ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я поднял голову, и в распахнутом настежь окне, увидел женщину....

Её видно было только до пояса. Но мне сразу стало ясно, что всё, что скрывала стена дома, так же совершенно и прекрасно, как и то, что открывалось перед моими глазами.

Её светло-русые волосы, золотистым пшеничным дождём, свободно и легко падали на её изумительно красивые плечи. Её лицо, с поразительно правильными чертами, было безукоризненно. Эта женщина была не просто мила и привлекательна. Это было бы не полное определение и описание. Она была Притягательно - Божественно прелестна....

И на этом удивительном, прекрасном лице, как два живых и самых драгоценных в нашем мире, изумрудных камня, наполненных неподдельной радостью от этой жизни..., сияли её глаза.

Она чем-то, очень напоминала сказочную королеву, или чудесную нимфу, купающуюся рано утром, в своём собственном счастье..., словно в чистом, тихом, небесно-голубом озере.

Увидев меня, она с какой-то мягкой, очаровывающей укоризной, очень мило улыбаясь, вновь обратилась к мужу - Дорогой мой...! - повторила она- У нас гости, а ты мне ничего об этом не сказал! Приглашай гостя к столу, пообедаем вместе....

- Ты извини меня, Маргаритка моя...! Но мы так увлеклись разговором с моим другом, что всё гостеприимство, целиком и полностью вылетело у меня из головы! - с нескрываемой, бесконечной нежностью и любовью глядя на жену, ответил Максим.

- Спасибо Вам! Спасибо большое за приглашение... - отчего то, немного смущаясь и даже волнуясь, проговорил я. - Мы действительно очень заговорились с Вашим мужем. Но я, к моему большому сожалению, остаться не могу, очень тороплюсь и мне уже, пора ехать. Я еще раз, благодарю Вас. Благодарю за всё...!

Мне сейчас, ничего не оставалось делать, кроме как, в очередной раз, извиниться за напрасно доставленное беспокойство и попрощаться с этим человеком.

Я медленно и задумчиво, шагал в сторону железнодорожного вокзала. Отойдя немного от дома Максима, я невольно оглянулся и увидел, что он, Максим, (я всё еще продолжал называть его этим именем) стоит на том же самом месте, на котором мы с ним только что расстались, и как-то по особому внимательно и изучающе, смотрит мне в след. Он стоял абсолютно неподвижно, как будто врос в землю, словно какое-то символическое изваяние. И в его выразительных серых глазах, затаилась легкая и неподдельная грусть.

Я, в первый и последний раз в своей жизни, на прощанье, помахал ему рукой, и ускорил свой шаг.

После всего произошедшего, в голове у меня была, мягко говоря, небольшая неразбериха. И было больше вопросов, чем ответов на них. Вернее сказать, ответов не было вообще. Никаких...!

Во-первых, как и каким образом закралась ошибка в картотеке военкомата и возникла путаница с именем и адресом?

Во-вторых, почему Максим, а я был уверен, что это был именно он, не признался в том, что он автор таежной рукописи?

В-третьих, почему я не убедился в том, что его действительно зовут Виктором, (Тёска нашёлся...!) а отчего-то сразу поверил ему на слово, словно находился под гипнозом?

Далее, почему Максим, живя на Кавказе, который просто знаменит своим гостеприимством, сам лично не пригласил меня к себе домой для разговора, хотя бы ради приличия, как до него делали, все без исключения другие не "настоящие Максимы", а вся беседа проходила на скамейке, возле его дома? Ведь даже по одному внешнему виду Максима, было видно, что он, от самой природы интеллигентный, воспитанный и утонченный человек. И беседа с ним, эти качества подтвердила в полной мере.

И не та ли эта Марго-Рита-Маргарита, его жена, о которой он пишет в рукописи!? Тогда выходит, что он её разыскал...!? Ведь всё возможно...!

Но сейчас, на все эти вопросы ответов у меня не было. Надо было крепко подумать, всё проанализировать и попытаться эти ответы найти.

А впрочем, стоит ли...? И надо ли вообще это делать? А может вовсе и не нужно искать никакие ответы. И может быть совсем и не надо, пусть и не непосредственно, но всё же лезть и копаться в чужой жизни? Ведь многим, если не всем, это крайне неприятно. Возможно, и Максим руководствовался этими же доводами и именно таким образом, дал мне понять, что его жизнь, это его жизнь. Его, и больше ничья.

Отказавшись от своего авторства, Максим тем самым дал, или вернее передал тебе право - продолжал рассуждать я - На издание книги. Вручил так сказать, официальный мандат на её жизнь. Так что тебе, дорогой, еще нужно...? Совесть твоя в этом смысле, абсолютно чиста. И потом, если говорить честно и до конца, ты же на все сто процентов не уверен в том, что это был действительно Максим!? И ты его возможно, как бы ни искал, никогда не найдёшь? Будь же честен с самим собой. Тебе просто очень хотелось так думать, что это Максим.... И не более того. Ты просто очень хотел с ним встретиться. Увидеть и посмотреть в его глаза. Посмотрел!? Успокоился...!?

Ну, и довольно...! Теперь охолонь старик. И чьи это глаза, сейчас это, абсолютно не важно...!? Может и на самом деле, нет здесь никакого Максима, автора рукописи, (Вернее ты не отыскал его...) а есть и живёт где-то..., совершенно другой, совсем незнакомый нам человек, который к этой рукописи, имеет самое прямое отношение. Но нам, он к большому сожалению, на сегодня... - просто неизвестен....

Так, что, наверное, и это видимо будет правильно, если ты, Виктор, (хорошо, что хоть один настоящий, в наличии имеется...) оставишь его в покое. Максима или не Максима, Виктора, или нет. Это теперь уже не имеет никакого принципиального значения.

Всякая жизнь, жизнь любого человека живущего на земле, в том числе и этого, может идти и должна продолжаться, без какого-либо посягательства на неё, без чьего-либо вмешательства извне. И это есть, правильно...!

К четвёртому и последнему человеку, по имени Максим, который так же жил в этом городе, я уже не пошёл. Даже, не стал его разыскивать. Я не видел сейчас в этом никакой необходимости. Для меня всё стало ясно и понятно. Почти что, как Божий день. Всё для меня, прояснилось само-собой....

Я закончил свой поиск Максима, автора дальневосточного таёжного романа.

Приехав, Домой, я уже точно и определённо знал, как мне поступить, и что мне нужно делать, в отношении теперь уже ставшей моей, таёжной рукописи, под названием "ВЫСОТА ПАДЕНИЯ...".

И в этой, на мой взгляд, довольно интересной, и в чём-то даже познавательной дальневосточной истории, всё действительно, каким-то непостижимым и непонятным для меня образом, окончательно прояснилось и определилось. И всё в ней..., пусть совсем даже не по знакомым и понятным мне, а по чьим-то совершенно неизвестным для меня правилам и законам..., в итоге всё же, к моему глубокому удовлетворению, встало на свои места.

Как, в общем-то..., оно почти всегда и бывает в нашей с Вами, достаточно суетной, порою очень жестокой, зачастую не понятной для нас, и не редко во многом непредсказуемой..., но как бы там ни было, по большому счёту... скажем об этом откровенно и прямо..., - нашей Земной и Счастливой Жизни, подаренной нам БОГОМ....

Я подошел к телефону, и где-то в глубине Души немного волнуясь, но всё же достаточно решительно, набрал номер телефона, моего знакомого редактора.

На другом конце провода, в трубке, раздались длинные гудки..., а затем послышался уверенный и одновременно с этим приятный мужской голос, который произнёс - "Алло...! Я готов Вас внимательно выслушать. Вы меня Сударь хорошо Слышите...?!".

201
{"b":"579254","o":1}