ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И это он...

- Послушайте, профессор, - возмутился Свездиго. - А как же вы? Вы что - тоже слышите тихий голос своего Караката?

- Увы, - голова защитного костюма Йо в слишком глубоком кивке упала на его грудь. - Увы. Я слышу этот голос и борюсь с ним уже много-много сотен тысяч лет. Чудовищным усилием воли я удерживаю себя от того, чтобы следовать его тихим, но оч-чень настойчивым советам, почти требованиям. Что, впрочем, не всегда удается. Это чудовищная внутренняя битва, капитан, и еще далеко не ясно, кто выйдет из нее победителем. У вас же все просто замечательно в этом плане. Вы пока еще не осознали - как вам повезло с вашим Изначальным Существом. С этим симпатичнейшим Подхвойным Искателем. Я вам ужасно завидую, капитан, ведь вам приходится бороться не со своими базовыми цепочками, а всего лишь с позднейшими камуфляжными генными напластованиями, что гораздо проще. Это большая эволюционная удача, не каждому несчастному разумному виду безразличная к страданиям живых существ Природа и ее злая подруга - Космическая Эволюция дарят такой шанс. Уж нас - ученых, она этим не пожаловала, поверьте.

- Возможно, вы правы, профессор.

- Не возможно, а совершенно точно - я прав, капитан, - защитный костюм Йо скрестил руки на груди. - Хотя бы потому, что на сегодняшний день именно я являюсь ведущим галактическим специалистом по вопросам эволюционного камуфляжа и адаптивной космической мимикрии.

- Ума не приложу - что мне теперь делать? - нахмурившись, сказал Свездиго. - До вашего прилета, профессор, все казалось мне таким понятным, таким простым, а теперь вот, а теперь...

- Как - что делать? - с наигранной веселостью воскликнул профессор, - у нас есть отличный повод отпраздновать вашу первую научную победу над "обезьяньей проблемой" и ваше первое ученое звание. И еще нам обязательно нужно как следует обмыть местными тонизирующими напитками нашего сегодняшнего новорожденного - Трехзубчатого Безобраза Свездиго! Ведь не зря же безобразные химики их создавали, а? Может быть, все они инстинктивно готовили их к нашему сегодняшнему застолью, ха-ха-ха!

- Верно, - кивнул Свездиго. - К тому же я сильно проголодался.

- И я! - радостно воскликнул Йоххо. - Попользуемся же плодами местной науки.

***

- Никакой особенной страшной тайны здесь нет, - говорил Свездиго, разрывая зубами упаковку с сырыми пельменями. - Все началось с безобидной на первый взгляд игры. Вы же знаете, что длительное пребывание в анабиозе некоторым образом расслабляет и влияет на общий метаболизм? После выхода из анабиоза метаболизм всегда сильно ускоряется и организм чувствует прилив сил и бодрости. Ему постоянно хочется куда-то бежать, что-то делать.

Профессор Йо утвердительно кивнул головой и с сомнением принюхался к палке кровяной колбасы.

- Ну, вот, - продолжил Свездиго. - Пока все остальные спали, первые пробужденные члены моего экипажа начали понемногу озорничать и ходить вниз в самовольные отлучки. К тому же мы тогда много копали, буквально днем и ночью перемещали доисторические пласты, искали останки Трехзубчатого Безобраза и всем нам хотелось хоть немного расслабиться после очередной рабочей смены. Сначала все выглядело достаточно безобидно, как игра. Ну, знаете там - разные добрые боги плодородия, громовержцы, сказочные герои, совершенные и неубиваемые... Небесные покровители, одним словом. А потом, постепенно пошло-поехало. Многие члены нашей команды со временем даже женились на местных и навсегда покинули ряды Военно-Космических Сил Цивилизации нордиксов. Позднее они совсем отказались возвращаться наверх и даже всячески увиливали от обязанности писать простейшие научные отчеты в Галревком.

- То есть, вы начинали здесь с прямого протокола?

- Нет, эти отношения всегда имели больше мифический, чем реальный характер. Такой, знаете, налет грандиозной загадки, космической недосказанности, тайны. Впрочем, очень скоро появилось большое количество гибридов, которые при определенных условиях могли бы сделаться настоящей местной доминантой. Некоторые из них практически ничем не отличались от нордиксов во всех смыслах за исключением какой-нибудь мелкой детали - формы носа, слабых лодыжек или ничем незащищенной пятки. Вероятно, так проявилось наследие Подхвойна, с которым ничего не поделаешь...

- Совершенно верно, это оно, - кивнул головой Йо. - И что случилось с вашими гибридами?

- Их всех убили, - вздохнул Свездиго. - Одного за другим, разными способами. А потом сочинили про них уйму безобразных мифов. Посмертно сделали всех их героями, так сказать. Что ни говори, а у местных безобразников есть какое-то извращенное представление об элементарной благодарности. Впрочем, некоторых героев нам пришлось зачистить самим, уж слишком они были самоуверенными и своенравными.

- Знакомая песня,- сказал Йо, рывками проглатывая упаковку с сырым фаршем.

- Вы только ничего такого не подумайте о местных, ведь с научной точки зрения во всем виноват их Безобраз, который сидит в них очень крепко и прочно, - Свездиго протянул профессору большое блюдо из сервизного набора. - Сходить за нагревателем?

- Благодарю, не нужно, у меня в костюме есть инфракрасный излучатель. Продолжайте. Все это очень интересно с научной точки зрения.

- Так вот - многие члены моего экипажа, занимались там внизу не только игрой. Они время от времени изобретали для них колеса, рычаги, плуги, бороны и привозили из отпусков разные семена. Обучали нижних решать их продовольственные проблемы. Именно поэтому, кстати, мы можем потреблять местные продукты без каких-либо ограничений. Правда, их ученые хими в последнее время каким-то образом научились скрещивать наши помидоры с местными тараканами...

- А вот это они зря делали. Галучинку такие фокусы не понравятся точно. Подумайте сами - если в таком существе когда-нибудь проснется разум, то где тогда искать следы его Изначального Существа? Среди ваших помидоров, или среди нижних тараканов?

- Они и нам не нравятся, а что делать? Отцовский инстинкт, так сказать, кгм... Да и тихий голос Подхвойна, как я теперь понимаю. Иногда нижние так нашалят внизу, навзрывают всего, в собственной крови измажутся, а затем притихнут и словно бы ждут чего-то. Пошлешь вниз кого-нибудь, конечно, порядок навести, подчистить там, прибраться и все такое. А у них и руки опускаются, и комок к горлу подступает...

- И их можно понять, - назидательно заметил Йо. - Ведь тихий голос Подхвойна слышен каждому космодесантнику нордиксов. Но как вы решили проблему продолжительности жизни? Как я понимаю именно скорость прожития не дает им набезобразничать здесь как следует?

- Это не мы, - помотал головой Свездиго. - Об этом позаботилась сама Эволюция. Она хоть и слепа, но все же кое-что различает. Да у нас и некому было этим заниматься, ведь в состав моего экипажа входят только военные хирурги.

- А, ну да, - кивнул головой Йо. - Ну да.

- Зато военная хирургия у местных развита просто прекрасно. Режут по живому они замечательно. Только не сочтите, что я этим хвастаюсь, скорее наоборот...

- Хорошо, - подытожил Йо.- И печально. Но хотя бы с помидорами и военной хирургией вы им помогли по-настоящему. Представляю, каково вам было выслушивать мои разглагольствования о хвостах, перепонках и прочем.

- Вот видите, профессор, - Свездиго взял свои стаканы в руки и сказал.- За сказочных героев.

- За них!- сразу развеселился Йо, поднимая свой стакан. - За небесных эльфов.

После этого тоста в зале установилась относительная тишина, нарушаемая только чавканьем, хрустом разрываемой упаковки и глубокими вздохами. Профессор Йо вообще вздыхал очень часто и глубоко, и Свездиго решил, что для переваривания местных продуктов его организму требуется много кислорода. Это сосредоточенное пыхтение продолжалось довольно долго.

- Все это замечательно, - сказал Йо, отрываясь от упаковки с куриными окорочками. - Но я хотел бы поговорить с вами о местной физо.

20
{"b":"579245","o":1}