ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

18 О топониме Бьярмаланд (Bjarmaland) см. Этногеографический справочник. Об Эйрике в Бьярмаланде сообщают также «Красивая кожа» (см. § 2.1), «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIII) и «Сага об Эгиле Скаллагримссоне». В этой последней саге рассказывается о битве Эйрика на берегу реки Вины (см. Прилож. IX).

К. Ф. Тиандер полагает, что поскольку «поездки в Биармаланд не принадлежали собственно к тем первостепенным историческим явлениям, изображать которые Снорри поставил себе целью», то Бьярмаланд возникает в его рассказе «только там, где поездка совершалась самим королем или касалась общегосударственной политики» (Тиандер 1906. С. 389–390). По мнению Ю. Скрейнера, плавание Эйрика в Бьярмаланд – не просто викингское предприятие, но попытка подчинить норвежской власти дополнительные территории и получить новые доходы (Schreiner 1929. S. 365–366). Г. А. Блом отмечает, что подобной точки зрения придерживался и X. Кут, считавший плавания Эйрика Кровавая Секира, Харальда Серая Шкура и Хакона Магнуссона (Воспитанника Торира) в Бьярмаланд сознательной демонстрацией суверенности Норвежского государства. Сомневаясь в этом выводе, она утверждает, что не только сроки правления этих конунгов были короткими, но и власть их над центральными районами Норвегии была слабой, а потому их плавания в Бьярмаланд следует, скорее, приравнивать к викингским рейдам, предпринимаемым с целью грабежа и захвата имущества для содержания своей вооруженной дружины (Blom 1984. Р. 386).

19 Когда Бьярмаланд упоминается «точечно» при перечислении военных подвигов того или иного правителя, создается впечатление, что поездка в эту далекую страну служит для автора саги элементом положительной характеристики его героя. Ср. плавания в Бьярмаланд и большие битвы Харальда Серая Шкура (в Главе 4 «Сага о Харальде Серая Шкура») и Хакона Воспитанника Торира (см. мотив 2 в Главе 9).

20 Фюльк (fylki) – единица самоуправления в Норвегии. Фюльк делился на херады (hérað) – «округа». Фюльки были достаточно обширными объединениями. Херсиры или ярлы, возглавлявшие фюльки, были в первую очередь военными предводителями. Население фюльков, по крайней мере изначально, характеризовалось этнической общностью. Тинг фюлька решал дела, оставшиеся нерешенными на местных тингах (подробнее см.: Гуревич 1977. С. 84–88).

21 Эта попытка Снорри объяснить внешнюю экспансию скандинавов далеко не лишена смысла. Современные исследователи, наряду с недостатком в землях, пригодных для земледелия и скотоводства, с рано начавшимся развитием торговли, с жаждой обогащения, выдвигают и такую причину этой экспансии: «усиление власти конунга, ознаменовавшее начало политического объединения в скандинавских странах, вело к обострению борьбы в среде знати. Той ее части, которая не желала принять новые порядки и подчиниться конунгу, приходилось покинуть родину и отправиться на чужбину» (Гуревич 1966. С. 36, см. также с. 34–35).

22 О гибели Гутхорма говорится и в 13-й гл. «Красивой кожи» (см. Главу 4 настоящей публикации «Сага о Харальде Серая Шкура»), только там местом его гибели названы Аустрвеги (Austrvegir) – «Восточные пути», а не устье пограничной между Швецией и Норвегией реки Гаут-Эльв.

23 Т. е. его брату Гутхорму.

24 См. комм. 12 и 13 к этому тексту.

25 Здесь «боевой корабль» – herskip (см. комм. 16 к этому тексту).

26 Показательно, что для обозначения «викингского похода на запад» существовал специальный термин – vestrvíking, в то время как для аналогичного похода на восток специального термина не существовало.

27 Соединение прозвищ «Мореход» (farmaðr) и «Купец» (каиртадг) указывает на торговую деятельность как одну из составляющих средневекового мореходства.

28 На основании анализа «Круга земного» А. Я. Гуревич пришел к выводу, что «в целом образы конунгов строятся по некоему трафарету, и собственно почти все без исключения государи оказываются достойными правителями, обладающими качествами, которые требуются и ожидаются от конунга». «Изображение государя не индивидуализировано, не схватывает его характера, оно «эмблематично» и отражает его политическое лицо и поведение» (Гуревич 1972. С. 99, 181).

29 Об Эйрике в Аустрвеге (см. о топониме Аустрвег – Austrvegr Этногеографический справочник) сообщают, помимо «Круга земного», «Красивая кожа» (см. § 2.1) и «Большая сага об Олаве Трюггвасоне» (см. Прилож. XIII). Как следует из текста «Круга земного», Эйрику Кровавая Секира не раз доводилось бывать в Аустрвеге.

Глава 3

«Сага о Хаконе Добром»

Введение

«Сага о Хаконе Добром» («Hákonar saga góða») – четвертая сага «Круга земного» Снорри Стурлусона. Она посвящена времени правления норвежского конунга Хакона Доброго, сына Харальда Прекрасноволосого. В качестве источников Снорри использовал более раннюю «*Сагу о Хаконе Добром», равно как и «Красивую кожу», «*Сагу о хладирских ярлах», «Сагу об оркнейцах» и «Обзор саг о норвежских конунгах». Кроме того, он обращался к скальдическим стихам, и в первую очередь к поэме Эйвинда Погубителя Скальдов «Речи Хакона» – поминальной песни о Хаконе Добром[277].

Вопрос о ранних сагах, как я отмечала выше, – весьма проблематичен[278]. О существовании «*Саги о Харальде Прекрасноволосом» можно говорить с известной долей уверенности[279]. Однако исследователи готовы признать существование и еще одной саги – «*Саги о Хаконе Добром». Г. Индребё[280] высказал предположение, что эта последняя была источником «Красивой кожи», поскольку посвященная Хакону часть «Красивой кожи» отличается от «Обзора саг о норвежских конунгах», будучи при этом более полной; кроме того, некая сага о Хаконе упоминается в «Саге об Эгиле»[281]. Бьярни Адальбьярнарсон поддержал данную точку зрения[282], хотя Г. Индребё к тому времени[283] уже от нее отказался. Возражения высказали Ю. Скрейнер[284] и 3. Байшлаг[285]. «*Сагу о Хаконе Добром» молчаливо признал А. Якобсен[286], а Б. Фидьестёль высказался о ее существовании с большой осторожностью[287]. Т. М. Андерссон полагает, что если прав Ионас Кристьянссон в том, что «Сага об Эгиле» моложе «Круга земного»[288], то ссылка в ней может относиться не к «*Саге о Хаконе Добром», а к труду Снорри Стурлусона[289]. Р. Зимек и Херманн Палссон называют «*Сагу о Хаконе Добром» среди источников этой саги в «Круге земном»[290].

Сага начинается с того, что Хакон Воспитанник Адальстейна[291] узнает о смерти своего отца Харальда Прекрасноволосого и отправляется назад в Норвегию с целью стать конунгом над ней вместо своего сводного брата Эйрика Кровавая Секира (напомню, что Хакон – незаконнорожденный сын Харальда). Жители Тронхейма объявили на тинге Хакона конунгом всей страны. «Ему было тогда пятнадцать лет», – сообщает Снорри. Вслед за тем, как Хакона признали конунгом в Упплёнде, Эйрик бежал из Норвегии, грабил на Оркнейских островах и на севере Англии, был некоторое время на службе у конунга Адальстейна, а после его смерти вновь воевал в Англии, где и погиб.

вернуться

277

Полный обзор источников, содержащих сведения о Хаконе Добром, см.: Bagge 2004.

вернуться

278

Andersson 1985. Р. 217–219.

вернуться

279

Jónas Kristjánsson 1977; Berman 1982; Andersson 1985. P. 217–219.

вернуться

280

Indrebo 1917. S. 35–36, 39–40.

вернуться

281

ÍF. II. 239.

вернуться

282

Bjarni Aðalbjarnarson 1936. S. 190–196.

вернуться

283

Indrebo 1922. S. 50.

вернуться

284

Schreiner 1928. S. 95-102.

вернуться

285

Beyschlag 1950. S. 157–160.

вернуться

286

Jakobsen 1970. S. 99, 113, 115.

вернуться

287

Fidjestol 1982. S. 11.

вернуться

288

Jónas Kristjánsson 1977. S. 470–472.

вернуться

289

Andersson 1985. Р. 218–219, note 39.

вернуться

290

Simek, Hermann Pálsson 1987. S. 135.

вернуться

291

0 том, как Хакон стал воспитанником английского короля, см. комм. 14 к «Саге о Харальде Прекрасноволосом» по «Кругу земному» (Глава 2, § 2.2).

33
{"b":"579194","o":1}