ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одна, Вика, которую он любил, не смогла дождаться его и изменила ему.

Так на какое же время не опасаясь трагических последствий, можно оставлять женщину одну...? Два года, это, что, непреодолимый барьер для испытания прочности Любви? Вряд ли...! Тогда почему все говорят о вечной любви...? Или так, чтобы просто болтать в пустоту и сотрясать один только воздух?! Или для круглых идиотов, которые рады и верят этому? Разве Любви обязательно надо не верить, не доверять? Разве её нужно проверять и контролировать, приковывая её к себе цепями и заковывая в кандалы, чтобы она не смогла куда-то убежать, скрыться? Но ведь тогда, это будет вовсе не любовь, а неудачная пародия на неё. И ведь в таком состоянии находятся очень многие люди. А это значит, что они все пребывают в этом, мягко говоря, смешном и весьма унизительном положении. В положении марионеток, которых кто-то вечно дёргает за разные ниточки, что-то обещает, что-то сулит и постоянно коварно их обманывает. Надо же...! И это своё несуразное, шутовское состояние, они с завидным упорством, граничащим с простой тупостью, называют Любовью. - "Здесь нет логики, и нет связки...!" - как любил говаривать умный и всезнающий, русский шпиён Штирлиц.

А вторая красавица, Рита...!? Уехала, и как, сквозь землю провалилась. Ни слуху, ни духу. Что, тоже задействован непреодолимый временной барьер...!? Здесь, что, тоже, цепи и кандалы нужны...? Или средневековые пояса верности? Только едва ли они помогут. Всё равно найдут лазейку.... А Любовь должна быть свободна, и она очень дорого стоит, но она не может быть продажна. Её невозможно купить, подарить, или дать кому-то напрокат.

Любовь, как ни странно, очень похожа на того кота из детского мультфильма, который ходил куда хотел, делал что хотел, и был абсолютно свободен в любом своём выборе. Любовь независима, самостоятельна, она выше человеческих капризов. Её невозможно прикупить на рынке по случаю...! Как шмат украинского сала, или кусок Краковской колбасы.

А здесь, всё так просто и доступно! Да, в общем-то, ведь и другие женские персонажи, так же довольно легко укладывались в постель, как и Инна, где, скорее всего Любовью и не пахло. Каких-то особых усилий я для этого не прилагал. Так, немного ласки, немного слов, немного нежности и притворства. И всё, они готовы, они в постели...! А что же их тогда заставляло делать это, что ими двигало в этот момент? Неужели одна голая похоть...!? Ну, не высокие же на самом-то деле идеи, по освобождению от рабства, несчастного всего человечества...!? Ну, а если это так есть в действительности, то это очень и очень грустно, и в это, мне лично, почему-то, не хотелось бы верить.

А может всё гораздо проще Максим...!? Очень даже возможно, что все женщины, просто-напросто круглые дуры, даже без маленького царя в их красивых, но пустых головках!? А...!?".

И вот теперь, уже в голову Максима, (будем надеяться, не пустую, как пионерский барабан...) пришла неожиданная и даже где-то немного, сумасбродная мысль. Возникло желание подшутить над Инной. Посмотреть что будет, и как она отреагирует на его шутку? В тот момент, он себе и представить не мог, какой будет результат, этой как ему казалось тогда, очень даже безобидной, на его взгляд, шутки.

Максим встал с кровати и, не говоря ни слова, начал одеваться.

Инна, ничего не подозревая и продолжая нежиться в постели, спросила: - Максим, ты куда...?

- Как куда...? Только Уперёд..., как говорят наши депутаты.... Ухожу моя хорошая....

Больше мне здесь делать нечего. Сакварли, сапла, свизибди...! Как говорится: ДЗЫНЬ-ДЗЫНЬ-БУМ-МЯУ...!

- И Чё я такое Сказанул...?!!! - подумал вдруг сам, довольно озадаченный Максим... - На каком это языке я брякнул...?! Неужто на будущем родном китайском...?!

- Как делать нечего!? Как уходишь!? Куда уходишь? Ты, что это серьёзно Максим...!?

- Вполне серьёзно. Дорогая ты моя, разве нормальные, и вполне интеллигентные люди такими вещами шутят...?! Ну, уж не думаешь ли ты, что если я разок переспал с тобой, то ты приобрела на меня какие-то особые права...? Я думаю, "нэт". Мы же ведь свободные люди. Верно...? По крайней мере, я то уж точно.... И это, как пить дать..., а уж тем более, от нашей, такой пресловутой и ложно-стыдливой морали наверняка.... Я и ты, как корабли в огромном море. Красиво, но случайно, по стечению определённых жизненных обстоятельств, и лёгкого ветра в парусах встретились, легко и приятно "поприветствовали..." друг дружку своим нежным вниманием, красиво и без всякого столкновения разошлись в разные стороны. И поверь мне дорогая, никакого страшного и трагичного кораблекрушения не будет. Места в этом океане жизни для всех хватит. С лихвой...! Для нас, в частности, тоже....

Инна молчала. Она вся, сжавшись, и как-то съёжившись, замерла в кровати, натянув одеяло до подбородка. Инна приняла его слова, за чистую монету. Она поверила в их правдивость. Он умел убеждать....

Максим посмотрел на Инну, желая увидеть её растерянность, или хотя бы, просто реакцию на то, что он ей, только что сказал. Но он сейчас увидел не саму Инну целиком, а увидел лишь её глаза. Одни глаза и больше ничего. В них застыло только одно. Невыносимая человеческая боль....

= = =

В детстве, Максиму случайно пришлось наблюдать, и стать невольным свидетелем одной жизненной, но очень бессердечной и даже жестокой картины. И он своей памятью ребёнка, это хорошо запомнил. На всю жизнь. Произошло это на Урале, где он родился и вырос....

Пьяные мужики, поспорили друг с другом по поводу того, сколько груза сможет удержать на себе лошадь. И когда, и в какой момент, она упадёт на колени, не выдержав очередной порции веса. Спорили, по-уральски, с азартом и хмельным задором, совершенно не слушая при этом, друг друга. Дело, чуть не закончилось хорошей потасовкой. Наконец, решили следующее....

Поставили лошадь между двумя телегами гружеными мешками с песком, и начали эти мешки пирамидой укладывать на спину бедной лошадки. И все внимательно наблюдали, после какого по счету мешка, она опустится на колени.

Но лошадь не опустилась. Она, напрягая свои последние силы, продолжала стоять под огромной тяжестью на её спине.

Лошадь просто не знала, что имеет дело с пьяными идиотами. Она всегда верила людям. Она жила среди них и любила их своей лошадиной любовью.

Она терпеливо стояла и, наверное, про себя, в глубине своей лошадиной души надеялась, что найдётся кто-нибудь, кто прекратит её мучения, а заодно и этот эксперимент, наполненный по самую макушку человеческой жестокостью и глупостью. Но, к сожалению, такого спасителя для неё не нашлось. Все вокруг, словно сошли с ума. Хотя это и не такая уж и редкость для нашего времени.

И не выдержав веса очередного мешка, лошадь рухнула. Не на колени. Нет.... Она рухнула на землю, всем телом, придавленная этими мешками. У неё просто сломался позвоночник. Её лошадиный хребет.

Мужики, спьяну, ещё до конца не понимая, что произошло, пытались её поднять на ноги, усердно пиная её при этом, своими сапогами, грубо и со злостью дёргали за стальные удила, которые кровенили нежные, розовые лошадиные губы.

Они желали видеть продолжение своего эксперимента.

Лошадь же лежала на боку, без каких-либо видимых для глаза движений, и очень кротко, почти, что по ангельски, (если такое сравнение применимо к животному...) смотрела на своих мучителей. Она всё еще продолжала верить им, и, наверное, еще всё-таки, на что-то надеялась. На чудо, которое спасёт её, или хотя бы уменьшит её нестерпимые мучения. Но этого чуда не произошло ни сейчас, да и не предвиделось его и в ближайшем будущем. И лошадь видимо, наконец-то, это поняла....

44
{"b":"579254","o":1}