды на мирное разрешение конфликта в Китае». Сложилось впечатление, что существует движение, имеющее целью переход партии под руководство Ван Цзинвэя из прояпонской группы и поручение последнему ускорение мирного урегулирования.

28 июля Соединенные Штаты и Великобритания представили министру иностранных дел Хирота протест, гласящий, что с учетом их прав и интересов в районе Пекин-Тяньцзинь японским войскам должно быть предъявлено требование прекратить военные действия в данном районе.

Они также выразили опасение, что действия японских вооруженных сил могут вызвать конфликт с китайскими войсками Гоминьдана.

В ответ на этот протест министр иностранных дел сослался на обстоятельства, которые привели Японию к таким действиям. Далее он заявил, что не может обещать остановить военные действия Японии. Германия и Италия заняли в целом примиренческую позицию по отношению к Японии.

29 июля Ван Цзинвэй как президент Исполнительного Юаня[22] китайского национального правительства сделал заявление в котором решительно поддержал политику Чан Кайши, направленную на сопротивление Японии, особо подчеркнув агрессивность позиции Японии начиная со времени Маньчжурского инцидента. Он напомнил, что Северо-Китайский инцидент был вопросом жизненной важности для китайского народа и что народ должен быть готов принести любые жертвы для сопротивления агрессии.

Дипломатические переговоры между Японией и Китаем

17 июля 1937 года японское правительство на основе решений, достигнутых Советом пяти министров (состоявшем из премьер-министра, министра иностранных дел, министра финансов, министра армии и министра флота), отправило следующие инструкции.

1. Военному аташе в Нанкине было приказано передать военному министру национального правительства следующее: в случае нарушения китайскими правительственными войсками соглашения Хэ – Умэдзу японское правительство примет те меры, которые сочтет необходимыми, а китайскому правительству придется взять на себя всю ответственность за последствия, к которым это может привести.

2. Японский посол в Китае получил указание представить следующие требования министру иностранных дел национального правительства: Императорское правительство, решившее твердо придерживаться принципа предотвращения расширения конфликта, как это было заявлено в декларации от 11 июля и принимая во внимание последующую позицию национального правительства, настоящим требует: 1) немедленно прекратить все провокационные высказывания и действия; 2) не чинить препятствий местным администрациям обоих стран в их усилиях по урегулированию конфликта.

Определенный ответ на это должен был быть дан не позднее 19 июля. Центральное руководство армии направило японским гарнизонным силам в Китае директиву, что, поскольку китайские власти не демонстрируют доказательств добросовестного выполнения соглашений, для того, чтобы убедиться в их добросовестности и тем самым получить основания для последующих решений, на принятие условий будет установлен срок до 19 июля. Во второй половине дня 19 июля министр иностранных дел национального правительства отправил ответ в форме меморандума, в основном отклоняющего японские требования. Суть меморандума китайского правительства состояла в следующем.

Правительство предпринимает все возможные усилия по мирному разрешению инцидента, основываясь на принципе локализации конфликта.

Военные действия китайского командования являются лишь предварительными шагами в целях самообороны, предпринятыми для того, чтобы справиться с японскими подкреплениями, отправленными в район Пекин-Тяньцзинь. Китайское правительство, желающее предотвратить расширение конфликта, делает японскому правительству следуюшие два предложения: 1) установить дату одновременного прекращения боевых действий и отвода войск обеих стран; 2) продолжить на принципах добросовестности переговоры по поиску решения настоящего инцидента. Хотя прилагаются усилия по локальному разрешению инцидента, ввиду его, в сущности, локального характера, любые местные соглашения должны быть представлены центральному правительству, заинтересованному в решении. Ради мирного разрешения конфликта китайское правительство примет любые средства урегулирования, основанные на международном праве или договоре. Оно также готово передать дело в третейский суд.

После этого японское правительство прервало дипломатические переговоры с китайским, а мининистерство иностранных дел опубликовало соответствующее заявление.

Хотя как японское, так и китайское правительства пытались избежать полномасштабного столкновения в надежде быстро заключить мир, они упустили возможность вступления в официальные перговоры о мире. Причиной этому отчасти были попытка китайского националистического правительства сохранить лицо внутри страны и на международной арене посредством дискредитации настоящих намерений Японии и отсутствие в японской армии единства, вызванное неуступчивой позицией радикальных элементов.

С завершением в начале августа карательных операций против 29-й армии в районе Пекин-Тяньцзинь при поддержке морского министра Ёнаи начались закулисные переговоры, направленные на спасение положения дипломатическими мерами. По прошествии времени расхождения между радикально и умеренно настроенными элементами в армии постепенно уменьшились. Стало заметно стремление к возобновлению официальных дипломатических переговоров. Со стороны Китая министерство иностранных дел националистического правительства 7 августа сделало следующее заявление:

Мирное разрешение настоящего конфликта между Китаем и Японией все еще возможно при условии, что последняя готова принять прошлые предложения Китая вступить в переговоры. Поскольку дипломатические отношения между двумя странами формально не прерывались, переговоры могут начаться в самое ближайшее время. Сейчас положение стало исключительно напряженным, поэтому необходимо дать немедленный ответ на вопрос о войне или мире. Это, однако, совсем не означает, что уже поздно начинать переговоры о мирном урегулировании. Верится, что настоящие сложности будут преодолены, если лидеры японского правительства покажут свое искусство управлять государством, подкрепленное храбростью.

Казалось, наконец близится время, когда настанет мир между двумя странами. Формальные переговоры должны были вот-вот начаться. Однако из-за инцидента с лейтенантом Ояма в Шанхае мирное движение завершилось провалом.

Меры, предпринятые японскими военно-морскими силами перед Шанхайским инцидентом

1. 11 июля, после начала инцидента у моста Марко Поло, между Генеральным штабом флота и Генеральным штабом армии были достигнуты «Соглашение между армией и флотом о действиях в Северном Китае» и «Соглашение между армией и флотом о действиях авиации в Северном Китае». Эти соглашения немедленно были приведены в действие. (См. Приложение № 7.)

вернуться

22

Кабинет министров Китая. (– Примечание переводчика).

6
{"b":"579190","o":1}