ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Струны волшебства. Книга вторая. Цветная музыка сидхе
Гладь, люби, хвали: нескучное руководство по воспитанию собаки
Зачем я ему?
Покопайтесь в моей памяти
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Трофей императора
Большая энциклопедия коучинга
Ева
A
A

– Ты знаешь, что это неправильно, – шепчет он мне на ухо.

– Мне все равно, – шепчу я в ответ.

 Глупо не беспокоиться. С легкостью отказаться от обучения в медицинской школе при университете ради оргазма? Я знаю ответ, но я все еще это делаю. Все еще трусь о его член. Все еще страстно его желаю, несмотря на риск. Забавно, как мы можем чего-то хотеть настолько сильно, что отбрасываем каждую унцию восприимчивости. Но и ему не лучше, он может потерять больше чем я, и все же, он все еще скользит пальцем в моих трусиках. Рискует своей карьерой, чтобы пробежаться пальцем по моим обнаженным губкам, окунуть его внутрь. Мы стонем одновременно.

– Черт, ты такая мокрая, – бормочет он мне. – Мне нужно, чтобы мой член был внутри тебя.

 Стиральная машина подо мной начинает цикл отжима, и вибрация быстрее подталкивает меня к его руке. Он проскальзывает в меня еще одним пальцем и кусает меня за плечо. Он меня укусил! Черт, это горячо! Я так давно его хотела, что мой оргазм уже надвигается, зарождаясь в животе. Удовольствие переполняет меня, когда я раскачиваюсь на его руке, а его пальцы набирают скорость.

– Я так близко, – выдавливаю из себя я.

– Я хочу видеть твое лицо, когда заставлю тебя кончить, – он слегка откидывается назад, но его пальцы не замедляются.

Стиральная машина подо мной вибрирует быстрее, и он подводит меня к самому лучшему оргазму, который у меня был за долгое время, да вообще когда-либо.

После того, как он меня нежно целует, я вижу это в его глазах. Сожаление. Нет, не снова! Звонит мой телефон, и я сползаю с машины и ухожу от его смятения.

– Извини, – говорю я, желая залезть внутрь стиральной машины, чтобы избежать этого выражения на его лице. – Я должна ответить, – я указываю на телефон в своей руке.

Он открывает рот, чтобы ответить, но затем его закрывает. Почему мужчины такие трудные? Тот, кто сказал что мужчины говорят то, о чем думают, ошибался.

– Вперед, – наконец говорит он, кивнув в сторону двери. – Мне нужно идти.

И снова я не знаю как реагировать. Он только что трахнул меня своими пальцами, и я не знаю, что делать, кроме как отпустить его. Так что, мне остается только улыбнуться ему и слегка кивнуть в знак согласия. На лице Хьюстона явное облегчение, он неохотно мне улыбается, прежде чем повернуться и уйти.

Меня охватывает печаль.

– Привет, – говорю я в трубку.

– Привет! – говорит Эрик. – Я в городе проездом. Ты должна встретиться со своим братом за кофе.

Он сообщает мне детали, и когда я вешаю трубку, то приходит сообщение:

Профессор Дейл: «Приложи к лодыжке лед».

Глава 10

Хьюстон

18 марта

Безумие подкрадывается, как призрак в ночи. Мои мысли не принадлежат мне. Дни размываются, и все кажется нереальным. Словно я нахожусь в темном туннеле, а Марли – свет в его конце. Я не могу объяснить острые ощущения которые получаю, когда прикасаюсь к ней. Ту искру, которая загорается, когда я трогаю Марли своими руками.

 Я с легкостью преодолел точку не возврата с Марли. Страх потерять работу больше даже не берется в расчет в моей голове. Однако меня беспокоит мысль о том, что она может попасть в неприятности. Мне нужно уйти от нее. Но, могу ли я это сделать? Когда я вышел из прачечной, позвонила Анна Томпкинс чтобы перенести свое исследование на другое время. Меня очень даже устроило то, что она его отменила, хотя я и согласился на ее просьбу, но тратить часы, помогая ей найти то, что ей нужно, – это последнее, что я хотел бы делать.

 Когда я возвращаюсь домой, звонит мой телефон, и это моя сестра, Кэти. Я уверен, она звонит, чтобы отчитать на меня за то, как я вчера разговаривал с отцом.

– Я не хочу об этом говорить.

– Эй, я ничего не говорю. Я просто звоню... – она ​​нерешительно продолжает, – потому что я знаю, что тот день приближается.

 Мой диван принимает меня в объятья, пока я ее слушаю. Она продолжает, как сломанная пластинка, проигрывающая мелодию, положенную на слова наших родителей.

– Да, – это мой единственный ответ.

– Ты спал? – спрашивает она.

– Да, немного.

– Не лги своей младшей сестре, – она слишком хорошо меня знает. По правде говоря, я уже долгое время не могу нормально спать. Но я говорю всем то, что как я думаю, они хотят услышать.

– Я сплю уже намного лучше. Я кое-кого встретил, – я качаю головой, удивляясь, как эти слова вылетели из меня. Когда говоришь это вслух, то делаешь это реальным.

– Продолжай, – ее голос становится легче, веселее, пока я размышляю о том, как много ей рассказать.

 Я говорю ей, что рядом с Марли я чувствую себя лучше. Что моя голова занята только ею. Как я не могу перестать пялиться на нее. Но я, не рассказываю ей о том, что Марли – моя студентка, и что я, продолжаю от нее убегать. Я так устал убегать.

– Хьюстон, я хочу, чтобы ты был осторожен. Похоже, что ты используешь эту девушку как опору, помогающую отрицать все остальное.

 Я сажусь ровнее.

– Кэти, чего ты от меня хочешь?

– Чтобы мой старший брат снова стал собой, – шепчет она в трубку.

– Я больше не знаю, кто тот человек, – этот человек давно ушел. Я быстро оборвал разговор, притворившись, что должен сделать еще один звонок.

 На меня давят стены моей квартиры. Мне нужно прогуляться на свежем воздухе.

Сегодня в городе холодно. Ветер проносится по улицам, солнце прячется за высокими зданиями, и я схожу с тротуара, чтобы направиться в никуда. Улицы живые из-за людей и дорожного движения, изредка слышны отчаянные автомобильные звуковые сигналы. Городской шум на время заглушает мои мысли. Но в них снова внедряется Марли. Мои пальцы все еще ощущают, как она сильно их сжимала, пока кончала. Я бы многое отдал, ради возможности погрузиться в ее киску. Она так чертовски мила, когда смотрит на меня своими большими изумленными глазами. Мне неприятно это признавать, но вспоминая о ней, я немного улыбаюсь. Хорошо, что вокруг никого нет, чтобы это увидеть.

 А затем моя кровь вскипает. Что за хрень!?

Я заглядываю в окно кофейни «Tasty Bean».

 Марли сидит за угловым столиком с каким-то мудаком. Они смеются, сидя близко. Кто он такой, черт возьми? Он наклоняется, обнимает ее за узкие плечи, и она ему это позволяет. Как она могла позволить мне дотрагиваться до себя, а потом пойти куда-то с этим придурком?

 В первый раз в жизни, меня охватывает собственнический инстинкт. Она на свидании? Я никогда раньше не видел ее с парнем, и мне не нравится, черт возьми, видеть это сейчас. Он должен убрать от нее свои руки. Я должен встретиться с ней лицом к лицу. Противостоять этому незнакомцу. Тому незнакомцу, который теперь ее обнимает. Но какое у меня есть на это право?

 Она выглядит счастливой. Ее длинные темные волосы рассыпаются по лицу, когда он наклоняется, чтобы рассказать ей шутку или что-то еще.

 Я сжимаю руки, не желая ничего больше, чем схватить ее и отвести в свою квартиру. Показать ей, что ни один мужчина не сможет удовлетворить ее так, как могу я. Пожилая женщина пробирается мимо меня, пытаясь войти в кофейню, но я не двигаюсь. Я не могу. Мои ноги приросли к тротуару, пока я за ними наблюдаю.

– Простите меня, сэр, – говорит она.

 Наконец, я отхожу освобождая ей проход. Словно у меня трупное окоченение, каждый мускул моего тела напрягается, когда я пытаюсь пройти внутрь.

 Нет, моя одержимость ею должна закончиться. То, что я коснулся ее сегодня, должно стать одноразовым суровым испытанием.

 Ничего страшного. Ну и что? Я подурачился со студенткой. Этого больше никогда не повторится.

 Он снова обнимает ее, и я решаю, что пора уходить.

 Завтра я удостоверюсь в том, что больше никогда к ней не прикоснусь. Я буду защищать себя.

10
{"b":"579239","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия
Город драконов. Книга вторая
Медиатизация экстремальных форм политического процесса: война, революция, терроризм
Тарелка молодости. Есть, жить, любить и оставаться молодыми
Аня де Круа
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
В военную академию требуется
Прекрасный подонок
Падчерица (не) для меня