ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ресторан, – начал перечислять Дима, – три бара, дискотека, биллиардная и бордель на последнем этаже. Дискотека на первом, там же бар.

– Сейчас быстро осмотрим танцпол и поднимемся наверх.

Обойдя гардероб, мы вошли в зал. Поведя стволами, поняли, что зря крались. Ни единой души, только около бара труп еще одного охранника. Подойдя к телу, Сергей перевернул его.

– Выстрел в затылок, – пытаясь переорать ревущую музыку, крикнул он. – Оружия нет.

Виктор кивнул:

– Значит, они выше. Здесь две лестницы. Влас и Серега, вы по правой, мы с Димкой по левой. Смотрим в оба. При малейшем сопротивлении – открывать огонь. Все ясно?

Мы кивнули. Чего непонятного? Этих отморозков надо убить, вот и все. Такое зверье недостойно жить.

На втором этаже тоже оказалось пусто. Огромный ресторан с перевернутыми столиками и залитым кровью полом встретил нас гробовой тишиной.

– На третьем этаже биллиардная, – сказал нам Виктор, – и бар. Скорее всего они там. Сергей, Влас, вы по правой лестнице, мы по левой.

Кивнув, я направился к выходу из ресторана, Серега пошел следом. И вот тут начались сюрпризы. Шагнув в дверь, я лицом к лицу столкнулся с крепким невысоким парнем, держащим в руках Макаров с увеличенным магазином. На камуфляжной куртке эмблема Рязанского Князя. Он опешил, увидев четверых «Витязей», явно не ожидал никого здесь встретить, а просто приперся за жратвой. Все решилось в течение секунды. Он вскинул руку с пистолетом, выцеливая меня. Я же, понимая, что выстрелить не успеваю, шагнул навстречу и двинул ему в челюсть прикладом автомата. Рязанец рухнул, как подкошенный. Тут же к нему подскочил Сергей, быстро завел руки за спину и защелкнул на запястьях наручники. Конфискованный ствол перекочевал к нему в карман.

– Так, быстро наверх, пока этого не хватились, – и поспешил к лестнице, ведущей на третий этаж.

Мы взбежали по лестнице и замерли у дверей в биллиардную. Оттуда раздавалась ругань и женские всхлипы, чуть в стороне стучали друг об дружку биллиардные шары. Виктор заглянул в дверную щель и быстро оценил ситуацию.

– Их пятеро. Двое у бара, двое гоняют шары справа от двери, еще один насилует официантку на соседнем биллиардном столе. У противоположенной стены человек двадцать заложников, сидят на полу, в основном персонал «Колизея». Итак, Влас, ты у нас лучший стрелок, на тебе насильник и игроки, на нас те, что у бара. Сергей, ты пока проверь четвертый этаж. Там бордель, может еще кто есть.

Серега кивнул и тихо двинулся к лестнице.

Я остановился напротив дверей, они открывались в обе стороны, но сейчас были закрыты.

– Влас, ты справа, Дима пойдет слева, я по центру.

Мы с Димой кивнули и заняли указанные Виктором места.

– На счет три, – шепнул сержант и начал отсчет. – Раз! Два! Три…

Мы дружно открыли двери ногами и, как ураган, влетели в бильярдную. Ребята начали стрелять раньше, им проще, цели у них открытые, сидят спиной ко входу. Я же выцеливал насильника. Наконец нажал на спуск, пули из «варяга» просто сбросили его с девушки. Дальше просто, один из биллиардистов потянулся к «калашу», лежащему на соседнем столе. Но безоболочные пули отшвырнули его к стене, едва не разорвав пополам. Последний из рязанцев, бросив кий, схватил официантку, лежащую на столе, и прикрылся ей, поднеся к ее горлу большой охотничий нож.

– А ну, стоять! – заорал он безумным голосом. – Иначе вскрою сучке горло!

Димка, дрогнув, опустил ствол «бизона» в пол, его примеру последовал Виктор. Я же продолжал целиться в девушку, поскольку невысокий парень умудрился спрятаться за ней так, что я видел только руку с ножом.

– Брось ствол, – заорал он. – Мы уйдем отсюда и, когда я буду в безопасности, отпущу ее.

– Никуда ты не уйдешь, – сказал я громко. – Девушка, как вас зовут?

Ее глаза расширились то ли от удивления, то ли от страха.

– Даша, – почти шепотом произнесла она.

– Хорошо, Даша, – сказал я, – ничего не бойтесь, сейчас я выстрелю вам в левое плечо и сделаю там аккуратную дырку. Вам ничего не угрожает. Закройте глаза.

– Ты не сделаешь этого! – заорал рязанец.

– Стоит мне опустить автомат, – спокойно прицеливаясь, сказал я, – и ты схватишь Калашников, лежащий на столе, потом убьешь нас, а затем всех в этом зале. Ведь именно так ты планировал?

– Нет! – истерично завизжал бандит.

От страха ножки девушки подкосились и она повисла на его руке, открыв мне голову бандита. Выстрел прозвучал почти неслышно, а безоболочная пуля смяла череп последнего из рязанцев, словно куриное яйцо. Девушка отбросила руку с ножом, и бандит рухнул на пол.

– Молодец, Даша, ты сделала все так, как надо, – поднимая девушку с пола, произнес я, – пойдем к бару. Эй, кто из вас бармен? – посмотрев на бывших заложников, спросил я.

Парень в белой рубашке поднялся и на негнущихся ногах отправился к стойке.

– Чего изволите? – заняв свое место, дрожащим голосом спросил он.

– Девушке чего покрепче, а мне коньяка. Ребята, вы что будете?

В этот момент в бильярдную влетело запоздавшее подкрепление из троих «легионеров» и четырех «витязей». С ними был Серега.

– На верху все чисто, – доложил он.

Виктор кивнул.

– Ребята, спокойно, здесь уже все кончилось, – подняв руки, крикнул подкреплению он. – Там на втором этаже был еще один в наручниках, заберите его и вздерните на ближайшем столбе. – А затем направился в сторону бармена. – Мне пива. Дим, Сергей, вы что будете?

– Тоже пиво. Питерское есть? – в один голос ответили парни, занимая свои места, согласно купленным билетам.

Бармен кивнул и трясущимися руками начал разливать по бокалам пенный напиток. Виктор к этому моменту обшмонал карманы убитых. Два тугих бумажника, три золотых перстня и увесистая золотая цепочка перекочевали в его карман. Я удивленно покосился в его сторону.

– Сержант, извини, может я, конечно, лезу не в свое дело, – тихонько сказал я, – но разве это не мародерство?

– Влас, здесь действуют те же правила, что и на дороге. Все нормально, это разрешено по закону и мы в своих правах, – спокойно, усаживаясь на высокий барный табурет, ответил он. – Ни тела, ни вещи преступников родне не выдаются, тебе должны были объяснить в тренировочном лагере.

– Да, говорили, но только я не верил, что это серьезно.

– Все, что тебе говорили, вполне серьезно, – кивнул он, – заруби себе на носу. Им вещи уже ни к чему, а нам пригодятся, так что, когда поедем в отдел, по дороге поделим. Твоя доля не маленькая, ведь ты выполнил основную работу. Все нормально, они преступили закон, а значит, к стенке. Убили троих охранников, а это уже преступление против власти.

– Не троих, а четверых, – раздался позади голос Олега.

Мы вскочили и вытянулись по стойке смирно.

– Четвертое тело нашли в туалете, – сказал капитан. – А ты молодец, – повернулся он ко мне, – первый раз в патруле и уже умудрился заработать премию. Приедешь в отдел, зайди в фин. часть.

Я неумело козырнул.

– Служу Княжеству!

– Хорошо служите, – похвалил капитан и направился к выходу.

Именно в этот момент в дверях биллиардной появился толстый мужик в камуфляже с гербом Рязани на левой стороне груди. За спиной у него стояли два рослых парня. На поясе у каждого из них в открытой кобуре дремал «Дротик», один из лучших пистолетов еще российского производства.

– Тела отдайте, – сказал толстый, войдя в зал и мельком глянув на залитые кровью трупы своих подручных.

– Демид, ты закон владимирский знаешь? – ответил капитан. – Тела преступников не выдаются.

– Олег, в виде исключения, – сделав над собой усилие, попросил толстый. – Вон тот, без штанов, сын правой руки Рязанского Князя, я обещал вернуть его в любом случае. А вон тот, с дырявой головой, племянник очень влиятельного наркоторговца. Это его караван мы ведем.

Я же присматривался к толстому повнимательней. Голос стальной, властный, в глазах жестокость маньяка. Такому человека убить – раз плюнуть. Приглядевшись, я понял, что правый глаз у Демида искусственный, поэтому он и поворачивал голову, чтобы увидеть тела.

18
{"b":"579195","o":1}