ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой драгоценный кот
Врачи. Восхитительные и трагичные истории о том, как низменные страсти, меркантильные помыслы и абсурдные решения великих светил медицины помогли выжить человечеству
(Не) умереть от разбитого сердца
Сталинский сокол. Комдив
Тайна таежной деревни
Мор, ученик Смерти
Змеиный гаджет
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Земля будущего
A
A

Даже скептики признавали исключительность героизма испаноамери-канцев, добившихся независимости без какой-либо помощи из-за рубежа, их невиданное самопожертвование[294]. Впечатленные географическим масштабом событий и числом участников, современники склонялись видеть в освободительной борьбе Испанской Америки событие большего масштаба, чем собственная Война за независимость против Англии[295].

Наиболее широко и последовательно сравнение революций провел Генри Брэкенридж, чьи сочинения[296] подвергнутся подробному разбору ниже. Джон Скиннер (Лаутаро) обвинял «прихлебателей (minions) легитимизма» в том, что те использовали неудачи революционеров, чтобы создать образ «неготовой к свободе» Южной Америки… «Обстоятельства и дело Народа Южной Америки должны разбудить наши лучшие чувства; теперь они борются за свободу и независимость. Они наши братья; неужто мы откажемся протянуть им руку помощи (fellowship)»[297].

Современники стремились найти параллели в военных событиях двух революций: победа Ла-Платы над испанцами под Монтевидео в 1814 г. сопоставлялась с победой над войсками генерала Джона Бургойна под Саратогой, победу Боливара в Вояке (1819) сравнивали с Банкер-Хиллом (1775), решающий триумф при Аякучо (1824) – с Йорктауном (1781)[298]. Сам Боливар удостоился высокого сравнения с Вашингтоном[299]. Парадный въезд Сан-Мартина в Буэнос-Айрес после победы при Майпу ставился рядом с триумфами Вашингтона в Филадельфии и Джексона в Новом Орлеане[300]. Споря со скептиками, горячий сторонник «южных братьев» Уильям Дуэйн справедливо напоминал соотечественникам, что и в собственной революции были свои предатели и своя ревностная вражда между военачальниками[301].

Клей подчеркивал, что право народа на свержение тирании было «великим принципом» Английской и Американской революций, сравнивал состояние южноамериканских государств с положением североамериканских колоний в 1776–1778 гг. (то есть до признания повстанцев Францией). В ходе дебатов Клей напомнил старейшим депутатам, в каком «беспокойном одиночестве, в ходе нашей Революции» они «обращали свои глаза к Европе и просили признания», как «радостно забилось сердце при известии, что Франция нас признала». Не отрицая разногласий в стане революционеров, Клей вспоминал «наших тори, наши интриги, наши фракции» времен Войны за независимость[302].

Антифедералист Иезекия Найлс советовал колумбийцам запретить возвращение испанцев, иначе они долгие годы будут страдать от действий партии, подобной той, что создали лоялисты-тори в США: «Видимая жесткость часто есть милосердие – частичное зло может быть общим благом»[303].

Сравнение с собственной революцией порождало веру во всемирное значение латиноамериканской освободительной войны: «Мы полагаем, что независимость Мексики будет событием, следующим по важности для всего цивилизованного мира после декларации независимости Соединенных Штатов 4 июля 1776 г., и способствовать этому любыми честными и достойными путями – значит соответствовать желаниям и интересам всех классов наших сограждан», – писал Робинсон[304]. Брэкенридж сопоставлял бурный начальный этап революции в Буэнос-Айресе с освоением Луизианы и цитировал… «Метаморфозы» Овидия о борьбе стихий при сотворении мира[305].

Вести о невиданных зверствах испанской армии укрепляли сочувствие североамериканцев к борьбе «южных братьев». Война за независимость Латинской Америки действительно отличалась крайним ожесточением, особенно по сравнению с североамериканской революцией 1776 г.[306]Боливар еще в июне 1813 г. объявил испанцам «войну не на жизнь, а на смерть» (guerra a muerte). Зверства совершали солдаты обеих сторон, но благосклонно настроенные к революционерам газеты США перепечатывали лишь известия о жестокости испанцев. Источниками североамериканских газет были письма из революционных городов, газеты патриотов “Caracas Gazette”, “Correo del Orinoco”, книги и памфлеты латиноамериканцев, в частности, Тукуманский манифест и очерк Паласио Фахардо.

Распространялись слухи, что генерал Морильо, взяв остров Маргариту и город Барселону, приказывал уничтожить все их население, включая женщин и детей[307], что король Фердинанд приказал убивать каждого грамотного жителя Буэнос-Айреса[308] – или что пресловутый Морильо действительно казнил всех умеющих читать и писать в Боготе[309] и на Маргарите[310]. Брэкенридж призывал мировое общественное мнение осудить отношение метрополии к своим «трансатлантическим братьям» как вопиющее нарушение правил ведения войны[311]. Освещение получали не только зверства испанских войск, но и жестокость, с которой португальцы подавили восстание в Пернамбуку[312].

Порой негодование имело расистский подтекст. Латиноамериканский патриот Висенте Пасос напоминал об ужасах, которые совершили «полки черных рабов» борцов с революцией Хосе Бовеса (1782–1814), Франсиско Моралеса (1781/1783 – 1845) и Пабло Морильо[313]. Газеты распространяли весть, как после взятия венесуэльской Куманы одну республиканку подвергли садистской экзекуции – провезли обнаженной через город с одновременной поркой негром-роялистом[314].

Среди городов, проявивших наибольший интерес к Латинской Америке, особенно выделяются Филадельфия и Балтимор. Внимание последнего к борьбе испанских колоний за независимость легко объяснимо. Благополучие этого наиболее быстро развивавшегося города США основывалось на нейтральной торговле в годы наполеоновских войн. Во время «Второй войны за независимость» балтиморские каперы невиданно обогатились, атакуя английские суда. После того, как в 1815 г. в Европе и Америке воцарился мир, процветание энергичных балтиморцев оказалось под угрозой. Многие моряки потеряли работу и были готовы поступить на службу или искать каперских свидетельств (lettres de marque) в Латинской Америке[315]. Наконец, Балтимор был изначально терпим к католицизму, а большое количество эмигрантов разного происхождения в этом городе-«парвеню» ослабляло этнокультурные предрассудки.

С начала 1816 по 1821 гг. многие балтиморские моряки переквалифицировались в каперов на службе различных правительств Латинской Америки, обычно Соединенных Провинций Ла-Платы. Сотни каперских свидетельств привез в США осенью 1815 г. мексиканский представитель Хосе Мануэль де Эррера[316]. Впрочем, наиболее выгодны были lettres de marque от борца за независимость Восточного берега (Уругвая) генерала Хосе Гервасио Артигаса (1764–1850), сражавшегося одновременно и с Испанией, и с Бразилией, – соответственно, их обладатели имели право грабить не только испанские, но и португальские суда.

вернуться

294

[Everett A. H.] America. P. 173–176. Тж.: Appeal to the Government and People of the United States, in behalf of the Independent South American Provinces. P. 2.

вернуться

295

[Yard /.] Spanish America and the United States; or, Views of the Actual Commerce of the United States with the Spanish colonies: and of the effects of a war with Spain on that commerce… Philadelphia, 1818. P. 5.

вернуться

296

[Brackenridge H. M.\ South America: A Letter on the present state of that country to James Monroe, President of the United States by an American. Wash., D.C., 1817; Idem. Voyage to South America.

вернуться

297

Lautaro. № 1 // National Intelligencer. September 30, 1817.

вернуться

298

Speech on the Independence of Latin America, March 28, 1818 – PHC. Vol. II. P. 552; From Angostura // Charleston City Gazette. B: National Intelligencer. February 17, 1820; National Intelligencer. July 8, 1826 (тост на празднике 4 июля в Арлингтоне, Виргиния).

вернуться

299

Об этом см. подробно в IV главе.

вернуться

300

Brackenridge Η. М. Op. cit. Vol. II. Р. 291.

вернуться

301

Philadelphia Aurora. В: National Intelligencer. October 22,1819. Тж.: [Brackenridge Η. Μ.] South America… P. 24–25. Сравнение военной ситуации: Idem. Voyage to South America. Vol. II. P. P. 170–171,269; [Coffin I. F.] Journal of a Residence in Chili… Boston, 1823. P. 236.

вернуться

302

Motion and Speech on Recognition of the Independent Provinces of the River Plata; Speech on the Independence of Latin America, March 24–25, 28, 1818 – PHC. Vol. II. P. 552, 528–529, 549, 552.

вернуться

303

Niles’ Weekly Register. Vol. 26. P. 334 (July 17, 1824).

вернуться

304

Robinson W. D. Op. cit. Р. 373.

вернуться

305

Brackenridge Η. Μ. Voyage to South America. Vol. II. P. 253 (цит.: Ovid. Metamorph. I, 19–20).

вернуться

306

Серьезную попытку осмыслить насилие войн за независимость в Испанской Америке недавно предпринял Джереми Адельман: Adelman J. The Rites of Statehood: Violence and Sovereignity in Spanish America, 1789–1821 // HAHR. Vol. 90. № 3 (Aug. 2010).

вернуться

307

National Intelligencer. June 24,1815; Niles’ Weekly Register. Vol. 12. P. 208 (May 24,1817).

вернуться

308

National Intelligencer. November 22, 1817.

вернуться

309

Ibid. April 26, 1823.

вернуться

310

Niles’ Weekly Register. Vol. 13. P. 29, 62 (September 6, 1817). В прессе США Морильо стал символом поистине звериной жестокости испанских войск. См. тж.: Ibid. Vol. 10. Р. 284–286 (June 22, 1816); Vol. 13. Р. 12, 375 (August 30, 1817; January 31, 1818); Vol. 14. P. 132 (April 18, 1818); Vol. 25. P. 135 (November 1, 1823); National Intelligencer, July 27, 1816; December 16,1817; November 14, 1818. Показательна, к примеру, история об отравлении больных в госпиталях – Niles’ Weekly Register. Vol. 9. P. 364 (January 13, 1816). О казнях испанских офицеров лишь однажды рассказал “Columbian Centinel” (September 11, 1819). О Мексике см.: Robinson W. D. Op. cit. Р. 325–327. Сегодня очевидно, что Морильо (кстати, умеренный конституционалист) не был замешан во всех тех зверствах, в которых его привычно обвиняют латиноамериканские учебники истории. См.: Stoan S. К. Pablo Morillo and Venezuela, 1815–1820. Columbus (Oh.), 1974; The Wars of Independence in Spanish America / Ed. by Christon I. Archer. Wilmington (Del.), 2000.

вернуться

311

Brackenridge Η. M. Op. cit. Vol. II. P. 325–328.

вернуться

312

National Intelligencer. August 5, 1817. Консул США в столице Пернамбуку Ресифе, купец Джозеф Рэй, подобно многим предствителям своей страны, деятельно помогал революционерам, нарушая дипломатические инструкции. См.: Fitz С. A. “A Stalwart Motor of Revolutions”: An American Merchant in Pernambuco, 1817–1825 11 The Americas. Vol. 65. № 1 (July 2008).

вернуться

313

Pazos [Kanki] V. The Exposition, Remonstrance and Protest of Don Vincente Pazos, Commissioner on Behalf of the Republican Agents… Philadelphia, 1818. P. 10–11. Напомним, что сам Пасос был кечуа.

вернуться

314

National Intelligencer. September 3, 1816.

вернуться

315

См.: Scharf Т. J. The Chronicles of Baltimore… Baltimore (Md.), 1874; Semmes R. Baltimore as Seen by Visitors, 1783–1860. Baltimore (Md.), 1953; Bornholdt L. Baltimore and

Early Pan-Americanism: A Study in the Background of the Monroe Doctrine. Northampton (Ma.), 1949; Griffin Ch. C. Privateering from Baltimore during the Spanish American Wars for Independence // Maryland Historical Magazine. Vol. 35. № 1 (Mar. 1940); Henry M. Privateering Along the Coast of the United States, 1815–1821 // Cahiers Charles V. № 39 (БёсетЬге 2005). L’Amerique: Des Colonies aux Republiques / Dir. par Marie-Jeanne Rossignol, Lucia Bergamasco. История каперства на службе революционеров Латинской Америки до сих пор изучена недостаточно.

вернуться

316

Lemoine Villicana Е. Morelos, su vida revolucionaria a traves de sus escritos у de otros testimonios de la epoca. Mexico, 1965. P. 562.

19
{"b":"579228","o":1}