ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фрегеллы не являлись исключением и еще долгие десятилетия после окончания II Пунической войны не могли оправиться от ее последствий. Для восполнения людских потерь местные власти использовали практику предоставления латинского гражданства жителям соседних общин. В 177 г. до н. э. самниты и пелигны обратились с жалобой в сенат по этому поводу. По словам Ливия, в первой четверти II в. до н. э. во Фрегеллы переселилось 4000 семей из соседних регионов[121]. Таким образом, помимо собственно римско-латинского населения здесь проживало большое количество самнитов и пелигнов, которые в гракханское время являлись важной составной частью социальной структуры вышеупомянутой колонии. Судя по всему, наряду с латинским гражданством переселенцы получили участки земли, но их положение в обществе было далеко не самым привилегированным. Вполне возможно, что к середине 20-х гг. II в. до н. э. потомки иммигрантов пополнили ряды неимущих, тогда как местная элита продолжала оставаться латинской по своей этнической принадлежности. Данная ситуация могла стать причиной социальной напряженности, нараставшей на протяжении нескольких десятилетий и проявившейся после отклонения в сенате законопроекта М. Фульвия Флакка[122]. Низшие слои общества во Фрегеллах рассчитывали на получение римского гражданства и участие в аграрной программе Тиберия Гракха, вследствие чего после неудачи rogatio de civitate sociis danda выступили против Рима и местной знати.

Д. Стоктон предполагает, что правящая элита во Фрегеллах сохраняла верность союзному договору и в награду за преданность после завершения боевых действий получила римское гражданство[123]. В 124 г. до н. э. на месте разрушенного Л. Опимием города была основана колония Фабратерия (Veil. I. 15. 4). В состав гражданского коллектива новой колонии вошли и представители латинской знати, которые поддержали Рим во время кризиса 125 г. до н. э.[124]. Несмотря на то, что античные источники не сообщают о существовании во Фрегеллах каких-либо социальных противоречий, гипотеза британского историка представляется весьма привлекательной. В ее пользу косвенно свидетельствует довольно сдержанная реакция на законопроект М. Фульвия Флакка со стороны других латинских общин. Последние не решились на открытый конфликт с Римом и не поддержали выступление Фрегелл. Более того, латины оставались верны своим союзникам и во время событий 91–88 гг. до н. э., что свидетельствует о заинтересованности socii nominis Latini (точнее, местной элиты) в сохранении статус-кво в их взаимоотношениях с римлянами.

На мой взгляд, позиция правящих кругов в данном случае была обусловлена угрозой социальных потрясений, которые могли быть вызваны распространением действия lex Sempronia agraria на союзников после предоставления им римского гражданства. Помимо этого, не следует недооценивать и значение имущественных интересов латинской элиты. Несмотря на относительную привлекательность сделки с гракханцами, ее представители не спешили нарушить союзный договор. Как уже было отмечено выше, при условии возобновления аграрной реформы они могли рассчитывать на сохранение большой части оккупированной ими земли. Однако в случае неудачи планов Гая Гракха и его соратников союзники оставляли за собой не большую или большую часть своих possessiones, но всю находившуюся в их владении землю из фонда ager occupatorius. По моему мнению, именно этот фактор имел решающее значение при формировании позиции правящих кругов латинских общин по отношению к законопроектам М. Фульвия Флакка и Гая Гракха по предоставлению socii nominis Latini римского гражданства. Наибольшую поддержку гракханцам оказывали малоимущие латины, тогда как крупные собственники оставались верными союзу с Римом. Второй трибунат Гая Гракха и новое обращение к италийскому вопросу не изменил общую картину и не принес оппозиции политических дивидендов в борьбе с сенатом.

Очередная попытка ограничения латинской иммиграции, предпринятая центральной властью в 126 г до н. э. (закон М. Юния Пенна), обусловила возникновение нового направления в политике реформаторов. Оппозиция решила воспользоваться недовольством латинов для внесения раскола в ряды антигракханской коалиции. С помощью политических деклараций, которые в значительной степени носили демагогический характер[125], гракханцы намеревались расположить к себе союзников и изменить их отношение к аграрной реформе. Однако, несмотря на поддержку со стороны общественных низов, они не сумели добиться желаемого результата. Правящие круги в латинских общинах выступили за сохранение статус-кво во взаимоотношениях с Римом, вследствие чего планы М. Фульвия Флакка, Гая Гракха и их соратников были обречены на неудачу.

Большое значение имеет также вопрос об отношении других групп союзников к законопроектам М. Фульвия Флакка и Гая Гракха. К сожалению, неудовлетворительное состояние Источниковой базы не позволяет дать однозначный ответ на данный вопрос. Законопроект Гая Гракха, как, впрочем, и rogatio de civitate sociis danda M. Фульвия Флакка, предусматривал дарование римского гражданства не всем италикам, но лишь самой привилегированной их части – латинам. Такое заключение можно сделать на основе сообщений Плутарха и Аппиана, которые предоставляют наиболее полное описание событий гракханского времени. Их содержание заставляет усомниться в исторической достоверности рассказа Веллея Патеркула, согласно которому Гай Гракх намеревался предоставить гражданские права «всем италикам»[126]. Его слова «extendebat earn раепе usque Alpes» вполне можно отнести и к населению колоний латинского права, которые располагались на севере Италии, таких, например, как Плацентия и Кремона. Как уже было отмечено выше[127], рассказ Веллея Патеркула о деятельности братьев Гракхов содержит многочисленные неточности. По этой причине информация, которую мы находим в его «Римской истории», требует чрезвычайно осторожного с собой обращения.

На мой взгляд, основные положения законопроекта Гая Гракха были заимствованы из rogatio de civitate sociis danda M. Фульвия Флакка. Наряду с римским гражданством для латинов в его тексте предполагалось дарование права провокации остальным союзникам. Последние также имели во владении участки ager publicus, вследствие чего их заинтересованность в получении правовой защиты от произвола римских магистратов в виде provocatio не подлежит никакому сомнению. Однако и они не поддержали выступление Фрегелл. Их реакция на неудачи гракханцев была достаточно сдержанной, так как речь в данном случае шла не о гражданстве, а о provocatio. Для малоимущих италиков предложенные М. Фульвием Флакком и Гаем Гракхом меры не представляли большого интереса, так как право провокации не гарантировало им получения земельных участков при условии возобновления аграрной реформы.

Таким образом, оппозиция не смогла добиться привлечения на свою сторону союзников в борьбе против сената. Лишь наименее благополучная в имущественном отношении часть латинов поддержала гракханцев, тогда как местные элиты остались верными Риму. Правящие круги в союзнических общинах выступили за сохранение статус-кво во взаимоотношениях с римлянами, вследствие чего планы М. Фульвия Флакка, Гая Гракха и их соратников были обречены на неудачу.

Глава 2

Проблема ценза 125/124 г. до н. э.: старые-новые решения

2.1. Классические реконструкции

Среди множества исторических вопросов, связанных с гракханским движением, проблема ценза 125/124 г. до н. э. занимает особое место. Это определяется не только ее фундаментальным значением для реконструкции событий гракханского времени, но и крайней скудостью источников. Из числа последних мы располагаем лишь данными о количестве граждан, которые были зафиксированы по результатам переписи 125/124 г. до н. э. Римский гражданский коллектив пополнился на 75 913 человек, причем эпитоматор Ливия не объясняет причин этого «демографического бума». Столь значительный прирост выглядит еще более удивительно, если принять во внимание тот факт, что данные предыдущих переписей населения свидетельствуют преимущественно о тенденции совершенно противоположного характера. Эти обстоятельства предопределили повышенный интерес со стороны исследователей к цензу 125/124 г. до н. э.

вернуться

121

Liv. XLI. 8. 8: Fregellas quoque milia quattuor familiarum transisse ab se Samnites Paelignique querebantur, neque eo minus aut hos aut illos in dilectu militum dare [самниты и пелигны тоже жаловались, что от них четыре тысячи семей переселились во Фрегеллы, а при наборе тем не менее послаблений не было ни тем, ни другим].

вернуться

122

Stockton D. Op. cit. Р. 97.

вернуться

125

Вряд ли кто-либо из оппозиционных деятелей мог всерьез рассчитывать на одобрение законопроекта о предоставлении socii nominis Latini римского гражданства в комициях.

вернуться

126

Veil. II. 6. 2: …dabat ciuitatem omnibus Italicis, extendebat earn paene usque Alpes… [обещал дать гражданство всем италикам, распространив его почти до Альп].

вернуться

127

См. критику концепции Дж. С. Ричардсона в предыдущем параграфе.

10
{"b":"579231","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каникулы в Простоквашино
Умный интерьер. Профессиональный подход к декорированию
Как устроена экономика
Выхода нет
Слышать, видеть, доверять. Практики для семьи
Дар смерти (начало)
Страшная общага
Гувернантка с секретом
Чуров и Чурбанов