ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну вот, так всегда! - ясно утверждал её насупленный взор, когда она неторопливо прикрыла ладонями темные окружности сосков на загорелой до черноты груди. - Стоит встретить хорошего человека, и к концу разговора я - голая!

Он же тем временем бесцеремонно запихал маечку в карман плаща. Привычным движением, так что она даже ахнула от неожиданности, выхватил из-под полы пулемет. Проверил запасные диски в специальных подсумках, которые носил сзади на ремне. В его распоряжении находились ровно сто сорок один патрон. Он похлопал оружие по блестящему от своевременной смазки боку, улыбнулся и искренне поблагодарил:

- Спасибо тебе, дорогая Джи Пи Симпсон! Ты мне здорово помогла. Я действительно не думаю, что все вальдцы такие, как Гримбл. Но таких, как Гримбл надо учить. По крайней мере, отвечать им нужно. А тебе я вот что скажу, уезжай из Коровьей Лепешки! Ты ведь ужас как хороша! С твоей-то внешностью тебя и на телевидение, и в модели возьмут. Может, ты даже в певицы попадешь или в киноактрисы. А теперь всё - прячься. Постараюсь не подстрелить.

С этими словами он уселся на водительское сиденье. "Мастер Дюзи" взревел и, выплеснув колесами фонтаны мелкого щебня пополам с пылью, стремительно покинул переулок.

Официантка стояла некоторое время без движения, прикрывая ладонями некоторые действительно выдающиеся части своего великолепного тела. Потом топнула и в сердцах вскричала:

- Черт! Лезу, как дура, ко всем с этой дурацкой добротой, а потом мне даже посмотреть нельзя! Черт! Черт! Черт! Уеду к ё...

Тем временем "Мастер Дюзи" лихо подкатил к центру площади.

Грибл и его нукеры вышли на веранду "Полной фляги". В руках они держали бутылки с пивом, но было видно, что открыть огонь они готовы в любую минуту. На чей стороне окажутся зеваки, которые высовывались буквально изо всех окон, выходивших на городскую площадь, Пит тоже не сомневался.

Кроме того, ему пришлось разогнать оглушительным гудением стайку местных хулиганов, лет девяти - десяти. Они придумали новую игру, те, кто был посмелее, подбегали и пытались дернуть скованную креати за хвост, или наподдать ей пенделя, без угрозы получить в ответ затрещину. Другие забегали спереди и бросали ей в лицо горстями пыль. Совсем несмелые просто швыряли в неё камни. А что такого? Если взрослым можно над кем-то поглумиться, то почему другим нельзя?!

От гудка "Мастера Дюзи" они разлетелись во все стороны, словно стая воробьёв и выглядывали из-за угла ближайшего дома до тех пор, пока Пит не закричал на них и не сделал вид, что поднимает камень и хочет в них им швырнуть. Из окон ближайших домов на пацанов тоже цыкнули.

После этого Пит медленно, куда ему было торопиться, выбрался из автомобиля и направился к пленнице, помахивая флягой с водой, беспечно насвистывая. Он внимательно слушал, как смолкают в окружающих домах разговоры, как становится тихо на веранде "Фляги", как скрипит пыль под его сапогами, как позвякивает ствол Льюиса о заклепки на карманах брюк и как брякают сзади запасные магазины в подсумках.

- Странно! - заметил Пит. - До колодок от машины четыре шага, а я вон столько всего успел заметить!

Краем глаза он видел, как официантка Джи Пи Симпсон высунулась из-за угла, затем, прикрывшись руками, загорелой кометой пронеслась вдоль стены и скрылась в глубинах бара. Никто ей даже не улюлюкнул во след. Через секунду она показалась в одном из окон второго этажа. В свежей обтягивающей маечке. Весело помахала ему рукой.

- Так, значит туда - не стрелять. - решил Пит

Наклонившись, подергал наручники, проверил замок колодок. Механизмы были крепкими, но незамысловатыми. Минут на пять шесть, трудно будет только в одиночку поднимать плиты колодок. Наверное на это и рассчитывал Гримбл, не оставляя рядом с пленницей специального стражника. Впрочем, вся эта свора находилась совсем недалеко. И ни одно его действие не ускользало от их тренированных глаз сельских жителей.

- Вы позволите, - присев рядом с пленницей спросил он и, смочив маечку официантки водой, осторожными движениями обтер её руки. Особенно осторожно обмыл покалеченный палец. Глаза она приоткрыла, внимательно следя за его действиями, но не проронила ни звука. Не шевельнулись ни её ушки, ни кончик хвоста.

- Не волнуйтесь она чистая. - Кивнул он на маечку.

- Она женская. - Были первые слова, которые он от неё услышал.

Голос у неё был хрипловатый и строгий.

Он подумал и ответил:

- Вот я и говорю - чистая.

Потом он бережно обтер ей спину. Она молчала.

Отложив тряпочку, Пит достал из кармана початую бутылку синегорловки.

- Сейчас немного пожжет, - предупредил он, а потом обильно полил спиртным сперва руку, а потом спину пленницы.

- Ты что делаешь! - тихо прошипела она. - Больно же!

- Ну, ничего, - удовлетворенно хмыкнул он. - Пока сойдет так, а после вы все сами обработаете, как надо. Меня зовут - Пит Гривенник. Я - не местный. Вам надо умыться.

Он стер с её лица грязь, пыль и следы рвоты с подбородка.

- Я это заметила! - пробормотала она сквозь ткань и, брезгливо сморщившись, выплюнула попавшую в рот нитку.

Ему показалось, что теперь её лицо немного смягчилось. А может быть, оно просто стало чистым и выглядело иначе.

- Хотите пить? - он поднес к губам пленницы флягу и неловко попытался раздвинуть её губы.

Иронически расширив глаза, она молвила:

- Я же не зебра. Я не могу пить по-вашему. Дай мне чашку.

Он отдернул флягу и сказал, разводя руками:

- А вот чашки-то у меня и нет. Ладно, давайте попробуем так.

Не спеша, он начал, тонкой струйкой лить воду в ладонь, которую поднес ей к самому лицу.

Она, чуть отпрянув в первый момент, жалобно вздохнула, мол, сколько горестей и бестактностей обрушилось на её бедную голову в этот злосчастный день.

Однако жажда была не теткой, поэтому она принялась быстро-быстро лакать воду из ладони, щекоча её шершавым языком. Немного напившись, она аккуратно облизнулась и сообщила:

- Меня зовут - Шерхани. Из прайда Бай.

- Вы здесь работаете?!

- Лучше бы работала.

- И все-таки.

- Если бы я работала, вряд ли бы вам пришлось предлагать мне воду. Если бы я только работала! Тогда вряд ли бы встретила вас. Как последнее доказательство могу спросить, Пит Гривенник, пошли бы вы на работу в праздничном саронге? Кстати, окажите любезность, найдите его.

Он подобрал её одежду, валявшуюся в паре шагов в стороне. Ткань на ощупь оказалась плотной, мягкой и весила не больше птичьего крыла. Пит несколько раз встряхнул саронг как следует, избавляя от пыли, и удивился, каким это образом местные кумушки не заграбастали подобную ценность. Хотел набросить ей на плечи.

- Нет, - поспешила сказать она. - Просто положите рядом, я не хочу терять его из вида. Он стоил мне целое состояние.

- Ах, вон оно что!

- И еще я потеряла потрясающие туфли, которые мне вряд ли удастся восполнить.

- Примите искренние соболезнования.

- Не смейте смеяться, я страдаю.

- Кстати, о страданиях. Что произошло с вашим мизинцем?

- Этот мерзавец, Гримбл, вырвал мне коготь автомобильными щипцами, чтобы я не дергалась и позволила себя связать.

- Сволочь!

- Не смейте ругаться в моем присутствии.

- И все-таки, сволочь! Вот что, мне не нравиться вид вашего пальца. Его следует перевязать.

Она нетерпеливо шевельнула ушками, мол, кто бы возражал.

Они помолчали.

Мимо с безучастным видом, поднимая ступнями, гусеницами и колесами прошествовала процессия роботов. Многие из них имели на железных телах следы поломок и аварий, но несли их с непреклонным смирением, не фокусируясь на ушедшем в прошлое.

- Что вам нужно, для того чтобы освободиться? - вздохнул Пит, провожая взглядом механических стоиков.

- Почему?

- Я спросил не почему, а что? Вы, наверное, не расслышали...

- Я не глухая! Почему вы хотите меня освободить?! Ведь я -убийца. Я могу убить любого. Даже вас. Такие, как я, не заслуживают снисхождения. Раньше нас сжигали на медленном огне, или варили в смоле. Быть может, вы задумали навредить мне? Я должна быть осмотрительна.

19
{"b":"579235","o":1}