ЛитМир - Электронная Библиотека

- Как тебе наш эксперимент? – не выдержав, наконец решился спросить он, пытаясь обернуть все в шутку.

Моргана чуть не подавившись, покраснела.

- Помнишь, что обещала выносить нашего ребенка? – попытался он спасти положение.

- Я обещала Флёр… - пробормотала она.

- Есть разница? – усмехнулся Федор и, перегнувшись к ней через стол, подразнил: - Бо-ольшая такая разница…

Моргана прыснула и закашлялась. Их прервал деликатный стук в дверь. А когда Федор открыл, то стоявший в дверях ординарец доложил, что капитана вызывают в штаб.

- Ты же не будешь скучать без меня? – спросил он Моргану, быстро собираясь. – И прошу, без надобности не выходи на улицу. Я не переживу, если ты даже просто заговоришь с другим. И вообще, нужно уже перебираться в Поселение, там будет намного спокойнее.

Стоя в его рубашке, сложив руки на груди, Моргана лишь плечами пожала. Федор посмотрел на нее, направился к двери, но вдруг вернулся, чтобы поцеловать ее долгим глубоким поцелуем. Но как только она в ответ обняла его, высвободился из ее объятий и ушел. А Моргана, посмотрев на закрытую дверь, вернулась в гостиную, где принялась мерить ее шагами.

Не только неожиданно и резко поменялась ее жизнь, но и взгляды. В эту ночь, например, она поняла, что ничего нет зазорного в том, чтобы хотеть подчиняться. Сначала Федор уступил ее желанию доминировать в постели, но потом, сама не зная как, она начала охотно подчиняться ему, принимая, то неожиданное счастье, что он дарил. И это на следующее утро после того, как она узнала, что Флёр мужчина. Она уже нисколько не жалела, что певица из бара потеряна для нее навсегда. Всегда будут вещи, что останутся неизменны, и пока будет существовать человечество, их невозможно ни искоренить, ни переделать. Любить мужчину вовсе не грех, не преступление и не извращение – это нормальное состояние женщины. Эта та ценность, которой живет человечество. Человек создан таким изначально и какие бы шоры на него не навесили, все равно вернется на предназначенный ему природой путь. С Морганой это уже случилось и шоры были благополучно сняты, но как быть с остальными гражданами Префектур? Ведь в одночасье не поменяешь то, что выстраивалось несколькими поколениями и прошло испытание временем. Обязательно будут противодействовать те, кто не пожелает расстаться со своим заблуждением, которое утверждается за истину. И, наверное, права Республика, что не торопилась объявлять о своем существовании и не стремились до сего дня сближаться с Префектурами. Просто сейчас они стали необходимы Республике. Только вот нужна ли Республика Префектурам? Смирятся ли граждане Префектур с самим существованием независимой мужской особи, с мужчинами смеющих говорить с ними на равных? Все же сотрудничать с Республикой нужно начинать с того, чтобы представители власти договорились между собой. И стоит дать диссидентам место во властных структурах, чтобы научиться выслушивать противоположную точку зрения. В дверь негромко постучали.

- Войдите, - машинально пригласила Моргана, занятая своими мыслями.

В комнату вошел здоровый китаец, и она растерялась. Как быть? Федор сказал ей ни с кем не разговаривать, потому она решила оставаться дома, тем более ей нечего было одеть, что бы выйти на улицу. Но сейчас-то ей как быть? Как выставить этакого здоровяка?

- Здравствуйте, я Цун Лань. Вот ваш мундир, вычистил на славу, - и он, приподняв, показал, упакованный в пластик мундир.

- Спасибо, - пробормотала она, не представляя, что делать дальше.

Цун Лань прошел в гостиную и разложил мундир на диване, пока она в растерянности стояла посреди комнаты.

- Так я пойду, - чуть поклонился он, вытирая ладони о бедра, во все глаза, глядя на нее.

- Ах, да… - спохватилась Моргана. – Я должна заплатить.

- Вы ничего не должны, я чистил ваш мундир с удовольствием. Только… если разрешите … дайте вашу руку.

- Зачем? – удивилась Моргана.

- Просто подержать, - улыбнулся Цун Лань.

- Ну… вот… - недоуменно протянула она руку.

Взяв ее ладонь, китаец, склонившись, вдруг коснулся ее губами.

- Боже! – пробормотал он, выпрямляясь, - как вы чудесно пахнете. Только не говорите об этом Феодору, - попросил он, отпуская руку Морганы и отступая к двери. – А то он раскатает меня на то-оненькие блинчики, - показал он двумя пальцами, насколько тоненьким будут эти самые блинчики.

Смеясь Моргана покачала головой. Она была совершенно счастлива, однако, ей придется побороться за свое счастье. Одев вычищенный мундир и галифе, натянув сапоги, она вышла из дома, просто прикрыв дверь, так как никаких указаний на этот счет Федор ей не давал, как и ключей от двери, на которой, вообще, не было замка. Каменный век какой-то.

Она прекрасно помнила, где находилась ставка генерала Рау в одноэтажном городе, заблудиться в котором было невозможно. И сейчас уверенно шагая к ней, она то и дело кивками отвечала на открытые, а то и шумные приветствия встречных мужчин, большинство из которых вообще не узнавала. Здороваясь с ней, они останавливались, но не подходили, а просто смотрели ей вслед. Ставка находился на правой стороне улицы, в ряду домов отличалась красно белым флагом, развевающимся над входом. Прежде чем войти Моргана остановилась и внимательно огляделась, узнавая площадь и возвышавшийся на ней помост с которого вчера она произносила свою провокационную речь, никак не подействовавшую на здешнее население и повернулась к дверям. Но только она взялась за ее ручку, как дверь открылась, и к ней вышел молоденький солдат.

- Мэм? – встал он на пути Морганы, глядя на нее во все глаза.

- Часовой? – уточнила она.

- Так точно.

- Доложите обо мне генералу Рау.

Солдат кивнул и, не сводя с нее глаз, прикоснулся к гарнитуре связи у себя в ухе.

- Сэр, к вам э…э… женщина. Сэр! – вдруг вытянулся он, щелкнув каблуками. По-видимому, Рау отчитал солдата, потому что больше он на Моргану не глазел, а сделав шаг в сторону, четко произнес: - Проходите, лейтенант, генерал ждет вас. Третья дверь налево.

- Благодарю, - сдержанно улыбнулась Моргана.

Пройдя по коридору с закрытыми дверьми, дощатым полом и стульями, расставленными вдоль стен, она, постучав в указанную дверь, вошла. Генерал Рау поднялся навстречу из-за массивного письменного стола, свернув в рулон светодиодый экран телесвязи на основе полимерной органики, делающий его тонким, гибким и портативным.

- Разрешите обратиться, сэр? – отдав честь, спросила Моргана.

- Конечно, лейтенант. Но давайте без формальностей, с чего это вы вдруг?

Заложив руки за спину, генерал вышел из-за стола.

- В штабе у вас довольно безлюдно. Разве капитана Скворцова вызвали не сюда?

- Нет, он в ставке на полигоне, - улыбнулся генерал Рау той, улыбкой, которая говорила, что большего он не скажет. Но и ответ его ничего для Морганы не прояснял. Она только поняла, что тот экран, который генерал так поспешно свернул, служил для прямой связи с этой самой ставкой на полигоне.

- Я обдумала наш разговор и считаю, что следует повременить с внедрением капитана Скворцова в Орду.

Заложив руки за спину, генерал прошелся по кабинету.

- Обусловлено ли ваше заявление тем, что вы теперь его жена? – наконец спросил он.

- Не только, - не стала отнекиваться Моргана.

- Тогда обоснуйте.

Моргана, держа руки за спиной, стиснула пальцы, стараясь оставаться спокойной.

- Считаю, что операция по внедрению Флёр в орду преждевременна, так как нет достаточной поддержки со стороны Префектур. Мы не знаем кто в Префектурах связан с косарями, через кого с ними связывалась Долли и кого именно смогла подкупить в госструктурах.

- Это ему и предстоит выяснить, помимо своего основного задания.

- Но… не проще ли предоставить выяснить это, а заодно и вычистить наши ряды мне.

- Раз вы заговорили об этом, то скажу, что капитана Скворцова как раз вызывали по этому поводу. Его просили поговорить с вами о выявлении подкупленных ордой чинов УВП.

24
{"b":"579201","o":1}