ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уровни сложности
Моя судьба под твоими ногами
Гарри Поттер и проклятое дитя. Части первая и вторая. Специальное репетиционное издание сценария
Синергия: ключ к успеху
Скрытые чувства
Отверженная
Чертовка на выданье
Моя прекрасная ошибка
Радзіва «Прудок»
A
A

А результате на выигранные деньги я смог приобрести все проданное в двойном размере по возвращении домой и получил кучу приятных воспоминаний о доброжелательных людях. Мужчинах, женщинах и нормальной чайхане, когда не ждешь ножа в спину.

Правда ходить в дальнейшем пришлось в старой одежке, потому что объяснить командирам куда девалось только что выданное не сумел, соврав про случайное возгорание у костра и прочие глупости. Майор не поверил и впаял мне кучу неприятностей. Он очень справедливо заподозрил, что я умудрился продать вещи местным. Оказывается не первый случай за выпивку. Ну и все равно. Лучше меня никто не сумел.

А теперь оказывается надо пересматривать старые знания на каждом шагу. За последние пятнадцать лет СССР очень изменился. Во всех смыслах. Кроссовки пожалуй не продашь – смеяться будут. Адидас небойсь в том Бишкеке сегодня массово выпускают, а видеомагнитофоны и вовсе перестали выпускать. ДВД в моде. Но вот изменения в языке…

Странно это. В какой момент нейтральные слова наполняются определенным смыслом? По-английски говорят «веселый». Это проще всего: «веселыми домами» в Англии в старину назывались бордели. По-немецки «теплый». Сначала было слово «Schwul», которое означало просто «жаркий, горячий», потом оно разделилось на Schwul с двумя точками – душный, знойный – и Schwul без точек – «гомосексуал». Почему – неизвестно. Не только мне, филологи без понятия. А как нынче коммунисты называются? Положительно не гожусь в шпионы. Сходу провалился.

– Идем, – сказал мне полковник, махнув рукой.

– Куда?

– В управление, куда еще? Я тоже туда отправляюсь. Довезу по знакомству.

Машину я сначала принял за обычный «Volvo» и только затем обнаружил соответствующую блямбу. Якобы ВАЗ. О покупке фирмы в Штатах только мертвый не слышал. У нас аналитики дружно вещали по сомнительные выгоды от покупки таких терпящих бедствие компаний, как «Volvo».

У русских другие резоны. Такие покупки позволяют не только обходить европейские таможенные барьеры, но и улучшать технологию и дизайн при изготовлении аналогичных изделий в самом СССР.

Эта модель не из дешевых и к нам, если и поставляется, то в мизерных количествах. Видеть раньше не приходилось. Видимо параллельно выпускается и для местного рынка. Никаких спецсигналов и надписей. Почти как мой форд. Разве классом повыше.

У меня долгие годы был Ford Crown Victoria. Сейчас город с чего-то решил приобрести Dodge Charger. Мы накатываем на своих машинах по четыре года или 120 тыс. миль, что происходит гораздо раньше. Потом их продают с аукциона, в основном таксистам. Если честно они обычно убитые.

Большинство машин используется 24 часа в сутки, практически 7 дней в неделю. В спецотделах каждый автомобиль закреплён за двумя-тремя сотрудниками. Ну кроме сержантов, лейтенантов и больших начальников. Остальные не дают бедному автомобилю вздохнуть, гоняя регулярно. Работая в городе, эти машины постоянно в движении – трансмиссии, мотор, тормоза, амортизаторы и колёса изнашиваются довольно быстро. Да и внутри не сказать, чтобы напоминало чистоту операционной.

Здесь было роскошно. Кожаные кресла, деревянная отделка. Куча всевозможной современной электроники. Еще и стекла тонированы. Ментам законы не писаны. Екатерина прямо сказала – запрещено свыше каких то мизерных процентов. У нас и у первого заместителя комиссара полиции города ничего похожего нет. На однотипной со мной катается. Хотя полковник почти двадцати миллионного города вполне возможно повыше нашего Фрэнка будет. Интересно, а что у него за должность? Какое отношение к ОМОНу? Да ну, чего мельтешить.

– Плохой ты шпион, – не дождавшись вопросов, сказал он, – доверчивый. А вдруг в застенки кэ джи бей везу? Ты ж насквозь подозрительный.

– Сколько можно? – возмутился я. – Шпион, шпион! Все подряд тычут. Ненормальные вы все!

– Как раз нормальные, – с удовольствием сказал он. – Тебя ж сразу видно. Обычный американец языков не знает и знать не хочет. Все обязаны знать аглицкий, – от так и произнес, с сарказмом, – США центр вселенной и других вам не требуется. Приезжаете в Союз и требуете, чтобы с вами общались на английском. Наглые, громогласные и уверенные в своей исключительности. Ты ж не из бывших эмигрантов, раз Мак-Кинли и не славист, раз из полиции.

– Нам доплачивают за знание языка.

– «Золотого теленка знаешь» – читал, да и говоришь свободно, – гнул он свое. – Вот и выходит – цэрушник натуральный, под легендой.

– Какая чушь! – сказал я с ненаигранным отвращением. – Мало ли чего я читал. Булгакова, Шукшина, Рыбакова, Войновича с Довлатовым. «Швейка», «Тихий дон», военные повести и Солженицына.

Швейк мне точно в жизни пригодился. Уметь избежать выполнения неприятных обязанностей, используя при этом не открытое сопротивление, а надевая маску безобидного и податливого дурака дело полезное. Особенно на государственной службе. Первая выведенная мной для себя заповедь солдата: «Умей спрятаться от офицера, если это не чревато трибуналом». Вторая: «Умей втереть очки офицеру». Фактически любого начальства касается.

– Списочек книг длинный всего уж и не упомню. Кто такие коммунисты на примере «Как закалялась сталь» – первое издание с уклонами и троцкистами.

– А? – он откровенно удивился.

Наверняка адаптированное читают, как и «Тараса Бульбу». Нет, мне Мари давала без купюр. Еще и объясняла непонятное. Вот детективов я не читаю. Ничьих. Лучше уж приличную книгу по истории. Правда не на русском. Эти их советские стандартно-патриотические пассажи безмерно раздражают. В подобных книгах необходим баланс и показ двух сторон. А выводы читатель сам сделает.

– Сколько раз «Двенадцать стульев» экранизировали? – спрашиваю с удовольствием. Этот вопрос стандартно ставит русских в тупик.

– Два, – уверенно отвечает.

Обычный ответ. Кроме своих советских постановок ничего не видели. Про заграницу они и не подозревают.

– Еще десять раз!

– Чего?

– Того. Правда вроде как в не в СССР происходит, а по месту съемки. Имена другие и города. Никаких конфискаций у дворян и коммунистов. А жулики почти не изменились. Собственную историю не знаете! В Польше,[26] Англии,[27] Германии,[28] Италии,[29] США,[30] Швеции,[31] Бразилии,[32] ФРГ,[33] Кубе,[34] Италии.[35]

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

вернуться

26

1933 г.

вернуться

27

Keep your seats, please (Пожалуйста, сидите!) 1936 г.

вернуться

28

13 стульев, 1938 г.

вернуться

29

L'Eredita in Corsa (В бегах за наследством) 1939 г.

вернуться

30

It's in the Bag! (Дело в мешках) 1945 г.

вернуться

31

Tretton stolar (Тринадцать стульев). 1945 г.

вернуться

32

Тринадцать стульев 1957 г.

вернуться

33

Das Gluck liegt auf der Strasse (Счастье лежит на улице) 1957 г.

вернуться

34

Один из 13, 1969 г.

вернуться

35

Двенадцать стульев, 1969 г.

На самом деле существуют еще как минимум несколько вариантов. Вроде бы существовали немецкий и австрийский телесериалы на ту же тему уже в 70-х.

24
{"b":"579270","o":1}