ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Максим теперь, отбросив уже всякие сомнения, которые еще до сих пор немного терзали его, с удовольствием повиновался ей, выполняя её просьбу. Он прижал её к себе, целуя её мягкие, горячие губы. Обе руки, почему-то сами, быстро скользнули на место, которое находится чуть ниже окончания спины.... Оно было округлым, упругим, очень привлекательным и волнующим. Впрочем, как и всё остальное тоже...!

У Максима, где-то в районе солнечного сплетения, пробежал приятный холодок, чуть опустился вниз, там весь напрягся и приготовился к прыжку....

- "А какое в принципе, моё свинячье дело...!? - поставил он точку, в каких-то своих, но отчего-то уже довольно слабых сомнениях, которые его ещё немного терзали: - Наше дело не рожать, сунул, вынул и..., - бежать! И голову, что на плечах, напрягать здесь совсем не обязательно...!"

Он взял Валентину за руку и повёл её в архивную комнату, где хранились личные дела офицеров запаса. - "Надо же...!" - думал Максим - "Сейчас, наша Валентина в этой самой архивной комнате, попадёт в мой личный, любовный архив...", - архив, в котором хранились его воспоминания о всех тех женщинах, которых он успел отлюбить за свою жизнь и которых он ещё пока помнил.

Максим раздел Валентину. Она стыдливо прикрывалась руками. Целуя и лаская её, Максим уложил Валентину на кушетку, лёг сверху, и попытался войти в неё, в её прекрасное, молодое тело. Но оказалось, что не тут то было.... Он вдруг почувствовал, едва уловимое, телесное, специфическое сопротивление со стороны Валентины, его дрожащему от нетерпения "другу...". - "Неужто опломбирована...?! - как-то нервно промелькнуло в голове Максима, и откуда-то в мыслях у него возникло слово "евнух"...

- "И этот самый "евнух...", даже сейчас, добросовестно стоял на страже...!?". Стойкий блюститель нравственности и "высокой морали", четко выполнял свою основную задачу, и он пока, что, вокруг себя, всё и вся контролировал..., по охране целомудрия и "природопорядка...". Да..., "подружка..." действительно, оказалась до сих пор ещё, никем не тронута....

Максим замер, и от сильного перевозбуждения, у него потихоньку начало темнеть в глазах. Теперь он всё окончательно понял....

Он кое-как, немного приподнялся над Валентиной и почему-то, боясь получить этот уже ожидаемый и очевидный для него ответ, спросил: - "Валя, ты что, девчонка еще что ли...!?"

- Да Максим..., я ещё девственница - смущённо пролепетала Валентина.

Максим, через силу, с большим трудом заставляя себя сделать это нелёгкое дело, начал медленно сползать с Валентины, как сползает перекипевший кисель со стенок алюминиевой кастрюли.... Проделывая это далеко не лёгкое "сползание", он и сам не знал и не мог объяснить себе, почему он так поступает....

- "Да, на этот раз, мой архив не пополнится новым объектом любви..." - толи с сожалением, толи с каким-то облегчением подумал Максим.

- Надо предупреждать красавица...! - с раздражением и даже долей злости, сквозь зубы процедил Максим. - Всё встаём и одеваемся. Свадьбы не будет... - закончил он коротко.

Валентина подавленно молчала. Она чувствовала себя, почему-то очень и очень виноватой....

Напряжение и сумятица в голове у Максима вызванные таким неожиданным, любовно-житейским кульбитом, начали понемногу проходить, и в мыслях, наконец-то, наступила некая ясность. Мозг более или менее, чётко заработал. - В общем, так дорогая...! "Кина", а заодно и свадьбы, как я уже сказал, не будет. "кинщик", хотя и вполне здоров, но всё таки заболел.... Пошёл на больничный. Вынужденно. До поры, до времени. "Он", не хам, не пошляк, и уж тем более не разбойник с большой дороги.... А вот когда ты выйдешь замуж, определишься так сказать со своей девичьей проблемой, он сразу же выздоровеет.... И если желание у тебя к тому времени не пропадёт, вот тогда и приходи, милости прошу, мы продолжим общение на эту щекотливо-нравственную тему. Чем смогу, тем, как говорится, помогу....

А сейчас, что бы чего-нибудь не натворить лишнего, мы просто пожелаем, друг другу всего хорошего, и скажем друг другу, до свидания.

Максим проводил вконец расстроенную Валентину и пошёл додежуривать до конца, своё не совсем удачное дежурство.

Уже ночью, лёжа в гордом одиночестве на кушетке в дежурной комнате, Максим пытался разобраться и понять, как он, "докатился" до такой жизни, и что же это всё значит...? Что заставило его, вот так, за здорово живёшь, отпустить молодую девушку, которая пришла к нему сама, как говорится по доброй воле и на всё согласная. И даже на ребёнка...! Что же такое случилось!? Что это за бардак и пионерское слюнтяйство...? Откуда у тебя взялось это дешевое пижонство? Что с тобой стало Максим...!? Куда же подевалась твоя бесшабашная удаль и настойчивость в этих делах, и вся твоя, бескомпромиссная, безудержная, сексуальная прыть...!?

Но сколько он не мучился и не думал над этим вопросом, никакого решения, или хотя бы просто вразумительного ответа в этот раз, Максим так и не нашёл.

Может, всё это произошло потому, что после всего случившегося, у него плохо работала голова...?

= = =

И что, наверное, самое интересное и удивительное во всей этой истории, так это то, что ответ на свой исконно женский вопрос, нашла сама, наша незадачливая и обиженная когда-то Максимом..., но видимо очень настойчивая в достижении своих целей в этой жизни Валентина. Без чьей-либо подсказки и посторонней помощи. И вот каким образом и способом...!?

Прошло месяца три, четыре, или чуть больше. Никто их не подсчитывал. Максим об этом случае, то есть о том, что произошло у него с Валентиной на дежурстве, уже и забыл. Других забот было предостаточно.

И каково же было его удивление и даже можно сказать изумление, когда однажды, выйдя из военкомата по своим служебным делам, он увидел идущую ему навстречу Валентину.

Она, подойдя к Максиму почти вплотную, и видимо всё-таки немного волнуясь и стесняясь, но всё же достаточно твёрдо и решительно глядя Максиму прямо в глаза, сказала: - "Здравствуй Максим! Я два дня назад вышла замуж. И вот я здесь. Я пришла к тебе..., и дело теперь за тобой...."

= = =

ГЛАВА - 34.

"СОТРУДНИЧЕСТВА" с ГАИ не ПОЛУЧИЛОСЬ..., но МАКСИМ "ВЫЛЕЗ" на Трибуну..."

Большая часть руководства города, уже знала Максима. Знала этого старшего лейтенанта, как принципиального, грамотного и целеустремлённого офицера, способного заставить практически любого начальника в городе, выполнять требования, предъявляемые к автотранспорту, к его боеготовности. Ну и, в общем-то, в какой-то степени и его личные требования, то есть требования самого Максима. И к нему, в настоящее время, эти самые руководители, относились с осторожностью, опаской и определённым уважением.... Как же всё это произошло...? Как Максим умудрился добиться этого...!?

Об этом сейчас и пойдёт рассказ...

Казарян, всё не переставал удивлять Максима, своими очередными сюрпризами....

Одним из них, была его любовница, молодая директриса одного довольно большого продовольственного магазина. Звали её, Клара Захаровна. Что их связывало, для Максима было полной загадкой. Симпатичная и довольно умная Клара, и мягко говоря, несимпатичный тугодум Артур. У неё, они вместе с Казаряном, частенько находили приют, и как говорится, нередко зависали после рабочего дня. Здесь их никто не видел, не слышал, и чем они занимались у неё, никто не знал. А своё, уже ставшее довольно частым употребление спиртного, они старались, по мере возможности, нигде не афишировать. В этот вечер, они так же сидели у Клары.

73
{"b":"579254","o":1}