ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Служба моя на Дальнем Востоке подходила к концу, итоги её были проанализированы, и как говориться, очень основательно, и даже скрупулёзно подбиты. Со дня на день, я ожидал приказ от командования о моём переводе, на Северный Кавказ. Я, разумеется, был безмерно рад этому обстоятельству, и последнее время жил в ожидании этого переезда на Кавказ, встречи с родственниками, моими хорошими, старыми друзьями, а так же, в ожидании просто новых, жизненных перемен.

Наряду со всеми возможными переменами в моей жизни, связанными с моим предстоящим переездом, я..., где-то в глубине души, и в то же время, очень надеялся и хотел встретиться ещё с одним человеком. Нет..., не с родственником, не с товарищем и даже не с другом. Но, на мой взгляд, очень интересным и в определенной степени, где-то даже загадочным человеком. Он непроизвольно заставил меня, помимо моей воли и желания, многое пересмотреть в своей жизни, сделать своеобразную переоценку довольно многих догм и постулатов, до этого казавшимися мне абсолютно незыблемыми, и вообще заставил смотреть на многие обычные, житейские вещи совсем по-другому. С другой стороны и другими глазами. И как Вы уже, наверное, догадались уважаемый читатель, этот человек был не кто иной, как автор рукописи найденной мною в охотничьей избушке, Максим. Именно с этим человеком, пожалуй, не в меньшей, а в большей степени, чем с родственниками и друзьями, мне и хотелось встретиться.

Его рукопись была тщательно мною обработана, напечатана на машинке и прочитана одним очень грамотным, и, на мой взгляд, даже талантливым редактором, одного книжного издания. Оценка его данной рукописи была положительная, и он был готов приступить к изданию книги. Он ждал моего, окончательного решения и согласия на её издание. Но меня, что-то останавливало и сдерживало, и поэтому я никак не мог решиться, это согласие дать. Мне иногда казалось, что я вижу очень грустного Максима, который в одиночестве стоит на берегу таежной речки, под высоким кедровым деревом, внимательно и с явным осуждением смотрит на меня и укоризненно качает головой. Как будто говорит: - "Эх ты! А еще офицер...! Поступаешь то ты дорогой, очень даже не хорошо, совсем не по-мужски, совсем не по джентльменски...!" - Скорее всего, именно это, и именно по этой причине я и не давал согласия на печатание книги, и более того, мне самому очень хотелось, и даже было просто необходимо встретиться, с настоящим автором этой рукописи. И не в последнюю очередь, для того, что бы просто, хоть каким-то образом, очистить свою собственную совесть. Ну, а вот для такой встречи с ним, не хватало только одного..., нужно было знать, где он находится, где он живёт...? То есть, его еще надо было разыскать.

Хотя я предполагал, что с такой "кургузой...", информацией, как однажды в книге выразился сам Максим, сделать это будет довольно трудно. А может быть, просто даже невозможно. Кто его знает...!? Что, в общем то, я о нём знаю? Совсем немного. Что его зовут Максим, или, по крайней мере, он так себя назвал в книге. Но это вполне могло быть и не настоящее его имя. Он мог его просто выдумать. Использовать как псевдоним. Фамилию свою, Максим нигде ни разу не упоминал! Тоже отрицательный момент. Был офицером и служил в тех местах, где служил и я...!? Так, таких офицеров очень много и как здесь разыскать Максима, если он вообще, на самом деле еще и Максим?! Жил в одном из городов на Кавминводах? То есть получается что круг поиска настолько велик и неясен, что даже неизвестно, с чего его надо начинать!? Далее. Его жену, зовут Инна, тестя Андрей Иванович, тещу Галина Арнольдовна, но если опять же, эти имена не придуманы автором. Поэтому по всей вероятности, будет очень и очень трудно найти этого таинственного Максима. Но попытаться найти его, всё-таки надо. Деваться то некуда. Причём поиск нужно начать с военкоматов. Может их работники, особенно старые, чем-то мне и помогут.

Приказ о моем переводе на Кавказ, я ждал с большим нетерпением. К этому времени, я был практически полностью готов к отъезду. Все коллеги по службе, тоже ожидали этого приказа свыше. И он пришел. Его зачитали на общем собрании, и всё расставили по своим местам, как и положено в армии. Весь офицерский состав части, ждал только одного, - "отвальную".

И опять, в очередной, который уже раз, для проведения такого рода мероприятий, использовался всё тот же родной класс, по тактической подготовке. Накрыли столы. Помогал весь личный состав, задействованы были, почти все. Проводы были шумными и весёлыми. Пили много, ели тоже, а напутствий и всяких хороших пожеланий, было ещё больше.

Иван Иваныч Войнов, держа свою последнюю, заключительную речь на этих проводах, гнусавил ещё сильнее, чем прежде: - Мой уважаемый, боевой "зам"...! - начал он своё выступление за столом, - Вот так, тихо и как-то очень быстро и незаметно прошли эти годы. Годы нашей совместной службы на Дальнем Востоке. Грустно конечно об этом говорить, но прошла определённая часть нашей жизни. И это не плюс, а, к сожалению, большой минус. Время то идёт не просто так. Мы стареем. И вот за это время, мы хорошо узнали тебя, прониклись к тебе уважением и даже не побоюсь этого слова, полюбили тебя. Как настоящего офицера, специалиста, который сделал достаточно много для улучшения и повышения мобилизационной готовности нашего подразделения, а также как внимательного, верного товарища, друга и коллегу. Нам действительно, по человечески, жаль расставаться с тобой. Но такова наша служивая доля. Встречать друзей, и в какой то жизненный момент, расставаться с ними, терять их.... "Се-ля- ви...", как говорят французы - не изменяя себе, не удержался и сделал "оригинальную..." вставку Иван Иваныч... - И с этим нам приходится считаться, и, к сожалению, так же приходится и мириться. В нашей совместной с тобой службе, было практически всё. Были тяготы и лишения. Без них, как говорится никуда. Были бессонные дни и ночи, заполненные тяжёлым армейским трудом. Мы нередко недоедали и недопивали тоже, что еще хуже первого. Я шучу, конечно, дорогие мои друзья. Но мы также, пусть не так часто, как хотелось бы нам, находились в кругу друзей, когда столы ломились от изобилия еды и пития, и поутру сильно болела голова. Да, да друзья мои, и это тоже есть жизнь! Вернее, её существенная часть. Наша жизнь, как непредсказуема, так и многогранна. И у нас было действительно, всё! Но наряду с трудностями, были так же радостные и счастливые дни. Когда мы находились в кругу семьи и когда мы с нашими детьми бродили по тайге, вместе радуясь её необыкновенной красоте. Когда мы с нашими семьями, все вместе праздновали дни рождения, свадьбы и многие другие праздники и когда мы просто по-соседски, по-товарищески, нередко помогали друг другу в нашей нелегкой армейской жизни. Мы всегда чувствовали плечо друг друга. Это очень важно, чувствовать плечо товарища. Мы так же чувствовали всё это время и твоё плечо Виктор. За это тебе отдельное спасибо и наше всеобщее уважение коллектива. Не забывай нас на своём Кавказе, не забывай Амур, тайгу и весь наш суровый и прекрасный Дальний Восток! Вспоминай его иногда добрым словом. Я уверен, что он, действительно, вполне этого заслуживает. И мы все желаем тебе, всего самого хорошего, всего, что только может пожелать человек человеку, на нашей грешной Земле....

= = =

После, более чем десяти часового пребывания в воздухе, самолёт, на котором я возвращался к себе домой на Кавказ, благополучно приземлился в аэропорту города Минеральные Воды. В аэропорту, меня встретил мой старый знакомый и просто хороший друг Саша Фурман. Саша приехал на автомобиле, и мы после того, как закончили теплую процедуру нашей встречи, устроились в машине и тронулись в путь. Примерно через час, мы были уже у себя дома.

199
{"b":"579254","o":1}